Связь между реформаторскими усилиями Джорджа Пелла и его возможным соучастием в педофильском скандале мозолит глаза
Финансовый сектор Ватикана за последние десять дней понес серьезные потери: один за другим покинули должности главный аудитор счетов Святого престола Либеро Милоне и префект Секретариата по экономике Джордж Пелл. Причины ухода двух ключевых фигур реформы Института религиозных дел (известного как "Банк Ватикана") разные и не до конца ясны, но последствия, по мнению ватиканистов, предсказуемы: на кону судьба финансовых реформ.

Которые, казалось бы, при всей критике и неоднозначности стиля Пелла, начали давать плоды. После череды обвинений в отмывании денег на счетах банка, а также коррупционных скандалов, вошедших в историю как Ватиликс, финансовая репутация Святого престола и Института религиозных дел очистилась. Настолько, что Ватикан был внесен в белый список государств с прозрачной финансовой системой.

Напомню, что Ватиликс, случившийся в 2012 г., поставил вопрос деятельности Банка Ватикана и коррупции в Апостольской столице ребром. Источником слива документов стал личный дворецкий понтифика. Разгоревшийся скандал, по общему мнению, подтолкнул папу Ратцингера уйти в отставку. А следующему папе не оставил выбора – нужно было браться за финансовые реформы, целью которых должна была стать прозрачная банковская система. Это было и внутреннее, и внешнее требование, сформулированное итальянской и глобальной банковской системой, с которой работал Ьанк Ватикана.

Реформы, впрочем, шли тяжело. Уже при папе Бергольо случился второй Ватиликс - новая утечка документов, свидетельствующих о том, что махинации продолжаются, а реформаторы сами занимаются финансовыми злоупотреблениями. Реформаторы, да и сам папа Франциск, которого вроде бы выводили жертвой, но очень неубедительно, были поставлены в щекотливое положение. И реформы – вместе с ними. Кстати, именно авторы этого скандала первыми связали финансовую реформу с обвинением в педофилии: Джорджа Пелла обвинили в авторитарном образе действий и заодно в том, что он не столько занимался реформами, сколько прятался от австралийской полиции, которая расследовала его соучастие в совращении малолетних. Любопытно, что один из авторов Ватиликса-2 в дальнейшем проговорилась в интервью о том, что имеет теперь "общие проекты с Москвой" - это, согласитесь, добавляет в интригу перчику.

Можно было бы сказать, что внутри финансовых институтов Ватикана не происходит ничего странного. Банк жил по своим традиционным правилам, наработанным за сотни лет, – еще до того, как сложилась глобальная финансовая система. Традиционно здесь действовала своя система, основанная на доверии к церкви и ее служителям, а не на принятой в нынешнем финансовом мире прозрачности. Ватикан сам по себе был и остается довольно закрытой системой – как и другие традиционные церковные институты, - а Институт религиозных дел, соответственно, был закрытой системой внутри закрытой системы. Необходимость интегрироваться в международную банковскую систему поставила ИРД в довольно сложное положение: оказалось совершенно необходимо переформатировать банк в соответствии с требованиями международной прозрачности. Это не могло пройти безболезненно, и не могло вызвать восторга у ватиканских традиционалистов. Тем более что собственная финансовая система ИРД была по-своему надежной и защищенной и, кстати, расследования так и не выявили никаких серьезных нарушений. Аресты счетов и громкие заявления о деньгах разнообразных мафий, которые якобы отмываются в Банке Ватикана, были скорее стимулом для проведения реформ. В этом была кровно заинтересована Италия, которая так или иначе включала банк Ватикана в свою финансовую систему и для которой его закрытость представляла проблему при интеграции в глобальную банковскую сеть.

Ватикан испытывает давление в разных сферах, направленное на то, чтобы привести его – не только его банк, но, по возможности и риторику, и даже, возможно, доктрины - в соответствие с глобальными требованиями западного мира. Единственное, что вызывает подозрение и отвращение в этих играх – использование педофильской карты. Вернее, использование ее "по необходимости". Связь между реформаторскими усилиями Джорджа Пелла и его возможным соучастием в педофильском скандале мозолит глаза. Создается впечатление, что если бы Пелл "не мешал" - неважно, реформам или, наоборот, тем, кому реформы были не нужны, – его соучастие в растлении детей могло бы еще какое-то время полежать под спудом. "Педофильские дела" в Ватикане становятся орудием сведения счетов с политическими противниками, а не предметом расследования. "Педофильский скандал" по-прежнему трактуется как "информационная война против Церкви" и способ давления, а не как вызов и требование справедливости.

Впрочем, все зависит от того, как кардиналу Пеллу удастся выступить на суде. Если верить авторам Ватиликс-2, вся его реформаторская деятельность на должности "министра экономики" была ширмой, за которой он прятался от обвинений со стороны австралийской полиции. Да и с должности его не уволили, а всего лишь отправили в "отпуск" - для того, чтобы он дал показания, смог ответить на обвинения и предстать перед судом.

Если бы не Милоне, история с Пеллом выглядела бы вполне добропорядочно. Но увольнение Милоне всего за несколько дней до "отпуска" Пелла бросает на ситуацию тень. Милоне, опытный аудитор, занимавший кресло директора итальянского отделения Deloitte, был привлечен два года назад к реформе финансовой системы Ватикана с целью сделать ее прозрачной. Контракт был заключен на пять лет. Но Милоне ушел через два. Официальный комментарий Святого престола краток - "по взаимному согласию". Полуофициально - не сошлись характерами. Вернее, стилем управления. Стиль и, предположительно, требования, а еще вероятнее - степень свободы главного аудитора, оказались неприемлемыми для основной финансовой структуры Святого престола. В результате он был уволен фактически без объяснения причин. А еще через несколько дней кардинал Пелл был отправлен в Австралию объясняться с полицией по очень щекотливому делу. Из-за чего его "отпуск" выглядит как экстрадиция. Которой он, безусловно, заслужил, если окажется, что действительно виноват в совращении или покрывательстве. Но обстоятельства, при которых состоялась эта высылка, вовсе не говорят о том, что в Ватикане преследуют чистые цели торжества справедливости.

Теги: