Митрополит УПЦ: мы не имеет никаких внешних гарантий сохранения автономного статусаМитрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко), 16 лет прослуживший секретарем Предстоятеля УПЦ митрополита Владимира (Сабодана), в интервью украинской газете "День" рассказал о церковных и общественных проблемах Украины — какими их видел глава УПЦ и какими они представляются сейчас, сообщает "Религия в Украине".

"УПЦ — это самоуправляемая Церковь в составе Московского патриархата, — напомнил митрополит. — В то же время, говоря о статусе УПЦ, мы должны понимать, что не имеем никаких внешних гарантий сохранения этого статуса. Отказываясь от ядерного статуса, Украина в свое время получила гарантии своего суверенитета от России, США и Великобритании. Но даже такое — международное — соглашение было, в сущности, денонсировано в результате военной агрессии. Конечно, церковная жизнь должна отличаться от светской. Поэтому мы должны понимать, что условный суверенитет УПЦ является достаточно ситуативным. Ведь, с точки зрения Вселенского патриархата и других Поместных церквей, в Украине нет «самостоятельной и независимой в своем управлении УПЦ». С этой точки зрения есть только совокупность епархий РПЦ на территории Украины, которые руководствуются в своей жизни собственным Уставом об управлении и определениями Московского патриархата".

Впрочем, продолжил церковный иерарх, "каким бы ни был статус нашей Церкви, надо помнить, что это — Церковь Христова. А юрисдикция, статус, название, политические войны, которые иногда влияют на жизнь: все это временные явления".

Отвечая на вопрос газеты об отношении к Майдану, митрополит Александр признался: "Душой я был с Майданом, потому что моя собственная гражданская позиция совпадала с позицией миллионов украинцев, боровшихся за свою свободу... Знаете, когда Митрополит УПЦ: мы не имеет никаких внешних гарантий сохранения автономного статусаначинались события на Майдане в ноябре 2014 года, я попросил блаженной памяти Митрополита Владимира, чтобы он прокомментировал их. Он тогда ответил: «Владыка, Украина очищается». На то время Блаженнейший немало потерпел от прошлой власти. На него оказывалось большое давление, требовали, чтобы он отрекся от своей должности. Когда избрали Виктора Януковича президентом, то немало верующих и епископата нашей Церкви радовались, что у нас будет «православный кормчий». Тогда Блаженнейший сказал: «Беда будет». Здесь был какой-то момент предсказания. Так, как во время визита Патриарха Кирилла перед инаугурацией и благословения новоизбранного. Митрополит Владимир сказал: «Ну, слава Богу не моими руками»".

Владыка Александр заявил, что "те, кто сегодня критикует УПЦ за то, что она недостаточно активно поддерживала Майдан, иногда даже не знают или забывают об уровне давления, который оказывался предыдущей властью на нашу Церковь. На Майдане не было наших епископов. Но там находились наши верующие".

Митрополит считает, что сейчас "самая многочисленная Церковь в Украине может превратиться в «инородное тело»", но "как иерарх я не хочу, чтобы моя Церковь маргинализировалась, превращалась в «музей русской традиции»". Именно поэтому он "заинтересован в том, чтобы общество и государство не отворачивались от нашей Церкви, а, наоборот, побуждали нас быть более открытыми, укорененными в украинскую культуру, патриотичными".

Используя для общественной коммуникации интернет-ресурсы и вопреки церковной "партийности", митрополит хочет "показать, что архипастырь — это человек открытый, заинтересованный в диалоге, самокритичный". По его словам, "современное общество не нуждается в «непогрешимых жрецах»".

Говоря о "гибридной войне", в частности, вспоминая свой визит в зону АТО, митрополит Александр сказал: "Я часто задаю себе вопрос: ради чего эта война? Меня удивляют позиции стороны, претендующей на какие-то территории. Я 16 лет был секретарем митрополита Владимира, около десяти раз в год бывал в Донецке и никогда не слышал, чтобы жители Донбасса стремиться отделиться от Украины и создать собственное государство. Нетрудно догадаться, что здесь имеется внешний фактор. Действительно, есть верующие по обе стороны баррикад. Мы называем и тех и других «нашими». Но как мы можем называть «нашими» людей, которые нарушают Божий принцип не убивать? Христос не оставил нам заповедь строить империи. Не говорил он: «Блаженны те, кто будет защищать восточную цивилизацию». Поэтому сепаратистский проект на Донбассе не может опираться на религиозные ценности. Любая война отвратительна. Но самой отвратительной является война, прикрывающаяся именем Бога... Наши Герои ежедневно закрывают нас своей грудью от «чумы» на востоке государства. Иногда можно услышать, что эта война — это война «униатов» и «раскольников» с истинным Православием. Извините, но я категорически против Православия, насаженного под прицелом автоматов, против православного фундаментализма! Православие — это не насилие, это не утопические теории «Третьего Рима» или «русского мира». Православие — это прежде всего синоним христианства, синоним свободы, ответственности и доверия".

Фото day.kiev.ua, facebook

Теги: