В октябре моего мужа рукоположили в священный сан. Я стала женой священника, матушкой. Эти дни не были радостными для меня. Да, они были волнующими, трепетными, но только не радостными. Помню, когда в первый раз подходила к кресту, который давал мой супруг, я плакала. Мне казалось, что я потеряла мужа. Но через два месяца это ощущение прошло. Все встало на свои места. Я была просто женой, а он просто моим любимым мужем. Я осталась все тем же человеком: училась, общалась, мечтала, любила, огорчалась... Я не чувствовала себя матушкой, какой-то особенной. На меня не сошла великая благодать, я не стала прилежнее в молитве, не стала кроткой и смиренной. Господь не отсыпал мне килограммы терпения и веры. Но подруги почему-то настойчиво спрашивали меня: "тяжело ли быть матушкой", "это ведь особое служение" – и все в том же духе. Поначалу я терялась, задумывалась, спрашивала себя: "А что же со мной произошло?", но ответа не находила. Ответа просто не было. Может быть, я какая-то неправильная матушка и христианка, если не чувствую своего особенного положения, ведь мой муж священник, и мы с ним "одна плоть". Но я его действительно не чувствую! Я живу обыкновенной жизнью, а у меня всё пытаются выспросить "каково же это – быть матушкой". Не знаю я!

Как-то мы сидели в трапезной с мужем после службы. А служит он в соборе. Как говорят в таких случаях, "пятая матушка десятого священника". Так вот. За столом сидела женщина, которая спросила обо мне. Я простодушно ответила, что зовут меня Кристина, а вот мой батюшка рядом. Затем я вежливо поинтересовалась, кто моя собеседница. Она ответила мне: "Я матушка N". Я опять же дружелюбно спросила ее: "Женам священников нужно представляться с добавлением "матушка", но это ведь не сан?" Причем я в тот момент задней мысли не имела, как-то оскорбить ее или поддеть, просто меня это удивило! Но после этого я ощутила неприятие с ее стороны.

Хочу добавить, что я никогда не представляюсь матушкой даже среди "своих". Мне кажется, это лишнее, ненужное. Ты как бы подчеркиваешь, что ты вроде не как все. Да, матушка она не как все, но так вышло не из-за ее заслуг или достоинств. Она особенная в глазах других, потому что ее муж особенный. Священство – это особая категория людей, они служат Богу. И нет ничего священнее этого на земле. И как батюшка отличается от тракториста, так и матушка от жены тракториста. Но это не значит, что матушка должна этим гордиться. О, это самое ужасное, что может произойти с такой несчастной, которая будет относиться к другим свысока. Ведь матушка – это действительно не сан.

Мне бы хотелось, чтобы меня любили и уважали не потому, что я жена священника, а потому, что я человек, которого можно любить и уважать. Я работаю в воскресной школе, и самую большую любовь и благодарность я получаю там! Многие из деток, кстати, не знают, что я матушка. Я их прошу называть меня по имени-отчеству.

Вот постепенно в своем рассказе я подхожу к тому моменту, который стал причиной его названия. Вы не подумайте, в храме я всегда в платке. Да, в юбке не в пол, но в платке обязательно. Ведь апостол Павел заповедовал женам, то есть тем, кто замужем, носить платок. Но этот прекрасный и очень женственный, на мой взгляд, головной убор я могу снять на территории храма и не ношу в воскресной школе. Замечу, что остальные женщины из воскресной школы (но они все же в возрасте) носят платки везде и повсюду. Я считаю, это дело каждого: носить или не носить платочек вне стен храма. Здесь не может быть строгого и обличительного: "носи платок!"

Но, к сожалению, я столкнулась с воинствующими "платочковицами", вернее, "платочковцем", если быть более точной. Меня не раз увещали надеть платок, мол, этим я чуть ли не оскверняю детские души, подаю отвратительный пример, и как я вообще могу быть без платка, ведь я же МАТУШКА. По их разумению, матушка и платок – вещи нераздельные, они просто не существуют друг без друга. Каждая порядочная матушка носит платок везде: в храме и в воскресной школе, на работе и дома, спит в нем и даже ходит в ванну (вероятно, существуют непромокаемые платки)! Так как я всего этого не делаю, значит, я – плохая матушка. И пусть так, даже не хочется оправдываться. Хотя я могла бы сказать, что в главном храме страны, храме Христа Спасителя, ученицы воскресной школы аккуратно причесаны и на службе молятся без платков. Интересно, кто им подал такой "плохой" пример?

Честно скажу, мне бы не хотелось, чтобы из моих детей выросли фарисеи. Чтобы они отсеивали людей по принципу длины юбок и наличию платков. Это грустно. И своим подопечным я все время говорю: главное – что находится в их сердце, а с внешним как-нибудь разберемся.

Скоро годовщина рукоположения моего супруга. И в этот день я уже буду радоваться. Не тому, что исполнилась моя мечта – стать матушкой. И только теперь я это понимаю. Я буду радоваться шуршащим листьям под ногами, высокому голубому небу над головой, звону колоколов... и просто тому, что мы рядом. И мы идем в храм.

Теги: