О том, что финал близится, можно судить хотя бы по тому, как все становится на свои места, как сползают с лиц маски, как все оттенки серого исчезают и остается только белое и черное.

Например, черные футболки на крепких спинах с красноречивой цитатой из Писания: "Готовьтесь к войне..." Цитата довольно обширная, букв на футболке много — не каждый станет вчитываться, да и зачем, если все главное сказано в первой же фразе. Что особенно пикантно, эти футболки — участники крестного хода из Каменца-Подольского в Почаевскую лавру. Или это была демонстрация? Вот, мол, готовы "перековать орала на мечи". Правда, для тех, кто лучше знаком с художественной литературой, чем со Священным Писанием, меч и орало ассоциируется скорее с образом Остапа Бендера и его вдохновенным "я дам вам парабеллум". Этот образ более соответствует ситуации, чем Писание, потому что угрозы эти смешны и непонятно, на кого рассчитаны. На украинскую власть и граждан? Так у нас уже война. На Вселенского патриарха? Так он тоже в курсе, что у нас уже война. Да и "чернофутболочники" не производят впечатления армии Господней. Отжать сельский храм — это, пожалуй, они смогут. Но отжать целую церковь или даже страну — надорвутся.

Или, например, белое: со своеобразным каминг-аутом по поводу Томоса об автокефалии выступила часть духовенства и верных УПЦ МП, объединившихся в "Сеть открытого православия". В обращении, опубликованном на ФБ-страничке группы, высказана поддержка Томоса об автокефалии украинской церкви и содержится призыв к мирному сосуществованию и диалогу, которые привели бы к настоящему единству православия в Украине. Это первое внятное выступление представителей УПЦ МП, которые поддерживают выход Украины из юрисдикции Московского патриархата и восстановление канонического единства украинской церкви путем диалога.

О том, что такие настроения в УПЦ МП есть, до сих пор знали или хотя бы догадывались по отдельным выступлениям отдельных людей. Теперь мы можем судить о том, насколько организована эта группа, насколько она массова, насколько открыта к диалогу и единству и какие у нее взгляды на "жизнь после Томоса". Это важно, потому что, по всей видимости, именно эта группа может стать главным переговорщиком со стороны УПЦ МП в будущем процессе урегулирования возможных конфессиональных конфликтов и устройства новой церкви.

"Сеть" не заявляет пока о готовности присоединиться к какой-либо юрисдикции — "открытое православие" предполагает определенную конфессиональную свободу — и не выдвигает конкретных предложений о том, как нам обустроить украинскую церковь. Пока речь идет только о мирном сосуществовании юрисдикций и совместной работе над будущим соборным решением о том, как жить дальше. "Сеть" сформирована вокруг интеллектуалов из круга покойного митрополита Владимира Сабодана — тех самых условных "украинофилов". Ее модератором стал протоиерей Георгий Коваленко, ректор Открытого православного университета Софии-Премудрости, известный блогер и телеведущий.

О том, что в УПЦ МП нет единства мнений по поводу юрисдикционной принадлежности, писали многие и много раз. Раскол, которым пугает всех и каждого Моспатриархия, — страшилка, которой боится в первую очередь она сама. Большая часть УПЦ МП наверняка присоединится к новой канонической структуре — ни духовенству, ни верным не нужно противостояние с собственными властями. И молитва, и деньги любят тишину.

Если кто и пострадает от "нового раскола", то это будет не столько Украина, Фанар или все мировое православие, сколько РПЦ. Там это хорошо понимают, судя по тому, как все смешалось в доме Облонских. РПЦ может потерять не просто много — все. Собственно, отсчет потерь уже начался — еще до Томоса. Раскол между патриархией и Кремлем — на фоне всплеска "антипоповской" пропаганды в прокремлевских СМИ и потери контроля над "Софрино", самым большим "свечным заводиком" РПЦ — очевиден. После Томоса наступит раскол по линии истории — от "священной истории" РПЦ отвалится киеворусский базис, а следом за ним и претензии на Небесную Российскую Империю и даже титул Третьего Рима.
×

Есть от чего впасть в истерику. Сегодня патриарх Кирилл встретится с патриархом Варфоломеем, чтобы обсудить вопросы, имеющие взаимный интерес. Но о чем говорить-то? О чем торговаться? И, главное, чем платить? Патриарх допустил непростительную оплошность — он упустил время. И это самое странное в данной истории — то спокойствие, с которым из Москвы наблюдали за тем, как "паровозик Томос" набирает обороты. По всей видимости, патриарх был уверен, что очередное обострение украинского вопроса сможет легко замять. Может, рассчитывал на лобби в Греции и на Афоне. А может, на то, что Кремль договорится с Эрдоганом.

Первый диссонанс он почувствовал, скорее всего, во время празднования крещения Руси — он впервые осознал, что ситуация выходит из-под контроля. Патриарх Варфоломей, конечно, не приехал, но делегация Фанара совершенно четко продемонстрировала свою "ориентацию" — почти никаких контактов с "канонической" УПЦ МП и активное участие в мероприятиях УПЦ КП, на которых присутствовал и президент Порошенко.

В Москве это, конечно, заметили. И все поняли правильно. Патриарху указали на его ошибку, и он поспешил принять меры, чтобы ее исправить. Но оказалось, что момент упущен. И в Греции внезапно каналы связи и подкупа перекрыли. И Кремль не договорился с Анкарой. И последняя капля — патриарх Варфоломей не только поздравил от имени церкви-матери Украину с Днем независимости, но и разместил релиз о телефонном разговоре с президентом Порошенко на официальном сайте Вселенского патриархата. В знак того, что Украина и ее независимость находятся под духовной опекой и в кругу интересов Константинопольской церкви.

Нет ничего удивительного в том, что патриарх Московский очень не хотел лететь в Стамбул. Это унизительно. Но, что хуже, это бессмысленное унижение. Решение о Томосе для Украины принято — вот какой вывод он может сделать из цепочки последних событий. И этого не изменить ни чемоданом, ни даже вагоном российских денег. Потому что, судя по контексту, это решение нужно не только Вселенскому патриарху. Его поддерживают и в Вашингтоне, и в Брюсселе, не говоря уже о Киеве. И в США, и в ЕС принимают меры к тому, чтобы выдернуть занозу российского влияния отовсюду, откуда только возможно. Они слишком долго закрывали глаза на "гуманитарную политику" Кремля, и теперь вынуждены расхлебывать последствия и на Балканах, и на Ближнем Востоке, и в Восточной Европе.

Патриарх Кирилл прекрасно понимает, что говорить с патриархом Варфоломеем не о чем. Даже для того, чтобы предложить ему "раздел Украины" на более-менее выгодных условиях, время упущено. А потому нет смысла унижаться. Но должность у него такая — лицо держать. Даже когда в это лицо откровенно смеются.

Кремль тоже ведет себя довольно нервозно. Во всяком случае, сигналы недовольства патриархией выглядят чрезмерно — как вымещение раздражения за собственные просчеты. Ну, да, у патриарха провал за провалом: Украина, Греция, Македония, а в перспективе еще, не исключено, и компромисс с Сербией по Косово... Но справедливости ради стоит вспомнить о том, что все это достойные плоды не столько неудачной политики Моспатриархии, сколько злонравия самого Кремля. Но начальство, как известно, не делает ошибок. Даже если вам дали задание чайной ложкой выкопать котлован, а вы взяли и не справились. Во-первых, нужно было сразу сказать, что, мол, не будете копать, пускай даже за это уволят. Во-вторых, ну, он же патриарх — мог бы и чудо сотворить. Так что патриарх ошибся дважды: сначала согласился играть на кремлевских условиях, а потом не сотворил чуда.

Помочь и правда могло только чудо. После Крыма и Донбасса трудно было ожидать, что в Украине по-прежнему будут поддерживать московские проекты. Любые — хоть светские, хоть церковные. Особенно учитывая то, что Москва сама всячески подчеркивала тот факт, что УПЦ МП — ее филиал в Украине, совершенно лояльный к своему центру. Не знаю зачем — может, патриарх таким образом сигналил в Кремль, что он держит в своих руках каналы влияния в бывшей провинции. В результате высшие иерархи УПЦ МП выглядели вызывающе: делали дерзкие заявления, устраивали демарши, демонстрировали подчеркнутую лояльность московскому начальству. В общем, вызывали в украинских массах раздражение и давали все новые и новые поводы для возмущения "московскими попами" и "пятой колонной Кремля". Эти выражения — и вместе с ними убеждения — настолько прочно вошли в наше медиаполе, что я сомневаюсь, что "Сети" с ее миротворческой риторикой и воззваниями к здравомыслию удастся изменить общий глас в отношении всего, что связано с УПЦ МП.

К счастью для проигравших — в первую очередь РПЦ, — кроме кремлевского счета, есть еще гамбургский. По нему украинский Томос — это риск для Украины, а для РПЦ — это исторический шанс. Еще неизвестно, как мы справимся с соблазнами "государственной церкви" и не утопим ли свой церковный проект в сварах. А РПЦ, избавившись от всего лишнего — госсзаказа, "русского мира", излишков имущества и связанных со всем этим соблазнов, может наконец превратиться в пристойную церковь. Которая занята миссией, а не выполнением политических указаний. Проповедью, а не подсчетом монет. Которая идет в народ. Потому что больше ей идти некуда. Да и куда же еще идти церкви?

Dsnews.ua

Теги: