На встрече с ведущим программы "Утро с Владимиром Соловьёвым. Полный контакт" российского канала "Вести ФМ" Патриарх Московский и всея Руси Кирилл рассказал о том, что добивается справедливого юридического решения в споре со священником Юрием Шевченко, сообщает корреспондент "Религии в Украине" со ссылкой на обнародованные сайтом "Вести ФМ" аудиофайлы.

 

Патриарх Кирилл расставил все точки над "i" в судебном конфликте со священником Юрием Шевченко

Журналист Владимир Соловьев и Патриарх Кирилл

Беседа Патриарха Кирилла с журналистом Владимиром Соловьевым состоялась после того, как в медиа началось активное обсуждение судебного иска на 20 миллионов рублей, который прописанная в московской квартире Патриарха женщина предъявила владельцу жилья этажом ниже - бывшему главе Минздрава РФ, хирургу с мировым именем, ныне священнику Юрию Шевченко. По мнению истицы Лидии Леоновой, пыль, поднявшаяся в результате ремонта в квартире Шевченко, нанесла многомиллионный ущерб библиотеке Патриарха.

Кроме того, Лидия Леонова добивается в судебном порядке также ареста двух квартир в Москве: принадлежащую супруге Юрия Шевченко и ту, которую приобрел он сам, а потом подарил дочери Ксении. Последняя, как известно, является многодетной матерью, усыновившей детей-сирот.

Журналистов и блогеров интересовала, в частности, личность женщины, живущей в квартире Патриарха, а также вопрос о том, пристало ли монаху, давшему обет нестяжательства, владеть многомиллионной собственностью.

По итогам беседы с Патриархом Владимир Соловьев сообщил, что в квартире главы РПЦ, оказавшейся в эпицентре скандала, проживают две троюродные сестры Предстоятеля. Квартира Патриарху досталась от правительства Москвы в качестве улучшения жилищных условий — до этого Патриарх жил в деревянном домике на выселках. В новую квартиру в престижном доме была перевезена раритетная библиотека отца Патриарха, которой владыка Кирилл очень дорожит. Однажды сестра Патриарха позвонила ему и сказала, что больше в этой квартире жить нельзя, поскольку апартаменты оказались сильно запыленными в результате ремонта квартиры соседа этажом ниже. Патриарх Кирилл лично приезжал осматривать квартиру и подтвердил журналисту: там было столько пыли, что, по его ощущениям, это можно было сравнивать с Хиросимой и Нагасаки. Например, через 10 минут нахождения в запыленной квартире владыка начал задыхаться.

Патриарх подчеркнул, что не хотел лично "встревать" в это дело. С его стороны это было бы некорректно, поэтому он попросил заняться делом прописанную в квартире сестру — чтобы всё было справедливо и "все как требуется по закону". В результате Лидия Леонова с адвокатами подала судебные иски. Патриарх сказал, что речь не идет об отнятии квартиры у Шевченко в качестве возмещения убытка. Истцы лишь требуют вернуть деньги за реставрацию дорогих книг и уборку запыленной квартиры.

Журналист задал Патриарху Кириллу вопрос, "почему нельзя было простить" соседей. На это владыка ответил, что такой вариант всегда рассматривался, "но это тоже было некорректно". Ведь он и так по-максимуму постарался - например, вместо двойной очистки книг согласился на ординарную, что, по словам Патриарха, сэкономило существенную сумму денег. Что касается многомиллионных сумм, которые в качестве компенсации требует сторона Патриарха, то владыка Кирилл ответственно заявил, что он никоим образом не вмешивался в эту ситуацию — решения о размере ущерба принимали суды и экспертизы.


Патриарх также сообщил журналисту, что не хотел вступать в общение с Юрием Шевченко еще и по другой — "моральной" причине. Как оказалось, экс-министр Юрий Шевченко решил стать священнослужителем и для этого поехал в Житомир к епископу УПЦ (МП), который его рукоположил, а вскоре был "отлучен от Церкви за педерастию". Впрочем, нарушение состояло не в этом, а в том, что Юрий Шевченко вернулся из Житомира священником без специальной грамоты житомирского епископа, что является административным нарушением. Поэтому была возбуждена процедура лишения сана священника. По этой причине Патриарху было "в высшей степени некорректно встречаться с господином Шевченко" во время судебной тяжбы и обсуждать с ним бытовые вопросы.

Да и сам господин Шевченко человек не бедный, а часть денег, вырученная по иску, пойдет на благотворительность. Таким образом, Патриарх Кирилл косвенно признал завышенность финансовых требований к Шевченко.

Из беседы с Патриархом Владимир Соловьев также вынес понимание того, что у многих простых людей не всегда правильное представление о Церкви. Например, Патриарх сказал журналисту, что не надо принимать за истину в последней инстанции мнения протодиакона Андрея Кураева или протоиерея Всеволода Чаплина. Просто нужно ценить и использовать потенциал каждого из них на благо Церкви. По словам Патриарха, сейчас, после того как "каток Петра I, который прокатился по Русской Церкви и перешел в кровавую косилку советского времени", Церковь начала возрождаться, и в этом ей нужно помочь. А мы до сих пор, подобно древним рабам-израильтянам, находимся в Египте.

Патриарх ответил и на часто задаваемый ему вопрос "Почему он не аскет?" В пересказе журналиста слушателям, получилось, что многие неправильно понимают монашество и аскетику, поэтому придумывают разные формы и степени монашества. Однако "Христос не был аскетом, не носил рубища, не был нищенствующим, хорошо питался (по нашим понятиям - ходил в дорогие рестораны), пользовался дорогим маслом" и т.д. Поэтому завышенные требования к аскетике членов Церкви, в частности Патриарха, не всегда оправданы.

Сам же Патриарх Кирилл, по мнению беседовавшего с ним Владимира Соловьева, является человеком удивительной духовности, миллиардером — но "миллиардером духовным", а не материальным.

Теги: