Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл заявил, что РПЦ никогда не допустит независимости Украинской церкви. Кирилл поблагодарил предстоятеля Украинской православной церкви Московского патриархата Онуфрия за «сохранение канонического единства» и добавил, что никогда не согласится на изменение этих границ.


Появится ли все-таки в Украине своя поместная церковь? Ситуацию в эфире “Громадского на русском” прокомментировал публицист Сергей Чапнин.


Какова природа заявления Патриарха Московского и всея Руси Кирилла? Оно должно было появиться просто потому, что было приурочено к какой-то дате, или оно появилось потому, что содержало в себе некий сигнал?


Да, это хороший вопрос. Я думаю, это самое неожиданное, что появилось за эти дни празднования 70-летия патриарха Кирилла. Это вот это жесткое, довольно развернутое заявление по Украине, и, я думаю, оно связано с общей ситуацией, в которой сейчас находится Русская церковь и лично патриарх Кирилл. Главное здесь — попытка утвердить лидерский и во многом имперский характер нынешней РПЦ. Здесь оказывается, что, в общем-то, даже не столько соперничество с Константинополем, не столько какие-то отношения с католической или другими религиозными группами играют решающую роль, с точки зрения патриарха, сколько желание видеть Украинскую церковь безусловно, без всяких дискуссий и допущений в составе РПЦ.

Недавно украинская делегация побывала в Стамбуле, она заручилась согласием Вселенского патриарха в том, что в Украине может быть поместная церковь. Каким-то образом это пожелание Вселенского патриарха может ускорить процесс появления в Украине поместной церкви? Как могла бы реагировать на это РПЦ?


С церковной точки зрения довольно странно выглядит, когда главными драйверами движения в сторону автокефальной церкви являются политики. Это говорит о том, что ситуация не очень нормальная. Безусловно, и с точки зрения Константинополя и с точки зрения, в частности, Вселенского патриарха, вообще в широком смысле – с точки зрения церкви, истории церкви, автокефалия украинской церкви не только возможна, но и в перспективе, видимо, неминуема. Другое дело, какие шаги сейчас предпринимают те, кто выступает «за» автокефалию, или те, кто говорит, что она категорически невозможна. Мне кажется, что вопрос здесь не сколько стратегический, сколько тактический.

Украинская поместная церковь может появиться только на базе УПЦ Московского патриархата, или фундаментом для её появления может выступить уже УПЦ Киевского патриархата?


В нынешней ситуации явно не может. Здесь все-таки надо говорить о том, что есть понимание того, как канонически строится, на каких основаниях строится жизнь церкви. Признание другими поместными церквями – одно из ключевых условий. Поскольку Киевский патриархат эти условия не выполняет, он не является признанной церковью, в общем-то, говорить о том, что Киевский патриархат может стать каким-то фундаментом, на мой взгляд, слишком оторвано от реальности. Это какие-то искусственные схемы, и они не сработают.

Я помню, как при прошлом предстоятеле УПЦ МП внутри самого “церковного тела” шла дискуссия между теми, кто стремился к большей автокефалии, и теми, кто предлагал всматриваться в «Чистый переулок» (адрес Московской патриархии) и его советы. Сегодня как распределяются эти сферы влияния?


Безусловно, ориентация на Москву, на патриарха и его окружение довольно значительна. Я даже сейчас думаю, что это доминирующий тренд внутри киевской митрополии УПЦ МП. Но здесь, мне кажется, проблема в другом: дело в том, что для того, чтобы церковь была понятна обществу хотя бы в своей общественной позиции, в своей позиции по тем политическим вопросам, уклониться от которых она не может, важно, чтобы обращение шло к сегодняшнему обществу. Не вымышленному, а к конкретным людям, которые сегодня составляют украинское общество. И у УПЦ МП с этим большие проблемы. Видно, что иерархи и спикеры церкви боятся говорить, и порой кажется, что не умеют говорить с обществом и с политической элитой. И это серьезная проблема.

Вообще украинское государство, в отличие от российского, Левиафана из себя не представляет и в несвойственные для него области не лезет, но тем не менее если, например, на государственном уровне возникнет желание, условно говоря, дать фору Киевскому патриархату, немножечко ущемив интересы Московского, то приведет к смене того баланса, который сегодня сложился в Украине де-факто?


Я говорю из московской перспективы, поэтому мне, конечно, сложно оценивать ситуацию изнутри, в вашем контексте. Я бы сказал так, что государство вправе действовать так, как оно считает нужным, с одной стороны. С другой стороны, безусловно, уважать самую большую религиозную общину, которой является сегодня Украинская Православная Церковь Московского патриархата необходимо. Задача государства – ликвидировать саму возможность насилия одних религиозных групп по отношению к другим. И вот это обеспечение межрелигиозного мира – важная задача государства. Если будет мир, если религиозные организации, будь то канонические, или наоборот, поймут, что ситуация находится в режиме мирного, доброжелательного диалога, то это будет одним из факторов изменения ситуации.

Нromadske.ua

Теги: