Задача была крайне сложной, учитывая множество врагов врагов и разруху в Иерусалиме. А еще сложнее было научить народ закону, вернуть их к вере отцов, восстановить авторитет Божьего Слова. Я представляю, как Ездра перечитывал указ царя, как живо представлял все трудности, как взвешивал все возможности. 


Но он пишет о себе, что  «ободрился, ибо рука Господа, Бога моего, была надо мною, и собрал я глав Израиля, чтоб они пошли со мною» (Ездра 7:28).

Он собирает лучших людей, чтобы они «пошли»; он приводит других в движение. Но когда они пришли на место, Ездра «разодрал нижнюю и верхнюю одежду и рвал волосы на голове и на бороде, и сидел печальный», а потом и вовсе «пал на колени» и «боялся поднять лицо» (Ездра 9:3-6).

Еще недавно Ездра ободрял других и смело вел за собой.

Но теперь он лежит в печали и отчаянии. Почему? Неужели его поразила нищета народа и сила врагов? 

Нет, его потрясла глубина духовного падения народа, его поразила испорченность священников, которые взяли себе жен из чужих народов и смешались с ними. Персидский царь Артаксеркс больше верит в Бога, чем наши священники! Как можно с ними служить в храме, как можно восстанавливать страну? Как можно на что-то надеяться? 

И вот Ездра сокрушается пред Богом. И с этого сокрушения начинается пробуждение в народе.

Уже не Ездра ободряет священников, но они его: «Встань, потому что это твое дело, и мы с тобою: ободрись и действуй!» (Ездра 10:4).

Иногда сокрушение одного праведника может спасти целый народ. 

Иногда нашим действием должно быть не строительство храма, но сокрушение сердца. 

Иногда ободриться и действовать можно лишь после того, как пролежишь в печали долгие-долгие часы.

Сherenkoff.blogspot.com, 26 ноября 2018

Теги: