Епископ Эдвард Кава, монах-францисканец, родился в городке Мостыська Львовской области, учился в Польше и России, жил в Узбекистане и служил священник в разных городах Украины. Ему 39 лет и он самый молодой епископ во всей Католической Церкви.

"Сейчас как епископ я провожу очень много встреч. На прошлой неделе мы вместе с православным епископом Киевского патриархата молились и освящали статую святого Антония в Сокольниках. На днях я встречался с украинскими и польскими профессорами, которые собрались во Львове почтить память представителей интеллигенции, которых нацисты расстреляли в 1941 году... А в воскресенье я проводил службу в прекрасном селе возле Львова, где когда-то был храм, а теперь мы совершали литургию под открытым небом... Я хочу быть епископом для всех! ", — сказал владыка Эдвард Кава.

"Самая главная задача епископа — провозглашение слово Божие, — добавил он. — Епископ не должен быть менеджером, он должен иметь определенные способности к тому, но не это главное... Второй важный момент для епископа — слышать паству".

Эдвард Кава в качестве военного капеллана часто бывал на востоке Украины. "Мое назначение служить во Львове удивило меня, потому что если бы я имел выбор, то с радостью поехал бы на восточную Украину, — говорит он. — Я работал там и часто отождествляю себя с теми краями, но принимаю волю Божью такой, какая она есть. Около пяти лет я жил в России. В контексте войны этот опыт помогает мне общаться с тамошним населением, которые имеют убеждение, что Россия для них — это единственный шанс на спасение. Я понимаю, какую ментальность им вкладывают в головы. Я был в различных районах восточной Украины: от околиц донецкого аэропорта, Лисичанска, Северодонецка до Мариуполя. Я общался там с людьми старшего или среднего возраста, потому что молодежь преимущественно выехала. Они говорят на русском, только несколько человек пытались разговаривать на украинском языке. Обычно они негативно настроены относительно Украины и сетуют, очень жалуются. Несмотря на это, есть положительный момент — они открыты к общению и христианской формации. Когда мы приходим к ним с пищей, они радушно нас принимают и сами уделяют все тем, что имеют".

Епископ рассказал об одной супружеской паре из Рубежного, с которой он познакомился на Донбассе и которая его особенно поразило. В их дом попал снаряд, они переселились в заброшенный дом на берегу Азовского моря. "Когда я смотрел на все это, мне по-человечески хотелось плакать. Двое пожилых людей в возрасте моих родителей, которые потеряли все. Мы принесли им продукты и одеяла, потому что они не имели чем укрыться, хотя было уже достаточно холодно. Я хотел дать им деньги, но они отказывались их принять. Говорили: «Дайте тем, кто больше нуждается». Из продуктов они имели только молоко и селедку. Это единственное, что у них было, они отдали их нам. И что удивляло — они совсем не жаловались", — рассказал епископ Эдвард.

"Оказалось, что они были пятидесятниками, которые каждый день молятся и читают Библию. И это мне дало очень конкретный ответ — национальность и политические влияния это второстепенное, нужно дать людям возможность жить с Богом, не важно, будут ли они православными, католиками, греко-католиками или протестантами, главное заполнить Богом пустоту, которую эта война создала. Когда она закончится, а я на это очень надеюсь, на этих территориях потребуется большая работа церкви, и я имею в виду все церкви. Нужно идти на Восток и евангелизировать, провозглашать там Добрую новость и давать надежду. Строить на христианстве, а не на пропаганде, одного или другого образца, так как такие крайности не приведут к миру", — заключил католический архиерей.

Католический епископ: «Нужно идти на Восток Украины и евангелизировать»

Также он рассказал об окормлении солдат украинской армии. "Постепенно армия приобретает соответствующий военный формат. Я видел условия, в которых находятся солдаты, был с ними под обстрелами, но стараюсь об этом не говорить. Когда я уезжаю из зоны боевых действий, сразу снимаю военную форму капеллана, не только потому, что она грязная и вся пропитана запахом пота, поскольку часто там нет возможности даже помыться, но чтобы забыть. Чтобы этот мундир не напоминал мне о том все, что я видел и в чем участвовал в качестве капеллана", — сказал епископ.

По его словам, Церковь Христова должна пройти инкультурацию, вхождение в ту культуру и язык, где она действует. "Но при этом не должно произойти национализации церкви. Церковь не может быть русской, украинской или польской, церковь должна быть Христова, иначе теряется суть христианства. Я ни в коем случае не умаляю патриотизма церкви, это очень хорошее явление, но церковь не может сводиться к одной национальности".

В частности, он рассказал о том, как учился семинаристом в Санкт-Петербурге и участвовал в экуменических встречах. "Многие православные россияне приходили к нам, католикам, чтобы просто общаться. Те люди имели такое невероятное богатство культуры и духовной жизни! Они были аполитичны. Однажды мы поехали с ними на экскурсию в Новгород... но когда зашли в последнюю церковь, один из охранников, который был в таком военном мундире казака, подошел и спросил меня, православный ли я. Я ответил, что являюсь католиком. Он сказал: «Вы должны немедленно покинут храм, вы иноверец, а иноверцам здесь быть запрещено». Я вышел из церкви и видел, как людям, которые были со мной, обидно и стыдно. Они постоянно извинялись за этот инцидент, в котором не были виновны".

Епископ Эдвард Кава считает, что "у россиян есть большое духовное стремление, которое церковь не удовлетворяет, потому что она в основном связана с политикой. А сердце человеческое не может быть пустым, поэтому россияне так легко поддаются различным политическим манипуляциям государства, сейчас — империализму".

Также, говоря о непростой истории взаимоотношений поляков и украинцев, епископ Эдвард Кава сказал: "Я с польской семьи, но родился в Украине, отождествляю себя с этим народом. Это не мой выбор, это воля Божья. Я ее принимаю и ее благодарю. Я хочу быть, перефразируя святого Павла, «для украинцев — украинцем, для поляков — поляком»".

Теги: