В истории с Томосом про автокефалию мы постепенно двигаемся к развязке. Однако по законам жанра сначала нам придется пережить пару непростых моментов
Следующая глава в этой истории - Объединительный собор. И, судя по всему, потенциальные участники объединения уже выкатили первые пробные шары - митрополит УАПЦ Макарий заявил с телеэкрана о том, что патриарх Филарет собирается просто присоединить всех к своей церковной структуре, без всяких компромиссов и совместных консультаций, а также дал понять, что его и его церковь это совершенно не устраивает. А УПЦ КП, в свою очередь, провела Синод епископов - как бы "по следам" решений Синода на Фанаре, - на котором первым пунктом программы представила новый способ титулования патриарха УПЦ КП. А заодно поблагодарила всех, кто трудится на ниве украинской автокефалии, - от Вселенского патриарха до президента и Верховной Рады Украины.

Именно новый титул главы УПЦ КП оказался самой обсуждаемой новостью. Что, конечно, заслуживает сожаления, потому что титул - это внешний эффект, не имеющий никакого серьезного влияния на реальность. Тем не менее творцы титула постарались задеть чувства всех. И тех, кто хочет, наконец, отпраздновать победу и видит в титуле что-то вроде ордена за отвагу, а упоминание в титуле Киево-Печерской и Почаевской лавр празднует уже только потому, что "в Москве взбесятся". И тех кликуш, которые возрадуются, увидев доказательства того, что "раскольники" таки посягают на "наши святыни". Пускай только на словах.

СМИ поспешили сообщить, что патриарх Филарет "согласился" на скромный вариант титулования - "Архиепископ и Митрополит". Но это полправды. Это "скромное" титулование предназначено на экспорт - так его "могут называть" предстоятели других поместных церквей. Для внутреннего же употребления у патриарха заготовлен совсем другой титул - куда менее скромный чем даже тот, который был у него до сих пор: "Святейший и Блаженнейший (имя), Архиепископ и Митрополит Киева - Матери городов Русских, Галицкий, Патриарх всей Руси-Украины, Свято-Успенских Киево-Печерской и Почаевской лавр Священноархимандрит".

Правду говоря, немного смешно. Смешнее только титул патриарха Александрийского - "Отец Отцов, Пастырь Пастырей, Архиерей Архиереев, тринадцатый Апостол и Судья всей Эйкумены". Собственно, у епископа Первого Рима тоже титулование длинное и витиеватое, но последняя позиция - "раб рабов Божьих" примиряет со всеми прочими. Все эти пышные титулы отражают тот кризис, в котором находится церковь, - они вышли из моды еще во времена оно и откровенно отдают средневековьем и желанием чувствовать себя выше "простолюдинов". Люди играют в те игры, в какие привыкли играть - в их реальности длина и пышность титула, "святейшеством" тебя назовут или "блаженством" играет немалую роль. Что лишний раз говорит о том, что церковные институты остаются заповедниками архаики и не собираются ничего с этим делать.

Официальный спикер УПЦ КП владыка Евстратий Зоря поспешил причислить к "московским пропагандистам" всех тех, кто выскажет сомнения по поводу уместности упоминания обеих лавр в титуле предстоятеля УПЦ КП. Однако этот превентивный удар по оппонентам выглядит так же неубедительно, как попытки увести в сторону разговоры о нынешнем статусе УПЦ КП и УАПЦ. Судя по всему, для УПЦ КП наступил весьма нервный момент - в ней прикладывают отчаянные усилия для того, чтобы не упустить из рук инициативу с обретением автокефалии. Оттого и решения такие одновременно демонстративные и не имеющие никакой насущной необходимости.

Очевидно, что порядок титулования будущего (или даже настоящего) патриарха/митрополита Киевского - это далеко не самый главный вопрос сегодняшнего дня. Ни для УПЦ КП, ни для украинского православия в целом. По-хорошему, этот вопрос должен был бы выноситься на общий собор при обсуждении устава новой церкви.

Зачем же такая спешка, да еще с дележкой шкуры неубитого медведя - присовокуплением к титулу двух лавр, которые все еще находятся в чужом владении? Эта позиция была просто обречена на скандал.

Остается подозревать, что это и была цель. Во-первых, вызвать волну эмоций, привлечь внимание все и симпатии сторонников, во-вторых, при этом перевести разговор с "неудобного" на "удобное".

Неудобным для УПЦ КП стал разговор о нынешнем статусе их церковной структуры. Константинопольский патриарх принял под свою опеку украинских верных, снял анафемы, восстановил действительность таинств. Но он ничего не сказал про статус действующих церковных структур. С точки зрения канонов в данный момент верные УПЦ КП и УАПЦ принадлежат к Константинопольской церкви, но среди решений Синода УПЦ КП нет никаких указаний, как с этим жить дальше и к какой именно церкви теперь относить себя верным? Как и в каком порядке поминать имена предстоятелей? Что ж, зато есть указание косвенное: в решении о титуловании прямо указано, как именно поминать предстоятеля УПЦ КП во время богослужения (как святейшего патриарха, чтобы вы не сомневались). Но ни слова про поминовение Вселенского патриарха как главы (на данный момент) Киевской церкви. Уверена, что никто никому не запрещает, но и прямых указаний тоже нет.

Стоит ли это понимать так, что Константинополь вернул себе право на Киевскую церковь, но Киевская церковь пока так и не присоединилась к Константинопольскому патриархату?

В данный момент задача патриарха Филарета и его команды из УПЦ КП - удержаться на гребне волны и удержать свою структуру в целости. Сделать все, чтобы инициативу по созыву Собора и созданию новой церковной структуры не перехватили греческие экзархи - упустив ситуацию из рук, можно потерять большую часть выигрыша, даже несмотря на то, что это твоя игра, и из всех, кто стартовал вместе с тобой, на финишную прямую вышел только ты один. На Фанаре должны понимать, что с патриархом Филаретом им придется считаться, что на его стороне симпатии и власти, и верующих. Что он владеет ситуацией и в конечном итоге успех или неуспех "операции Томос" зависит от него.

Не должно оставаться сомнений и у украинских православных в отношении "церковной структуры" - УПЦ КП во главе с патриархом Филаретом была и остается. Независимо ни от чего.

Это особенно важно на фоне неявной, но существующей угрозы того, что ситуация с объединением затянется. Это может случиться, если стороны объединения окажутся несговорчивыми. Митрополит УАПЦ Макарий уже дал понять, что по-прежнему считает себя "золотой акцией". И постарается продать эту акцию подороже - УАПЦ не станет присоединяться на условиях патриарха Филарета. И, вообще, такие дела не решаются с кондачка. Из стана УПЦ МП пока не слышно ничего, но можно предположить, что им тоже спешить некуда.
Пропустить через 8

Спешить следует патриарху Филарету - именно потому, что нужно оставаться на гребне волны, а это не так-то просто: в условиях вмешательства Вселенского патриарха и появления ставропигий может начаться разброд и шатания. УПЦ МП и УАПЦ могут избрать стратегию присоединения именно к ставропигии Вселенского патриарха, а убедившись в том, что дело с Собором затягивается, владыки (по обыкновению) ударились в дрязги и дележку, верные УПЦ КП тоже могут потянуться во Вселенскую церковь. В результате Собор будет проведен, но значительно позже и на условиях Фанара.

Самые большие скептики рассматривают действия патриарха Филарета как предисловие к тому, что Собор будет проведен быстро, но в одностороннем порядке, то есть это будет Собор архиереев УПЦ КП с участием парочки "ренегатов" из других конфессий, которых удастся уговорить. Все прочие будут "званы", но заведомо незаинтересованы, а потому проигнорируют Собор и в перспективе решения его не признают. Однако формально Собор состоится, на нем будут приняты все необходимые решения и объявлено о появлении украинской поместной православной церкви, которой и следует выдать Томос об автокефалии. Константинополю - ради сохранения репутации - придется согласиться. Но даже если он не согласится - можно будет обвинить Фанар в вероломстве и испортить ему игру в "уврачевание украинского раскола": раз не дают автокефалии, значит просто решили "разжиться земелькой", а нам предлагают, как уже говорил однажды патриарх Филарет, "сменить московское ярмо на константинопольское".

Впрочем, пока что время судить о стратегиях еще не настало. Все громкие речи - включая титулы и скандалы вокруг отдельных их частей - преимущественно, медь звенящая. Сейчас все стороны, вовлеченные в процесс, подходят к самому интригующему моменту - поиску компромисса или, проще говоря, торговле. В этом ключе стоит рассматривать едва ли не каждое слово любой из заинтересованных сторон. От титулования архиепископа-митрополита-патриарха Киевского-Галицкого-Русского-Почаевского-Киево-Печерского до обвинений в "московской зраде" тех, кому это титулование не нравится и вылитого на камеру сомнения-раздражения митрополита Макария по поводу того, что глава УПЦ КП снова хочет загрести всю славу и плюшки себе. Грохот титулов и телевыступлений хотя бы отчасти заглушает и отвлекает внимание публики от того, что любит тишину - переговоров о том, кто и на каких условиях согласится на сделку.

Теги: