Почему, как пост — так наше общество (в том числе православные) буквально раскалывается на враждующие, не воспринимающие друг друга стороны? Порой кажется, что лучше отключиться от всего — от новостей по телевизору, в Интернете. Но ведь современный человек должен быть в курсе происходящего. Или не должен? Рассуждает протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва).

Не думаю, что пост и некое нестроение среди людей внутренне связаны между собой. Это естественное, вернее, противоестественное, но, к сожалению, привычное состояние нашего мира, когда он все время стремится к распаду, к конфронтации и к отчуждению.

Может быть, это переживается особо остро Великим Постом потому, что Великий Пост — это время, когда что-то должно с нами произойти. То, что поможет распад этого мира не то, чтобы остановить, но, по крайней мере, как-то замедлить. По крайней мере, остановить его внутри нас, победить внутри нас.

Поэтому мне особенно сейчас, во время Поста вспоминаются слова Христа, они особенно звонко звучат во мне: «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою?» (Мф. 5:13).

К величайшему сожалению, мы, христиане сегодняшних времен, как раз — соль, потерявшая силу. Совершенная безвкусица. Все, что мы ни делаем, все, что мы ни говорим, даже громко и ярко, даже пафосно — все заявляем с какой-то страшной, неуместной безвкусицей. И именно поэтому на этом фоне распад мира, боль мира становятся наиболее ощутимыми. Потому, что их нечем покрыть, нечем исцелить. Ведь соль хранит от растления, от тления.

И ей должны быть мы, христиане. Но сегодня этого не происходит. Мы видим, как мир стремительно распадается, как люди на наших глазах ненавидят друг друга, как мы включаемся в эту ненависть сами и ничего не можем сделать. Мы видим, как христианство не хранит этот мир. Как Церковь во многих случаях кажется бессильной предотвратить кровопролитие, вразумить политиков, сказать громкое слово правды, настоять бесстрашно на истине.

Мы видим, как и мы сами, христиане, часто ждем чего-то от кого-то высокого и большого, от какого-то должностного лица: «А почему там у вас молчат?!»

Но на фоне того, как мы, христиане — священники или миряне — обливаем друг друга помоями, изрыгаем друг на друга яд, ненависть, не любовь, кто будет говорить от нашего имени? Кто будет возвещать слово правды от нашего имени, если мы сейчас не задумываемся над словами Христа, что мы — свет мира, и что мы — соль земли.

Мы ничего не делаем в этот момент, чтобы себя остановить; чтобы себя укорить; чтобы на себя посмотреть; чтобы в ответ на ненависть прозвучала молитва; в ответ на непонимание — тишина. Чтобы стяжать маленький, хоть самый мизерный дух мира, чтобы на нем утвердиться и каким-то образом посмотреть в глаза ближнего. Я не говорю — в глаза Христа, потому что это нестерпимо человеку, который не умеет смотреть в глаза своему ближнему. Если мы не умеем смотреть в глаза друг другу, как мы можем думать о том, чтобы на Бога посмотреть?!

Вот это Великим Постом становится очевидным. Потому что все эти удивительные слова, которые звучат в молитвах первой великопостной недели, и дальше будут звучать: «Светодавче Господи, низпосли свет Твой и просвети сердце мое».

Свет приходит, просвещает. И в свете этого сияния вдруг становится понятно, кто мы такие. И это очень болезненно. Если мы не испугаемся этого Света, если мы посмотрим на себя в этом Свете, а не на других; не на чужую неправду, а на свою собственную ложь, вот тогда, наверное, что-то произойдет.

Потому, что мы все время ждем, что политики должны принимать правильные решения, Патриарх должен говорить какие-то правильные вещи, какие-то другие люди должны, которые там, наверху, что-то правильное делать. А почему они должны, если мы такие? Почему кто-то за нас должен делать наше христианское дело, если мы сейчас вот такие? Мир зависит не от правильно сказанных слов, не от громко высказанных идей. Мир зависит от того, любим ли мы друг друга или не любим; оскудела наша любовь или не оскудела.

Только это и есть, собственно говоря, признак окончания времен, о котором говорит Христос в Евангелии: когда оскудеет любовь (Мф. 24:12).

Когда оскудеет любовь, и не причем здесь чьи-то слова, высказывания, речи, громкие заявления. Это ровно ничего не стоит, если в мире есть любовь. Эта любовь побеждает. Если в мире нет любви, ровно ничего не стоят эти же слова, высказывания и громкие речи: даже самые лучшие, самые красивые, самые правдивые не принесут никакого плода, потому что мы не такие. Соль земли и свет мира — вот слова, которые надо вспомнить сегодня каждому из нас.

Не смотреть новости?

Не очевидно, что если мы не будем смотреть новости, что-то пройдет мимо нас. Людям, подверженным состоянию манипуляции, которые легко заводятся, воспламеняются, я бы не советовал смотреть новости. Я сам такой. Поэтому стараюсь не смотреть новости ни по телевизору, ни по интернету, не входить в социальные сети. Все новости, которые произойдут, я узнаю так, как узнавали новости люди во все времена. Если что-то случится, мы об этом узнаем.

Нельзя помешать развитию событий, противостоять им своим внутренним состоянием злобы, ненависти, отчуждения, истерики, волнения, вырывания волос на голове, тем, что человек не спит до пяти утра, смотрит одни и те же новости и не может прийти в себя. Если бы человек до четырех утра молился, я понимаю: да, этот человек противополагает духу ненависти свою любовь. Ну, мы же не молимся. Мы приходим в ужас, в отчаяние, в гнев, в раздражение, впадаем страшнейшее осуждение, судим всех подряд и при этом умом понимаем: в основном новости — это пропаганда, информационная война, огромное количество недостоверных и не проверенных фактов, специально подобранные эпизоды, чтобы возбудить состояние, помутняющее рассудок, возмущающее его.

Я уже об этом как-то говорил, и еще хочу один раз напомнить, что в слове «возмущение» корень — муть, и когда мы возмущаемся, эта муть совершенным образом забивает весь наш рассудок, все наши чувства, помрачает нас, и мы не можем во время помутнения ни правильно мыслить, ни правильно принимать решение, ни вообще понимать, что происходит. У нас большинство людей легко возбудимы, потому что нас приручили так себя вести. Давайте перевоспитываться. Давайте отлагать информацию, которая иначе, как пропагандой я назвать не могу, которая действительно не несет информации, а несет практически всегда искаженное представление о мире, о людях и о ситуации.

Сейчас, во время Поста давайте будем молиться, читать Священное Писание, болеть сердцем за наших братьев, которые страдают на Украине; болеть сердцем за ситуацию, которая, не дай Бог, обернется кровопролитием и может сильнейшем образом изменить картину мира и вообще картину нашего будущего. Поэтому, я думаю, если наше сердце об этом болит, то новости здесь нам не помогут. Нам надо просто об этом искренне молиться и быть с Богом. И прежде всего, уделять внимание тому, чтобы наш внутренний мир соответствовал нашей молитве. Потому, что если наш внутренний мир не соответствует тому, о чем мы просим, то наша молитва будет бессильна.

Если мы понимаем, что в этом мире сейчас что-то может измениться благодаря помощи Божьей и милости Божьей, давайте дадим Богу шанс изменить что-то и в нас самих. Потому что если мы просто смотрим новости, переругиваемся и изрыгаем на все что угодно ненависть и наше отчаяние, то от этого ничего не изменится, ровно ничего. Мы, можно сказать, сами внутренним становимся топливом, разжигающим недоброе состояние мира, потому что наши страсти кипят, и мир сам начинает разжигаться вместе с нами.

А нам бы успокоиться, нам бы примириться. Прежде всего, примириться с Богом. С самим собой примириться и наконец-то начать молиться. По-настоящему, глубоко, сокрушенно взирать на самих себя и понимать, что, собственно говоря, мир рушится не только потому, что нами руководят дурные политики, не только потому, что люди алчны и жадны; не только потому, что в мире все построено на каких-то совершенно прагматических вещах, но еще потому, что мы, христиане, ничего не можем сделать.

Мы не можем поменять мир. Мы даже не можем изменить ситуацию, грубо говоря, внутри семьи. Друг с другом не можем изменить маленькие ситуации. Мы ждем, что мир будет меняться помимо нас. И вот мне кажется, что сегодня, во время Поста, надо задуматься о том, чтобы начать изменять ситуацию. Здесь и сейчас, где я нахожусь: со своими близкими, со своими детьми, со своими родителями, со своими сослуживцами, со своими друзьями. Меняй, меняй, меняй. Старайся. Пусть у тебя ничего не будет получаться. Не жди от других. Но, если ты не будешь постом ничего менять, то мир тоже не будет меняться к лучшему. И скоро его не станет. Он погребет под своими обломками все.

Это чувство приближающейся беды, к сожалению, не может сегодня не охватывать всякого мыслящего и чувствующего человека. На это надо отвечать. Мы же не можем убежать в Пензенскую область и копать себе катакомбы, мы не можем скрыться на Мальдивах от приближающейся беды, потому что она вот, уже здесь, стучится в дверь. Ну, значит, сохрани от этой беды то, что ты можешь сохранить на расстоянии вытянутой руки.

Рravmir.ru

Теги: