Говорят, что в археологии, как в медицине и футболе, разбираются все. 


Особенно это касается Трипольской культуры. Ее ценители (от коллекционеров, композиторов и поэтов до бывших президентов) считают себя настоящими экспертами, ведут телепрограммы, устраивают конференции, пишут "научные" статьи и книги. Время от времени появляются смешные исследования о трипольском геноме, избирательном праве у трипольцев, трипольской философии, эзотерические версии существования и исчезновения "трипільського нЗроду". По мнению этих "знатоков", профессиональные археологи своими сухими теориями лишь мешают "созданию национальной трипольской идеи". 

А тем временем в других европейских странах приобретают все большую популярность "реконструкции" древних поселений, где проходят костюмированные игры, квесты, мастер-классы, детские аттракционы. Археология нынче в "тренде" — миллионы туристов согласны вкладывать деньги в такие интеллектуальные развлечения! Возможно, вместо того, чтобы поддерживать доморощенных "свидетелей Триполья", государству следует повернуться лицом к специалистам, которые умеют как раскапывать и интерпретировать памятники, так и популяризировать свои открытия?

Наш собеседник — трипольевед с огромным стажем, известный во всем мире исследователь Трипольской культуры, заведующий научно-исследовательской лабораторией археологии Киевского университета им. Б.Гринченко Михаил Видейко.

— Год назад была создана лаборатория по изучению Трипольской культуры. Это единственное в Украине научное учреждение, которое специализируется на изучении наиболее актуальной проблемы отечественной археологии. Хочется поздравить вас с такой непривычной для нашего научного сообщества инициативой. 

—Собственно, название нового подразделения, созданного по инициативе ректора Виктора Огневьюка в начале 2016 г. в Киевском университете им. Бориса Гринченко, — Научно-исследовательская лаборатория археологии. Изучение Трипольской культуры — ее основная задача, закрепленная плановой темой на последующие пять лет. Так что у нас есть конкретная программа исследований. Составляющей программы являются раскопки, в частности с участием партнеров из Германии — из университета города Киль. Кроме публикации результатов раскопок, предусмотрено еще и подведение итогов исследований — это будут книги, научные конференции. Есть идея использовать добытое для расширения музейных экспозиций и даже создания музея под открытым небом.

— Трипольская культура — тема очень популярная в Украине, даже кое-где политизированная. В последние десятилетия стало хорошим тоном говорить о трипольцах как о прямых предках украинцев. И обычно мало кто вспоминает, что у этой культуры есть еще одно название — Кукутень. 

—Современные народы Европы так или иначе являются наследниками древних цивилизаций, имевших в давние времена другие очертания и границы. Собственно, эти два упомянутых выше названия касаются одного культурного феномена. Ученые так и называют его — "культурная общность Кукутень-Триполье". Она просуществовала более 2 тыс. лет на территории от Карпат до Днепра, которая в настоящее время разделена между тремя современными странами — Румынией, Молдовой и Украиной. Обычно широкую, не особенно осведомленную публику волнуют вопросы: кто более древний, где был центр? Но современные ученые перешли к изучению этого феномена как некой целостности, выдающейся по меркам той эпохи для Центральной и Юго-Восточной Европы. Культура Триполье-Кукутень была восточной частью цивилизованной Европы 5–4 тысячелетий до н.э.


С другой стороны, на огромной территории неизбежно есть некоторые отличия между населением отдельных регионов, которые можно соотнести с племенами или группами племен. Одновременно могло существовать 10–20 таких объединений племен. Каждое имело свои особенности оформления посуды, росписи, моделирования статуэток — это то, о чем нам известно. Могли быть отличия в типах зданий, одежде и т.п. Связи между частями Кукутенско-Трипольского мира археологи как раз и отслеживают. Скажем, на Приднепровье могли попасть горшки, сделанные где-то в районе современной Умани, а на Виннитчину — как из Уманщини, так и из соседней Молдовы. Кое-где к трипольцам попадала посуда от других соседей — например, от воинствующих племен "ворончатой посуды", строителей мегалитов и производителей боевых топоров, которые в те времена жили на Волыни. Сегодня ученые все больше приближаются к воспроизведению истории отдельных небольших регионов, иногда — бассейна небольшой реки.

— Вы очень давно работаете в бассейне Южного Буга, изучаете известные поселения-гиганты. Расскажите, пожалуйста, об особенностях южнобугской группы памятников.

—Упомянутые локальные группы трипольцев уже много десятилетий изучаются в междуречье Южного Буга и Днепра. Самая известная их особенность — огромные поселения (протогорода) площадью в десятки и сотни гектаров. Последние исследования показали, что в них одновременно могли жить до 10–15 тыс. чел. — это подтверждено раскопками и большими сериями радиоуглеродных дат. Эпоха протогородов продолжалась почти тысячелетие, приблизительно с 4200 до 3400–3300 гг. до н.э. Благодаря магнитной съемке сегодня у нас есть очень точные планы поселений, на которых зафиксированы не только остатки жилья и хозяйственных ям, но и гончарные горны, укрепления и даже храмы, а иногда можно увидеть даже дорожки, протоптанные между сооружениями. При этом планирование было стандартным, и этот стандарт сохранялся на протяжении всего тысячелетнего существования протогородов, а значит, можно говорить о какой-то традиции. 


Исследования трипольских протогородов начались еще в начале 70-х гг. прошлого века — с раскопок Н.Шмаглия возле с. Майданецкого. За 10 лет к этим исследованиям присоединились другие исследователи Триполья — В.Круц, Т.Мовша, Е.Цвек. Раскопки проводились в Тальянках, Доброводах, Веселом Куте и других местах. Состоялось несколько конференций по этому поводу, в том числе международных. Однако до последнего десятилетия эти исследования имели сугубо локальное значение, о них мало знали в мире. А когда узнавали, то не особенно верили в существование таких больших поселений. Только теперь стало понятно, что украинские археологи в ХХ в. заметно опередили своих европейских коллег в комплексном исследовании древних поселений, прежде всего благодаря применению масштабной магнитной съемки. Этими работами руководил энтузиаст использования магнитной съемки в археологии В.Дудкин. 

По количеству отснятых поселений и масштабам работ Европа только теперь начинает догонять Украину. В конце прошлого века и в начале нынешнего были проведены фантастические по объемам новостроительные раскопки в Польше, Венгрии, Чехии, Словакии, Болгарии и Румынии, в которых участвовали археологи из Германии, Великобритании, США. При этом в значительных масштабах начали применять магнитную съемку. В настоящее время используются очень чувствительные приборы, не говоря уже о компьютерной обработке данных, которой в 70–
80-х гг. ХХ в. еще не было. В результате такого научного прорыва оказалось, что к западу от Кукутень-Триполья также были свои протогорода. Это в свою очередь стимулировало огромный рост интереса к предыдущим открытиям украинских археологов. Мировому научному сообществу стало, наконец, понятно, что приоткрывается новая, совершенно неизвестная страница древней истории Европы.


С 2008 г. украинские археологи начали общие проекты с британскими, а с 2011-го — и с немецкими исследователями. В начале этих проектов мы считали, что знаем о протогородах трипольцев все или почти все. Но последние семь лет доказали, что в действительности все намного интереснее. Мы узнали, что в поселении Майданецкое было на самом деле не 1575 сооружений, а около 2900, среди которых были и храмы. Настоящей сенсацией стало открытие монументального храма размерами 20х60 м в Небелевке. А кроме него, было еще почти полтора десятка меньших храмов. Большие поселения трипольцы огораживали палисадами, вырубая для этого десятки тысяч деревьев. 

Еще одно важное открытие — неизвестные прежде многоканальные гончарные горны для обжига рисованной посуды, самые древние в Европе. Это поражает: около 6 тыс. лет назад трипольцы использовали такие же совершенные горны, как и мастера из древнего Крита 3100 лет назад или гончары Эллады 2500 лет назад! Словом, мы подошли к изучению конкретной истории некоторых протогородов, которая оказалась длиннее, чем мы представляли это раньше. Дискуссии о новых открытиях в Украине велись на конференциях в Будапеште, Киле, Стамбуле, Дареме. Уже вышло несколько книг — за пределами Украины, в Британии, Германии. И это только начало. Такое сотрудничество, между прочим, — это не только возможность точно вписать эпоху Триполья в праисторию Европы, но и интернационализировать знания, что является хорошим предохранителем для воспроизведения еще одной "прародины слонов". Последнее, к величайшему сожалению, для Триполья стало едва ли не правилом, хотя действительность намного более интересна и сенсационна, чем разговоры о какой-то исключительности трипольцев.

— Но Триполье все же остается загадочной культурой, некоторые тайны которой не могут раскрыть многие поколения археологов. Одна из таких тайн — это погребальний обряд трипольцев. Прояснили ли этот вопрос находки последних десятилетий?

—Вполне естественно, что некоторые аспекты культуры еще не открыты. В археологии нет абсолютного знания, с каждым годом представления об археологических объектах меняются. Появляются новые памятники и новые гипотезы. Специально погребений трипольцев никто не искал.
Все известные погребальные комплексы были обнаружены случайно. В 1943 г. окраины Киева были перекопаны траншеями и блиндажами — благодаря этому после войны обнаружили два некрополя с кремациями: Червонохуторский и Софиевский. В Молдове после войны начали расстраивать село Выхватинцы и докопались до трипольских погребений. В 60-х гг. ХХ в. десятками и сотнями раскапывали курганы на юге Украины, выравнивая поля под искусственное орошение — и мы имеем сотни погребений с трипольскими горшками. 


Дело в том, что древние погребения лежат глубже остальных современных им зданий. Трипольские жилье мы находим на глубине примерно до полуметра. Поэтому ежегодно во время пахоты на поверхность выворачивают сотни обломков. А на глубину в метр-полтора никто не будет пахать. Вот и покоятся где-то трипольцы в окрестностях поселений со всеми своими горшками, медными топорами, украшениями и другими вещами. Современные приборы делают возможным поиск неизвестных погребений. Наверное, открытие трипольского мира умерших произойдет в ближайшее время, когда у археологов найдется время и возможность пройтись с магнитометрами по окраинам уже известных поселений. А пока что процветают фантастические теории о существовании у трипольцев "особого погребального обряда, который не оставляет следов". В Европе раскопаны тысячи погребений, а вот трипольцы у нас такие особые… Хочется быть в чем-то уникальными! Та же ситуация, что была с трипольскими протогородами. Гордились тем, что это наш "праукраинский феномен", а оказалось, что просто соседи до таких "феноменов" у себя еще не докопались. Вывод — надо искать, и погребения найдутся.

— Еще одна трипольская интрига — назначение изысканной, эстетически совершенной посуды. 

— Не вижу особой интриги. В конце ХІХ в. Викентий Хвойка написал, что вся эта керамическая красота является… погребальными дарами, частью ритуалов. Потом его беспощадно критиковали как "буржуазного ученого", поскольку в советские времена изучать верования, даже древние, считалось делом весьма сомнительным. А сейчас исследователи сошлись на том, что трипольская посуда имела сакральное значение, ее использовали в разных ритуалах. Изображения на ней — невербальные сакральные тексты, средство общения с Высшими силами. Дело в том, что в древние времена не было деления сущего на сакральное и профанное (светское), мир был единым. А значит, жить в нем можно было лишь по определенным освященным ритуалом правилам, которые распространялись на быт, работу, на все. И так жизнь продолжалось день за днем, год за годом. Стабильность поддерживали не реформами, а магическими обрядами — чем больше их проводили, тем лучше жили. А что может быть лучше, чем сосуд, покрытый священными знаками? Правильный ответ: десять таких сосудов, а еще лучше — сто. Вот и производили разную посуду не то что тысячами — миллионами! Именно на такой объем вышли мастера из Тальянок и Майданецкого, как показывают несложные подсчеты. Лишь для обряда сожжения обычного жилья надо было приготовить 30–50 сосудов разного размера и формы — от мисок и кувшинов до больших зерновиков. Умножьте это на 2–
3 тыс. жилищ протогорода. Каждое изделие было заботливо слеплено, разрисовано, в него была вложена душа. И все ради стабильности во Вселенной. Вот что значит правильно определить цель. Такое отношение к жизни вдохновляет потрясающе.


— Вы сотрудничаете с палеоботаниками. Известно, что к работе приобщились специалисты из Японии. Какие выводы можно сделать по результатам их исследований?

—Это необычайно интересное и плодотворное сотрудничество, шанс узнать очень много нового. И о том, что ели-пили трипольцы, и о том, что росло у них во дворе и вокруг поселения, и из чего дома строили. Ответы на эти вопросы ищут многие специалисты, в частности и палеоботаники, и палинологи. В нашей стране их немного. Несколько десятилетий определяет трипольские растения Г.Пашкевич, благодаря чему у нас есть много сведений о культурных растениях — от ячменя до гороха, не говоря о дикорастущих. В изданных ею работах можно найти информацию о том, что можно было приготовить к трипольскому столу. Интересно работают исследователи из Германии. Например, ищут в специально отобранных пробах окаменелые остатки древних растений — фитолиты. Но и традиционные методы, например снятие пластилиновых оттисков с древней обмазки и керамики, дают интересные результаты. Таким методом недавно узнали, что, возводя один из храмов, трипольцы добавляли в глину не только полову, но и целое зерно, стебли и листву разных растений, даже пережженные кости животных, птиц, фрагменты сосудов и т.п. Этакая символичная магическая строительная смесь с древних времен. Японские специалисты предложили провести исследования с использованием сверхсовременных материалов и технологий — в частности трехмерного сканирования оттисков на специальном оборудовании. И сейчас мы плодотворно сотрудничаем с ними.


— Известно, что в 2012 г. ваша экспедиция исследовала большой сакральный центр. Какие данные указывают на его культовое назначение? Есть ли аналогии в Украине и мире? Как это открытие повлияет на представление о древнем мире?

—Открытие храма — результат совместной британско-украинской экспедиции, к финансированию которой приобщилась известная газета National Geographic. Всех интересовало, что это за обнаруженное магнитной съемкой сооружение размерами 20х60 метров. Ничего подобного до того на трипольских поселениях не находили. Кажется, это сейчас крупнейшее из раскопанных сооружений, возведенных в 4000 г. до н.э. в Европе, а может, и в мире. Это — остатки храма, где собирались жители целого поселка площадью около 238 га, в котором было почти 1,5 тыс. жилищ. В храме найдены остатки семи алтарей, на которых когда-то разжигали священный огонь. Это было величественное общественное здание — представьте, ширина дверей, определенная по обнаруженному глиняному порогу, достигала 1,7 метра! То есть два человека могли в эти двери зайти-выйти одновременно. Далее шел 10-метровый коридор, и следующие двери — вообще два метра шириной! То есть масштабами это сооружение не уступало современным ему храмам Месопотамии, с которых, как говорят, "начиналась история". Более того, в небелевском храме было два этажа, его потолок поддерживали десятки деревянных колонн. Найдены даже оттиски веревок, которыми древние строители монтировали каркас сооружения. Выкрашенные красным стены и пол создавали у участников ритуалов приподнятое настроение. Вокруг была открытая площадь, где могли разместиться несколько тысяч жителей поселка. В том же поселении обнаружены более десятка меньших храмов, расположенных по периметру центральной его части — "улицы" 60–70 м шириной. Можно представить себе торжественную процессию, которая обходила вокруг поселения, шествуя от храма к храму, чтобы прийти к величественному сооружению, которое стояло на самом высоком месте. Отсюда и сейчас открывается восхитительный вид на околицу — на несколько километров, причем ворота храма обращены в сторону, где восходит солнце. В открытые двери попадали утренние солнечные лучи. 


— В прошлом полевом сезоне исследователи Триполья снова получили сенсационные находки — на этот раз ближе к Киеву. Что нового они принесли в науку?

—Самое важное то, что это одно из древнейших трипольских поселений на Киевщине. Теперь у нас есть возможность узнать, когда и при каких обстоятельствах носители трипольской культуры сюда попали. Между прочим, в этом поселке также был храм, хотя и меньший, чем в Небелевке. Так что самые интересные находки и раскопки еще впереди. На этой территории археологи копали и раньше. Добытых материалов хватило и на экспозицию в Областном археологическом музее, что в с. Триполье, и на открытие местного музея в Копачеве. Мечтаем сделать на месте раскопок археологический парк — защитить павильоном раскопанное сооружение, а неподалеку возвести его реконструкцию. Со временем выйти на реконструкцию всего поселка. Это обычная практика для развития туризма во всем мире. Тем более что неподалеку уже строится подобный объект — парк "Киевская Русь", где воссоздают стольный Киев-град времен Владимира Ясно Солнышко. Между прочим, данный комплекс, а также Киевский областной археологический музей являются нашими партнерами в этих исследованиях. Таким образом, как и всегда в археологии, самое интересное нас еще ожидает.

Gazeta.zn.ua

Теги: