Так что была возможность — без свидетелей — вновь подумать и как-то сформулировать то, что неоднократно обсуждали с украинскими друзьями.


Наверное, так.


Киевский патриархат - нелегален с точки зрения всех остальных православных церквей. Легальна Украинская Православная Церковь Московского патриархата.


Но все же Киевский патриархат - это миллионы православных украинских верующих! Поэтому Президент Ураины пытается его легализовать, добиваясь его признания у Константинопоьского патриарха.


(Российский президент тоже сыграл свою роль в восстановлении общения Русской Зарубежной Церкви и Русской Церкви Московского патриархата. Так что тут — ничего нового).
Но поскольку он хочет его признания именно как Украинской церкви с большой буквы, так сказать, то верующие УПЦ МП опасются, что их потом будут заставлять переходить в эту церковь, отнимать имущество и т.п.


В Эстонии — где параллельно существует две совершенно легальных православных епархии — Московская и Константинопольская — юридически все ясно. Но Украина — не европейская Эстония. Так что есть, чего опасаться. И могут ли быть какие-то гарантии?


Реальная ЦЕРКОВНАЯ проблема — это не статус церквей (они исторически меняются), а наличие евхаристического общения между всеми православными общинами. И для украинских верующих, и для Константинопольского патриархата болезненно то, что миллионы украинских верующих Киевского патриархата не могут со всеми остальными послужить и причаститься у Гроба Господня. И это необходимо решать.


Как это можно решить, когда двусторонние (!) переговоры КП и УПЦ МП давно зашли в тупик: их просто нет. Но есть общеправославная проблема.


(ТОмос - греческое слово, означающее документ, провозглашающий автокефальность - то есть полную независимость и, при этом, легитимность какой-либо церкви).

Facebook, 24 июня 2018

Теги: