Монархия в современном мире, особенно в Европе, хоть и кажется на первый взгляд архаикой, является, пожалуй, наиболее стабильной формой правления. А связано это в первую очередь со строго установленными еще в Средневековье правилами наследования короны. Если в изменениях порядка престолонаследия, к примеру, в Саудовской Аравии, даже специалистам разобраться нелегко, то в Европе все куда проще. А что с наследниками короны Российской империи? «Лента.ру» попыталась разобраться в этом вопросе.

В действующих и смещенных с престолов императорских, королевских, царских и прочих династиях Европы есть два основных правила наследования. Первое, так называемое салическое, восходит к салическому закону — одной из «варварских правд» рубежа V и VI веков нашей эры. Согласно нему, престол передается исключительно «по мечу», то есть по нисходящей непрерывной мужской линии — от отца к сыну, от деда к внуку и так далее. В случае пресечения линии корона должна переходить в род старшего из братьев монарха-основателя династии, в род его дяди по мужской линии — допустимо множество вариантов, ограниченных лишь «мечом». Подобная система характерна именно для раннего Средневековья, когда монарх был военным вождем, а женщине отводилась по большей части репродуктивная роль. Эти жесткие правила утратили актуальность в новое время. Пресечение линии наследования «по мечу» фактически означало смену династии и неизбежные наследственные войны. Поэтому в большинстве европейских стран к началу XVIII века избавились от салической архаики, перейдя к более мягкой системе наследования, именуемой полусалической или, чаще, австрийской.

Эта система предполагала наследование престола не только по мужской, но и по женской линии — то есть и «по мечу», и «по кудели». После пресечения всех прямых мужских линий престол переходил в роды дочерей последнего правящего монарха, затем — его сестер и так далее. Таким образом вероятность полного исчезновения династии стремилась к нулю. В России австрийская система наследования была принята в 1797 году императором Павлом I и в 1906-м вошла в Свод Основных государственных законов Российской империи. Благодаря четким и ясным формулировкам закона, достаточно легко назвать претендентов, имеющих с юридической точки зрения наибольшие права на Российский престол, определить линию и очередность наследования короны. И, что характерно, потомков великого князя Кирилла Владимировича, его внучки Марии Владимировны и правнука принца Георга (Георгия Михайловича) Гогенцоллерн среди основных кандидатов на корону нет.

Сразу стоит уточнить, что ссылки «кирилловичей» на список членов императорской фамилии в «Придворном календаре» за 1917 год не могут расцениваться как аргумент в пользу наследования престола Кириллом Владимировичем. Дело в том, что в справочнике приводился поименный список членов династии в порядке старшинства, а не в порядке престолонаследия, на что недвусмысленно указывает присутствие в перечне Великого князя Николая Константиновича, двоюродного брата Александра III, официально признанного безумным, сосланного в Ташкент и лишенного прав на престол.

Кто же выпал из системы престолонаследия вследствие неравнородных браков? Во-первых, дядя Николая II великий князь Владимир Александрович, с 1874-го по 1908 год лишенный права наследования престола в потомстве из-за непринятия супругой, принцессой Мекленбург-Шверинской, православия. Во-вторых, великий князь Михаил Михайлович, двоюродный брат Александра III, женатый морганатическим (то есть неравнородным) браком на внучке Пушкина Софье фон Меренберг. Он был лишен всех прав члена императорского дома с 1891-го по 1909 год, затем восстановлен в правах без права на личное наследование престола. Разумеется, его потомство от мезальянса на русский престол также рассчитывать не может. В-третьих, сын Владимира Александровича, великий князь Кирилл Владимирович, лишенный с 1905-го по 1909 год всех прав члена императорского дома из-за женитьбы на собственной двоюродной сестре, да еще и разведенной, да еще и без разрешения императора. В 1909 году он был восстановлен в правах, но без права на наследование престола — как личного, так и в потомстве. В-четвертых, брат Николая II, великий князь Михаил Александрович, лишенный с 1911 года потомственных прав из-за неравнородного брака, но с сохранением права личного наследования.

Чтобы понять, кто же на данный момент является законным претендентом на российский престол, следует восстановить всю цепочку «первых к трону». 2 марта 1917 года император Николай II отрекся от престола. Он отрекся и за наследника Алексея, что законами, в принципе, не предусматривалось. Нет сомнений, что эта ветвь пресеклась бы в любом случае — из-за болезни Алексея вероятность ее продолжения была крайне низка. 3 марта 1917 года Михаил Александрович, как третий в очереди наследования, подписывает отказ от восприятия Верховной Власти до созыва Учредительного собрания (обратим на это внимание — он не отказывался от прав на престол вообще). В тот же день аналогичный отказ подписывает Кирилл Владимирович, никаких прав на престол, как сказано выше, на тот момент не имеющий.

После массовой гибели членов дома в 1918-1919 годах первым претендентом на престол, согласно закону, стал великий князь Борис Владимирович, сын Владимира Александровича и младший брат Кирилла. В этом статусе, с точки зрения закона, он пробыл до июля 1919 года, когда вследствие морганатического брака безусловно потерял потомственное право на наследование престола. Однако, если основываться на прецеденте Михаила Александровича и предполагать сохранение права личного наследования, Борис мог рассчитывать на корону Российской империи вплоть до своей смерти в ноябре 1943 года. Таким образом, дальнейших претендентов можно рассматривать по двум вариантам наследования — «жесткому» (право на престол прерывается неравнородным браком) и «мягкому» (при неравнородном браке сохраняется личное право на престол).

По первому варианту права на престол в 1919 году перешли к брату Бориса, великому князю Андрею Владимировичу, в 1921-м — к убийце Распутина великому князю Дмитрию Павловичу, в 1926-м — к князю крови императорской Всеволоду Иоанновичу, а после вступления последнего в брак в 1939 году — к сестре Бориса, Елене Владимировне, принцессе Греческой и Датской (по мужу, греческому принцу Николаю). После ее смерти в 1957 году права наследования перешли в греческий королевский дом, о чем поговорим чуть позже.

По второму варианту права на престол в 1943 году получил все тот же великий князь Андрей Владимирович, после его смерти в 1956-м — князь крови императорской Всеволод Иоаннович, в 1973-м — князь крови императорской Роман Петрович, в 1978-м — князь крови императорской Андрей Александрович и в 1981-м — князь крови императорской Василий Александрович. После смерти последнего в 1989 году наследование переходит в женскую линию, а именно в потомство Елены Владимировны как ближайшей к последнеправящему монарху, состоящей в равнородном браке и имеющей потомство.

Итак, в обоих вариантах наследование достается женской линии, а через нее — греческому королевскому дому. Раньше (в 1939-м) или позже (в 1989-м) особого значения не имеет, поскольку линии сошлись. У Елены Владимировны в браке с принцем Греческим Николаем родились три дочери — Ольга (1903-1997), Елизавета (1904-1955) и Марина (1906-1968). Отсутствие мужчин в этой ветви не должно нас смущать — смотрим статьи 31 и 32 Основных законов и смело двигаемся дальше. И по первому, и по второму вариантам российская корона переходит принцессе Ольге Греческой, за которой и сохраняется вплоть до ее смерти в 1997 году. Принцесса Ольга с 1923 года была замужем за князем Павлом Карагеоргиевичем, югославским регентом в 1934-1941 годах. Брак, заметим, не только равнородный, но и православный, что немаловажно. Наследник принцессы Греческой Ольги на российском престоле с 1997 года — ее старший сын Александр, родившийся в 1924 году. У него четыре сына от равнородных браков — князья Дмитрий, Михаил, Сергей от первого брака и Душан от второго, а также дочери — княгини Елизавета и Елена. Есть все основания полагать, что данная линия в обозримом будущем не прервется. Справедливости ради следует сказать, что Елизавета, Сергей и Елена Карагеоргиевичи утратили права на наследование в потомстве вследствие неравнородных браков. Принципиально важно, что первые семь человек в очереди на российский престол — православные, что является одним из требований для получения короны.

Очередность наследования российского престола на 2015 год


1. Князь Югославский Александр Карагеоргиевич (р.1924)
2. Князь Югославский Дмитрий Карагеоргиевич (р.1958)
3. Князь Югославский Михаил Карагеоргиевич (р.1958)
4. Князь Югославский Сергей Карагеоргиевич (р.1963)
5. Князь Югославский Душан Карагеоргиевич (р.1977)
6. Княгиня Югославская Елена Карагеоргиевич (р.1963)
7. Княгиня Югославская Елизавета Карагеоргиевич (р.1936)
8. Принц Эдвард, герцог Кентский (р.1935)
9. Принц Майкл Кентский (р.1942)
10. Принцесса Александра, достопочтенная леди Огильви (р.1936)
11. Принцесса Елена Румынская (р.1950)
12. Принцесса София Румынская (р.1957)
13. Принцесса Мария Румынская (р.1964)
14. Князь Югославский Николай Карагеоргиевич (р.1958)
15. Князь Югославский Карл Карагеоргиевич (р.1964)
16. Князь Югославский Дмитрий Карагеоргиевич (р.1965)
17. Княгиня Югославская Катарина Карагеоргиевич (р.1959)
18. Княгиня Югославская Мария Карагеоргиевич (р.1957)
19. Принц Греческий и Датский Николай (р.1969)
20. Принц Греческий Филипп (р.1986)
21. Принц Гарри Уэльский (р.1984)
22. Принц Эндрю, герцог Йорский (р.1960)
23. Принц Эдуард, граф Уэссекский (р. 1964)
24. Принц Греческий и Датский Михаил (р.1939)


Кто же следующий в очереди престолонаследия? Несложно заметить, что в линии наследования принцессы Ольги никаких ответвлений нет. Принцесса Елизавета Греческая неравнородным браком (с представителем медиатизированного рода) пресекла возможность наследования. Принцесса же Марина Греческая с 1931 года была замужем за принцем Георгом, герцогом Кентским. Из их детей ныне живы Эдвард, герцог Кентский, Александра, достопочтенная леди Огильви и Майкл, герцог Кентский. Все трое женаты морганатическими браками и поэтому, согласно российскому законодательству, не имеют права наследования в потомстве. Кстати, принц Майкл, названный в честь Великого Князя Михаила Александровича — двоюродного брата обоих дедов и одной из бабушек — и долгое время фигурировавший в СМИ как потенциальный претендент на русский престол — лишь девятый в общей линии наследования.

Следующая ветвь наследования идет от потомства сестры Александра III — великой княгини Марии Александровны, в 1874 году вышедшей замуж за герцога Альфреда Саксен-Кобург-Готского. Из их потомства по сей день продолжается и имеет право на наследование лишь одна ветвь — от принцессы Марии Александры и ее супруга — короля Румынского Фердинанда I.

Из этой линии ныне здравствуют, во-первых, внук принцессы Марии король Румынский Михай и кронпринцесса Маргарита, не имеющие прав на российский престол вследствие обязанностей перед румынским престолом, а также дочери Михая: принцессы Елена, София и Мария. Все они замужем морганатическими браками и потому лишены права на наследование престола в потомстве. Во-вторых, потомство принцессы Марии Румынской, дочери Фердинанда I, вышедшей замуж за короля Югославии Александра I. Это югославские князья Николай, Карл Владимир Кирилл Андрей и Дмитрий Иван Михайло, а также две княгини. Примечательно, что последние два князя — дети Великой Княгини Марии Кирилловны и, соответственно, внуки Кирилла Владимировича.

Дальнейшее наследование из потомства Александра II переходит в потомство Николая I и, в первую очередь, его внучки Великой княгини Ольги Константиновны, королевы Греческой. Именно этой ветви принадлежит столь популярный в интернете британский принц Гарри. Однако брак его отца, принца Уэльского Чарльза с Дианой Спенсер по законам Российской империи считается морганатическим и потому потомство от такого брака никоим образом не может претендовать на русский престол. И даже если пойти на некоторые уступки и включить принца Гарри в очередь к трону, он будет лишь двадцать первым.

Lenta.ru

Теги: