В последние дни украинские Церкви заняли неожиданно активную позицию по проблеме евроинтеграции.

30 сентября главы Церквей и религиозных организаций опубликовали совместное заявление к украинскому народу относительно европейской интеграции Украины. Начав с выражения убеждённости в том, что «путём общественной дискуссии Украина изберёт для себя наибольший путь развития», авторы Заявления в дальнейшем чуть ли не однозначно предлагают единственный выбор – евроинтеграцию. В Заявлении подчёркивается: «Исторически сложилось так, что с давних времён украинский народ был частью европейского цивилизационного пространства. В связи с Европой, её духовной, культурной, образовательной, традицией строилась наша общественная и государственная жизнь». Россия упоминается только в качестве «исторического соседа» Украины с заявлением о том, что «этот [европейский] выбор не может считаться противопоставлением Украины» этому соседу: «ведь её [России] государственность, история и культура также тесно связаны с Европой».

Письмо подписали главы десяти Церквей и религиозных организаций: УПЦ-КП, УПЦ, УГКЦ, Римо-Католической, протестантских Церквей (баптистской, евангелистской, лютеранской и евангелическо-лютеранской), объединения иудейских организаций и Духовного управления мусульман.

В тот же день делегация из девяти глав и представителей украинских Церквей и религиозных организаций (включающая также директора Представительства Фонда Аденауэра в Украине и председателя правления Института религиозной свободы) прибыла в Брюссель для трехдневного диалога с европейскими руководителями и экспертами относительно европейской перспективы Украины.

1 октября украинские религиозные деятели встретились с председателем Комитета по иностранным делам Европарламента Э. Броком (представляющим Европейскую народную партию), а 2-го числа – с президентом Европейского Совета Г. ван Ромпеем. Особую активность в ходе бесед проявляли предстоятели УПЦ-КП Филарет (Денисенко) и УГКЦ Святослав (Шевчук). Так, Святослав заявил: «… мы просим Европу: не оставляйте Украину в этот важный момент нашей истории».

Поездка религиозных деятелей была организована по приглашению Фонда Аденауэра.

При анализе Заявления и визита привлекают внимание два момента.

Первый - крайняя заангажированность Заявления, характерная для евроинтеграторов, составляющих большинство политической, идеологической и журналистской элиты, но всё же вряд ли уместная в устах религиозных деятелей. Используются далёкие от реальности пропагандистские штампы: и о длительной «государственной жизни» Украины (когда у неё была государственная жизнь?), и о вечном вхождении в Европу без упоминания о более чем трехсотлетнем вхождении в состав России.

Второй момент – более чем скромное участие в этих акциях УПЦ, крупнейшей украинской Церкви, которой традиционно отводится первое место во всех совместных мероприятиях и заявлениях Церквей. Заявление подписал и предстоятель УПЦ митрополит Владимир, но слабее выступает УПЦ в плане представительства в ходе визита в Брюссель. Большинство участвующих Церквей были представлены своими предстоятелями, некоторые – достаточно высокими иерархами, а УПЦ представлял всего навсего учёный секретарь Киевской духовной академии и семинарии. Понятно, что сам митрополит Владимир не мог участвовать в поездке по состоянию здоровья, но УПЦ могла бы направить и более высокого иерарха. (Напомним, что ранее, 7 марта с. г., во встрече представителей украинских церквей с руководством Евросоюза в Брюсселе, картина была ещё показательнее: УПЦ представлял рядовой сотрудник отдела внешних связей.)

Очевидно, эти два момента тесно связаны между собой, а также с традиционной политикой УПЦ по отношению к другим украинским церквам, которую можно охарактеризовать как изоляционизм. На словах и на деле признавая поликонфессиональность Украины, УПЦ тем не менее склонна демонстрировать свою самодостаточность и очень слаба в межконфессиональной дипломатии и в установлении связей с другими церквами. И если есть определённая логика в таком отношении к неканоническим православным церквам, вышедших из её состава и тем самым вызвавшим раскол Церкви, то подобное изолирование от католиков, грекокатоликов и протестантов не вызвано объективными причинами и противоречит интересам самой УПЦ. В результате такой политики центром притяжения церквей и религиозных организаций Украины стали две следующие по величине и значимости церкви – УПЦ-КП и УГКЦ. Именно они, по-всей видимости, существенно влияют на формирование политики Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций, разработку заявления от имени большинства церквей и готовят соответствующие акции. А УПЦ в случаях, подобных рассматриваемому, остаётся или присоединиться к большинству, или противопоставить себя ему. Так, в случае данного Заявления инициатива явно принадлежала УПЦ-КП и УГКЦ, а УПЦ к ним присоединилась.

По нашему мнению, подписание Заявления носит для УПЦ вынужденный характер. Если для УПЦ-КП и УГКЦ высказанные в нём оценки являются органичными и вытекают из давнего геополитического позиционирования, то традиционной линии УПЦ они скорее противоречат. В последние годы митрополит Владимир неоднократно подчёркивал культурное и идеологическое разнообразие Украины, различие ведущих геополитических ориентаций в её регионах, роль Церкви в объединении людей безотносительно к этим различиям. Нынешнее Заявление Церквей выдержано явно в одностороннем духе: в нём фактически декларируется геополитический выбор, разделяемый одной частью Украины, и игнорируется выбор другой части.

Фото Facebook

Теги: