Традиционно в конце июля украинские православные верующие всех юрисдикций празднуют День Крещения Руси. К этим празднованиям охотно присоединяется и украинское государство в лице его руководителей, а также представители других Поместных Православных Церквей. В этом году на торжественных мероприятиях по приглашению Президента Украины присутствовал представитель Константинопольского Патриарха, архиепископ Тельмисский ИОВ (Геча), который любезно согласился на интервью для РИСУ.


– Константинополь всегда считает, что территория Украины является канонической территорией Константинопольской Церкви. И не надо забывать, что именно на основе Киевской митрополии была предоставлена ??автокефалия Польской Церкви в 1924 году. Польское государство обратилось к Константинополю...

– Именно государство обратилось?

– Да. Вот как это было. В 20-х годах Польское государство стало независимым. И государство сказало: «Мы не против, чтобы в Польше жили православные христиане, практиковали свою веру и имели свою Церковь. Но мы как государство не хотим, чтобы в Польше была Церковь, которая была бы колонной чужого государства, и притом антагонистической государства». И потому Польское государство в 1924 году обратилось к Константинополю, чтобы Константинополь предоставил автокефалию Польской Церкви. Это была просьба государства для решения политической проблемы.

– То есть, церковная проблема может быть одновременно и политической проблемой?

– Да. Для Польши не было проблемы православной веры, православного учения, православного богослужения – это вопрос религиозный и не касается государства. Но Польское государство имело проблему политическую: оно не хотело, чтобы Православная Церковь в Польше служила интересам чужого государства. И по этой причине оно обратилось к Константинополю, чтобы предоставить автокефалию и решить политический вопрос.

И на основе чего Константинополь дал Томос в 1924 Польской Православной Церкви? Константинополь рассмотрел Польскую Церковь как бывшую часть Киевской митрополии. Как мы знаем, при митрополите Киприане Цамблаке Киевская митрополия находилась в рамках польско-литовского государства, то есть ее границы распространялись и на территорию Польши, и современной Литвы. То же самое примерно было и во времена Петра Могилы, который был митрополитом Киевским. Киевская митрополия тогда принадлежала Константинополю. И потому, что Польша когда-то находилась в рамках Киевской митрополии, а Киевская митрополия была в прямом каноническом подчинении Константинополя, Константинополь дал автокефалию Польской Церкви в 1924 году.

Так если в 1924 году Константинополь даровал автокефалию Польской Церкви на основе Киевской митрополии, почему сегодня Константинополь не имел бы права предоставить самой Киевской митрополии статус автокефалии? Если это было возможно в 1924 году – это возможно и сегодня.
Вселенский Патриарх не раз заявлял, что Константинополь является Матерью-Церковью для Украинской Церкви. Он не раз подчеркивал, что является духовным отцом украинцев. И поэтому Вселенский Патриарх постоянно следит и переживает за состояние Православной Церкви в Украине. Тем более, после того как обратилась Верховная Рада Украины в Константинопольский Патриархат с просьбой предоставить каноническую автокефалию, эта просьба была рассмотрена на последнем Синоде, и Синод решил отдать этот вопрос комиссии для серьезного, надлежащего изучения этой проблемы. Так что Константинополь этим занимается.

Константинополю не надо изучать украинский вопрос: имеет ли он право предоставлять автокефалию или нет; или Украинская Церковь является дочерью Константинопольской Церкви или нет; является ли Украина канонической территорией Вселенского Патриархата или нет. Это Константинополь прекрасно знает, и не раз подчеркивал и утверждал. Изучение вопроса состоит в том, как найти выход для резолюции проблемы. В этом цель комиссии. Поэтому на данный момент я не могу Вам рассказать, каким путем эта проблема будет решена. Мы еще не нашли этот процесс, которым надо идти, иначе вопрос уже был бы решен.

Но важно подчеркнуть, и это канонический принцип, что на одной территории может быть только одна Церковь. То есть, две автокефальные Церкви не могут быть одновременно на одной территории. И для провозглашения автокефалии нужно единство Церкви. Поэтому именно над этим единством надо работать.

вопрос автокефалии был рассмотрен, пришли к компромиссному тексту, но из-за вопроса, как ставить подписи под Томосом, все было заблокировано. И поэтому вопрос решили не включать в повестку дня. Для Константинополя это значит, что вопрос автокефалии сейчас остается статус кво, так, как было в самом начале его рассмотрения (т.е. с его точки зрения он и только он вправе провозглашать автокефалию - А.К.).

полностью
http://risu.org.ua/ru/index/expert_thought/interview/64119

***

Повторюсь:

В этих условиях Москве стоит подумать – а не поторопиться ли ей самой с украинской автокефалией? Я бы даже сказал – а не стоит ли навязать Киеву независимость уже в этом году? Ведь тот, кто пишет дарственную грамоту, тот может прописать в ней свои интересы.
Когда в 1970 году Москва давала автокефалию Американской церкви, было решено, что несколько приходов останутся в Московской патриархии.
Если мы сейчас решимся дать независимость Украинской церкви, то мы могли бы в перечень отделяемых епархий не включить епархии крымские (если грамота на автокефалию УПЦ придет из Константинополя, в ней точно не будет этого исключения).
Можно застолбить возможность патриарших ставропигий (статус прямого подчинения прихода или монастыря патриарху) на Украине и оговорить процедуру обязательного референдума по каждому монастырю и приходу.
Можно прописать канонические гарантии клирикам и имущественные гарантии общинам, которые захотят остаться с Московской патриархией.
Можно оговорить право судебной апелляции.
Если мы будем ждать, что автокефалия на Украине появится каким-то иным путем, мы проиграем.
Если украинская автокефалия будет московским даром, наша патриархия скорее выиграет: на всеправославных форумах у нее появится еще один дружественный для нее голос. Это важно в той конфигурации, которая сегодня складывается в верхах церковной дипломатии: союз греческих церквей (кроме Греции это Константинополь, Албания, Египет, Иерусалим, Кипр) против союза не-греков (славян с румынами и грузинами).

http://diak-kuraev.livejournal.com/829141.html
Москва могла бы самостоятельно издать Томос об автокефалии УПЦ.
И в нем она могла бы прописать интересные для себя условия.

Например:
– границы УПЦ;
- механизм принятия решений каждой епархией, монастырем или приходом о своем статусе;
- статус и перечень московских ставропигий на территории УПЦ;
- право апелляции к московскому патриарху как к высшей судебной инстанции;
- право московского патриарха присылать своих представителей для участия в работе Киевского синода при принятии им критически важных решений.

Последние два пункта есть в томосе Кпля об автокефалии Церкви Чешских земель и Словакии.

Стабилизация нынешнего положения и политика по принципу «все или ничего» может привести к утрате именно «всего». Надо уметь достойно уходить (как Англия из Австралии), а не драпать (как Горбачев из Восточной Европы).
http://diak-kuraev.livejournal.com/769906.html


пример томоса с оговорением своим прерогатив со стороны кириархальной церкви
http://diak-kuraev.livejournal.com/1087491.html

в целом мое видение ситуации - http://diak-kuraev.livejournal.com/829141.html

Diak-kuraev.livejournal.com

Теги: