Третий период

Две предыдущие части публикации выложены здесь

Вследствие захвата Советским Союзом осенью 1939 года восточной части Польского государства, четыре епархии Автокефальной Польской Православной Церкви (Виленская, Волынская, Гродненская и Полесская) были отделены от нее и не имели с ней общения до начала германо-советской войны в 1941 году.
    После захвата Германией территории этих епархий их архиереи сразу же постарались возобновить общение с первым среди них – Митрополитом Варшавским и всей Польши Дионисием. Однако, восстановлению нормальных канонических связей воспрепятствовали немецкие власти, которые считали вышеупомянутые епархии принадлежащими другому государству – Украине, а посему запретили Митрополиту Варшавскому Дионисию иметь любое общение с архиереями упомянутых епархий. Не имея возможности лично общаться с упомянутыми епископами, Митрополит Варшавский Дионисий повысил их церковное управление до уровня Собрания епископов этих епархий под руководством старшего из них – архиепископа Пинского и Полесского Александра.
    В конце 1941 года, по просьбе представителей украинского православного населения, Митрополит Варшавский Дионисий назначил архиепископа Луцкого Поликарпа (Сикорского) помощником архиепископа Александра и управляющим приходами бывших польских епархий с украинским населением.
    Эта Церковь (во главе с архиеп. Луцким Поликарпом – прим. пер.), считая сама себя частью Автокефальной Польской Православной Церкви, однако, не имея возможности использовать это название, имея целью четко обозначить свою независимость от Московского Патриархата, приняла название Украинской Автокефальной Церкви. Вначале в состав этой Церкви вошли четыре бывшие польские епархии – Виленская, Волынская, Гродненская и Полесская. По мере продвижения немецких войск на восток к ней присоединяли и другие украинские территории. Для удовлетворения религиозных и других потребностей православного населения этих территорий был рукоположен целый ряд епископов. При этом Митрополит Варшавский и всей Польши Дионисий вынужденно не принимал в них участия.
    Первые три украинских епископа были рукоположены в Пинске между 8 и 11 февраля 1942 года архиепископами Александром и Поликарпом. Этими архиереями были – епископ Берестейский Юрий, епископ Чигиринский Никанор и епископ Уманский Игорь. Одновременно с этим в Пинске состоялся и первый Собор епископов Украинской Православной Церкви. В мае 1942 года епископы Никанор и Игорь, по просьбе верующих, рукоположили в Киеве еще 6 епископов. Собравшийся тогда второй Украинский Собор состоял из 8 архиереев наметил в общих чертах планы по развитию Украинской Православной Церкви. Архиепископ Пинский Александр и Луцкий и Ковельский Поликарп были возведены в сан митрополитов, а епископы Чигиринский Никанор и Уманский Игорь – в сан архиепископов.
    На протяжении 1942 и 1943 гг. были рукоположены еще пять епископов для Украинской Церкви. Когда территория Полесья и ее епархии вместе с митрополитом Александром государственной властью были присоединены к Белоруссии, тогда митрополит Поликарп единолично возглавил Украинскую Церковь.
    В 1944 году вместе с отступавшими немецкими войсками уехали в эмиграцию и украинские епископы. В том же году некоторое время они находились в Польше, сначала в Варшаве, где они собрались на первое Всеобщее Собрание, в котором не участвовал Варшавский Митрополит , а потом в Кранице, откуда направились в Западную Европу, где и обосновались вместе с многочисленным духовенством и тысячами верующих. В мае 1945 года епископат Украинской Церкви в изгнании, состоящей из 12 епископов во главе с митрополитом Поликарпом (Сикорским), собрался на второе Всеобщее Собрание, на котором был оглашен и утвержден временный порядок управления Украинской Православной Церковью за границей. На Соборе был избран Синод, а также было одобрено, чтобы в этот кризисный момент своей истории «Украинская Православная Церковь» обратилась за помощью и покровительством к Вселенскому Патриархату, а также за признанием ее «канонического» положения, вследствие чего 20 октября 1946 года и были посланы Вселенскому Патриарху соответствующие письма.
    Справедливости ради следует сказать, что украинские епископы в своем письме во Вселенскую Патриархию не изложили четко и конкретно своей просьбы. Они в общих выражениях и неопределенно просили поддержки и покровительства Матери Великой Церкви. Тем не менее, из общего духа этого их письма можно заключить, что под общими и неопределенными формулировками признания и благословения со стороны Вселенского Патриархата «их канонического положения», они, вероятнее всего, имели ввиду признание автокефалии «Украинской Православной Церкви».
    В этой связи Святой и Священный Синод [Константинопольского Патриархата] на своем заседании от 17 сентября 1947 года, рассмотрев вопрос находящихся в рассеянии украинских епископов, решил, что с одной стороны не представляется возможным думать и говорить о признании автокефального устройства находящейся в изгнании «Украинской Православной Церкви». Однако с другой стороны, Матерь Великая Церковь не может безразлично относиться к просьбе украинских епископов диаспоры, находящихся в трудном положении и ищущих ее понимания и покровительства, поэтому оставляя в стороне вопрос об автокефалии, как любящая Мать, покровительствующая на протяжении веков украинскому народу, считает своей обязанностью во что бы то ни стало оказывать материнское покровительство, исследуя способы и изыскивая канонические формы, в которых она сможет принять их в свою духовную и каноническую юрисдикцию. Однако, к сожалению, эта линия не имела продолжения, и с тех пор этот вопрос получил свое известное печальное развитие как в Европе, так и в Америке и Канаде, доставляя вред и ущерб находящимся в рассеянии украинцам, а также единству и авторитету Православной Церкви вообще.
 Украинский церковный вопрос: взгляд из Константинополя. Ч. 3
   Так, в общих чертах, обстояли дела с украинским церковным вопросом в этот период. Какой же, в этой связи, была позиция Русской Церкви по этому вопросу? Если судить, по крайней мере, на основании того, что говорится в послании  пребывавших под руководством митрополита Поликарпа Сикорского архиереев Украинской «Автокефальной» Православной Церкви «в изгнании», то митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский – прим. пер.) с момента принятия на себя обязанностей Местоблюстителя Московского Патриархата заложил новую основу для успокоения украинцев. Архиепископу Волынскому и Кременецкому Алексию (Громадскому – прим. пер.) в 1941 году была дана своего рода автономия. Он был возведен в сан митрополита провозглашенной автономной Украинской Церкви. Вследствие этого в церковной жизни Украины образовались две разные и противостоящие группы. С целью восстановления мира в лоне Православной Церкви в Украине группа митрополита Поликарпа просила, чтобы митрополит Алексий согласился провести переговоры по объединению двух групп. Комиссия из епископов Никанора и Мстислава посетила митрополита Алексия в Почаевской Лавре, где 8 октября 1942 года был подписан акт об объединении этих двух групп .
Однако, позже митрополит Алексий был вынужден выступить с заявлением, в котором заявил, что считает более уместным отложить объединение на то время, когда закончится война. Епископ Мстислав был схвачен и сослан. Вскоре началось отступление немецких войск, за которыми последовало множество украинского населения, священников и всех епископов «Автокефальной Церкви» митрополита Поликарпа . 
Кроме того, истинны ради следует сказать, что Русская Церковь еще с начала 1942 года поспешила осудить все действия митрополита Поликарпа (Сикорского). Решением Местоблюстителя Московского Патриаршего Престола [митрополита] Сергия и Архиерейского Собора от 28.3.1942 года, Русская Церковь пошла даже на его запрещение, обвиняя его в том, что:
а) Епископ Волынский Поликарп (Сикорский) после присоединения западных епархий Украины и Белоруссии к Советской России, совершая служение в качестве архиерея Русской Церкви, отрекся от Польской автокефалии и признал в качестве своего церковного священноначалия Московский Патриархат, имея желание избежать церковного суда и наказания по причине того, что принадлежал к Автокефальной Польской Церкви, действовал неискренне и обманул Церковь Божию.
б) Отдал свое архиерейство на службу патриотическому союзу украинцев, политическому клубу, организованному на оккупированных немцами землях, и является виновником украинской автокефалии вне границ Украины, а также старался продавить эту идею в Украине, не принимая во внимание священные каноны и пожелания канонической иерархии.
в) Предательски и скандально сотрудничал с фашистскими властями.
Однако лишним будет говорить, что акт Русской Церкви относительно запрещения митрополита Поликарпа (Сикорского) с экклезиологической и канонической точки зрения совсем не может считаться безукоризненным, потому что:
1.    Епископ Волынский Поликарп был иерархом Автокефальной Польской Православной Церкви, рукоположенный 10 мая 1932 года Митрополитом Варшавским Дионисием, двумя архиепископами и двумя епископами в Варшаве, никогда не был иерархом Русской Церкви, кроме того случая, когда русские войска в 1939 году захватили восточную часть Польского государства.
2.    Епархии Польской Церкви – Виленская, Волынская, Гродненская и Полесская, а также архиереи этих епархий, после захвата в 1939 году советскими войсками восточной части Польского государства, были отделены от Автокефальной Польской Церкви и, не имея возможности поддерживать со своим церковным священноначалием каноническое общение, насильно и деспотически пребывали под церковным господством Русской Церкви до начала германо-советской войны в 1941 году. Следовательно, присутствие или пребывание в период российской оккупации иерархов Польской Церкви в своих епархиях не может рассматриваться ни как отречение от автокефалии Польской Церкви, ни как признание Патриаршей Русской Церкви, но больше как вынужденное принятие ситуации. Доказательством этому служит тот факт, что сразу после захвата этих епархий немцами немедленно было восстановлено каноническое общение Митрополита Варшавского с архиереями этих епархий Польской Православной Церкви. Поскольку же немецкие оккупационные власти позже запретили полякам общаться с украинской частью польского государства, Митрополит Варшавский Дионисий для лучшего управления епархиями этой части возвысил ее до Собрания епископов этих епархий под руководством старшего по хиротонии вначале архиепископа, а впоследствии митрополита Пинского и Полесского Александра.
3.    Митрополит Варшавский Дионисий в конце 1941 года по просьбе представителей украинского православного народа назначил в качестве помощника архиепископу, а впоследствии митрополиту Александру архиепископа Луцкого Поликарпа (Сикорского) управляющим приходами бывших польских епархий с украинским населением. Следовательно, нельзя говорить о самочинных и противозаконных действиях Поликарпа (Сикорского), как утверждается в соответствующем обвинительном акте Русской Церкви. Ведь это было его каноническое назначение, подписанное Варшавским Митрополитом. Если же он и назвал, конечно же самочинно и неканоническим образом, Собрание архиереев этих епархий Автокефальной Польской Церкви Украинской Автокефальной Церковью, то он был вынужден сделать это, во-первых, потому что хотел ясно заявить о ее независимости от Московской Патриархии и, во-вторых, потому что в политическом отношении украинская часть польского государства была названа Украиной и в ее границах не разрешалось использование названия «Польская Церковь».
4.    Архиепископ Поликарп (Сикорский) не присваивал себе титула митрополита, как утверждается в соответствующем обвинительном акте Русской Церкви, но был возведен в достоинство митрополита каноническим собранием иерархов, с одобрения и благословения Предстоятеля Польской Церкви Митрополита Варшавского Дионисия.
5.    Поликарп (Сикорский) возглавил Украинскую Церковь тогда, когда территория Полесья и его епархии вместе с митрополитом Александром были политической властью присоединены к Белоруссии.
6.    Во время отступления немецких войск в 1941 году, архиереи Автокефальной Польской Церкви также эмигрировали и прибыли в Варшаву, где и находились некоторое время под руководством Поликарпа Сикорского. Там же они созвали собрание епископов сначала в Варшаве, а потом и в Кранице, откуда направились на Запад.
7.    Митрополит Варшавский и всей Польши Дионисий, в своем письме Патриарху Антиохийскому Александру от 29.3.1947 года не признает действительным запрещение митрополита Поликарпа (Сикорского).
8.    Сам Митрополит Варшавский Дионисий в письме Патриарху Антиохийскому Александру, беспокоясь о судьбе своего духовенства и паствы, выражает мнение, что «находящиеся сегодня заграницей вне территории своего государства украинские епископы, должны находиться под духовным попечением тех церковных властей, в автокефальных пределах которых они находятся. А проживающие вне пределов ныне автокефальных Православных Церквей должны пребывать под юрисдикцией Святейшего Вселенского Константинопольского Патриарха» .
Если развитие украинского церковного вопроса было таким бурным в Европе, то положение и его развитие в Америке было не менее авантюрным и запутанным, представляя следующую картину:

Сноски:
 в митрополичьем дворце в Варшаве, закрыв Митрополита Варшавского Дионисия в отдельной комнате. Эти сведения передает архидиакон Митрополита Варшавского Дионисия Георгий. См. Methodiou Fougia, Istoria tes Orthodoxou Ekklesias en Diaspora, tom. 1, p. 128.
  Это послание подписано Поликарпом (Сикорским), митрополитом и главой архиереев Украинской Церкви «в изгнании» и бывшим архиепископом Ковельским и Волынским, а также архиепископом Уманским Игорем, архиепископом Николаевским Михаилом, архиепископом Сичеславским Геннадием, епископом Переяславским Мстиславом, епископом Лубенским Сильвестром, епископом Житомирским Григорием, епископом Ново-Миргородским Владимиром и епископом Ровенским и Кременецким Платоном. См. Archim. Methodiou Fougia, To «autokefalon» en te Orthodoxo Ekklesia Oukranias, p. 33, sem. 27.      
  Подписанный акт, в его переводе с французского языка, содержит следующее:
«В лето Господне 1942, октября 8 дня,
Мы, нижеподписавшиеся, - митрополит Алексий и представители Собора епископов Святой Украинской Церкви, наделенные полномочиями согласно его (Собора) решения, а также архиепископ Никанор и епископ Мстислав составили настоящий акт, содержащий следующее: Принимая во внимание существующее разделение в лоне Украинской Православной Церкви, решили прекратить это разделение на следующих основаниях:
1.    Признаем, что на деле автокефалия Украинской Церкви является свершившимся фактом;
2.    Что Автокефальная Украинская Церковь поддерживает общение с другими Православными Церквами через Митрополита Дионисия, который до созыва Всеукраинского Собора является опекуном Киевского Архиерейского Престола.
3.    Священный Собор епископов Украины, который управляет украинской жизнью через Священный Синод, является высшим органом управления Автокефальной Украинской Церкви до момента созыва Священного Синода;
4.    Священный Синод состоит из пяти старейший архиереев Украины: а) митрополита Пинского и Полесского Александра, б) митрополита Волынского и Житомирского Алексия, в) митрополита Луцкого и Ковельского Поликарпа, г) архиепископа Черниговского и Нежинского Симеона, д) архиепископа Чигиринского Никанора.
Секретарем Священного Синода назначается епископ Переяславский Мстислав, который имеет право замещать членов Священного Синода, в случае их отсутствия.
5.    Священный Синод, во время первого периода своей работы, изучит все вопросы, касающиеся примирения, включая и распределение епархий между архиереями, а также урегулирует и любые другие непредвиденные вопросы, касающиеся примирения;
6.    Первый период синодальной работы начнется под председательством старшего по хиротонии архиерея, который и определит день и способ начала работы;
7.    Все различия канонического характера, касающиеся всех видов разделений в Церкви, были изучены (имеется ввиду, окончательно урегулированы нами, см. п. 4), и с этого момента более не существуют;
8.    Копия настоящего акта должна быть немедленно послана митрополитами Алексием и Поликарпом ко всем епископам Объединенной Автокефальной Украинской Церкви с рекомендацией известить все Украинские Церкви, что любые разногласия между Церквами должны быть немедленно прекращены. После обнародования настоящего акта, во всех храмах должны быть совершены торжественные литургии для взаимного понимания единства и примирения». Подписано в Святой Лавре Почаевской 8 октября 1942 года
+Алексий, митрополит Волынский и Житомирский
+ Никанор, архиепископ Чигиринский
+ Мстислав, епископ Переяславский
Необходимо отметить, что очень трудно уточнить, подписал ли митрополит Алексий вышеприведенный акт об объединении двух групп по своей воле, по принуждению или же вследствие оказанного на него давления. Это же можно сказать и относительно заявления, с которым несколько позже выступил митрополит Алексий и в котором заявил, что считает более уместным отложить объединение на то время, когда закончится война.
  Archim. Methodiou Fougia, To «autokefalon» en te Orthodoxo Ekklesia Oukranias, p. 33
  Текст этого письма в греческом переводе, по нашей просьбе был любезно прислан нам Блаженнейшим Патриархом Антиохийским Илией, которому мы и выражаем благоговейно самую горячую благодарность. В письме дословно говорится следующее: «Протокольный номер 156
Святейшему Александру III,
Патриарху Антиохийскому и всего Востока
Ваше Святейшество!
Отвечая на письмо Вашего Святейшества от 21 января текущего года, имею честь предоставить следующие сведения относительно Украинской Автокефальной Церкви, которой управляет митрополит Поликарп. Начало этой Церкви восходит к концу 1941 года. Она была создана в следующих условиях.
В результате военных действий осени 1939 года восточная часть Польского государства была оккупирована советскими войсками. Вследствие этого четыре епархии Автокефальной Польской Православной Церкви  - Виленская, Волынская, Гродненская и Полесская были отделены от нас и общение с ними было прекращено. Это положение продолжалось до начала германо-советской войны в 1941 году.
После оккупации немецкими войсками территории этих епархий, их епископы немедленно постарались восстановить общением с нами, как с их священноначалием. Между тем, восстановлению правильных канонических связей препятствовали немецкие власти. Эти последние, считая что упомянутые епархии должны войти в состав другого государства – Украины, запретили нам какое бы то ни было общение с их епископами. Не имея возможности иметь личное общение с ними, я возвел их церковное управление до уровня Собрания епископов этих епархий под руководством старшего из них архиепископа Пинского и Полесского Александра. Приблизительно в конце 1941 года, по просьбе представителей украинского православного населения, я назначил в качестве помощника архиепископу (впоследствии, митрополиту) Александру архиепископа Луцкого Поликарпа управляющим приходами бывших польских епархий с украинским населением. Считая себя частью Автокефальной Польской Церкви, однако не имея возможности использовать это название, эта Церковь приняла название Украинской Автокефальной Церкви, чтобы четко заявить о своей независимости от Московского Патриархата. Вначале в состав этой Церкви вошли следующие бывшие польские епархии – Волынская и Полесская. Однако, по мере продвижения немецких войск на восток, к ней присоединялись и другие украинские области. Для удовлетворения духовных потребностей православного населения этих территорий, без моего участия был рукоположен целый ряд епископов. Архиепископ Поликарп на Собрании епископов Украинской Православной Церкви был назначен помощником митрополита.  Когда же территория Полесья и ее епархия вместе с митрополитом Александром были государственной властью присоединены к Белоруссии, тогда митрополит Поликарп единолично возглавил эту Украинскую Церковь.
В 1944 году во время отступления немецких войск все украинские епископы эмигрировали и в том же году некоторое время проживали в Польше под началом митрополита Поликарпа, сначала в Варшаве, а впоследствии в Кринице, откуда направились на Запад. Во время пребывания в Варшаве, было созвано Собрание упомянутых епископов этой Церкви, на котором я не присутствовал. Эта Церковь не имеет никакого догматического или канонического отличия. С этнической точки зрения, она склоняется к украинизации церковной жизни и богослужения. Священные службы совершаются главным образом на украинском языке.
В настоящее время я не имею никакого общения с украинскими епископами и не располагаю никакими сведениями относительно их. По моему мнению, украинские епископы, находящиеся ныне заграницей, вне территории своего государства, должны состоять под духовным руководством тех церковных властей, в автокефальных пределах которых они находятся. Находящиеся же вне пределов ныне Автокефальных Православных Церквей должны пребывать под юрисдикцией и духовным попечением Святейшего Вселенского Константинопольского Патриарха.
Прошу принять мою искреннюю благодарность за Ваши благие пожелания, выраженные в Вашем письме.
Взаимно желаю Вашему Святейшеству здравия и спасения и успехов во всем.
Вашего Святейшества
возлюбленный во Христе брат
+Дионисий, Митрополит Варшавский и всей Польши».



Далі буде …

Теги: