Religion.in.ua > Закордонні > Украинская автокефалия: не та, которую ждали?

Украинская автокефалия: не та, которую ждали?


9 01 2019
Казалось бы, программа выполнена и можно просто радоваться. Однако провозглашенная автокефалия носит пока еще неполный, технический характер.

Специально для Raamoprusland.nl (Голландия)


«Техническая автокефалия»

15 декабря в Киеве состоялся собор, который провозгласил создание автокефальной Церкви Украины. Делегатам — мирянам, священникам и епископам — понадобилось всего несколько часов, чтобы дать ответы на три вопроса: учредить новую Церковь, принять ее устав и избрать ее предстоятеля.

Помимо 60 украинских епископов в соборе с правом голоса принимали участие четыре греческих экзарха (официальных представителя Константинопольского патриарха), священники и миряне, а также лично президент Украины Петр Порошенко. Формально он присутствовал как один из мирян, но фактически он выступал в роли «римского императора», созвавшего собор, обеспечившего его проведение и настаивавшего на конкретных результатах. Чтобы подчеркнуть, что собор проводится по благословению Константинопольского патриарха Варфоломея, один из его представителей — митрополит Галльский Эммануил — председательствовал на соборе и модерировал его заседания.

В итоге автокефальная Церковь создана, ее устав принят и предстоятелем избран 39-летний митрополит Епифаний (Думенко), ставленник самопровозглашенного «патриарха» Филарета (Денисенко), который 20 лет назад был анафематствован Русской Православной Церковью, но несколько недель назад патриархом Варфоломеем восстановлен в своем каноническом статусе.

Казалось бы, программа выполнена и можно просто радоваться. Однако провозглашенная автокефалия носит пока еще неполный, технический характер. И организаторам собора, и государственным чиновникам, которые курировали его проведение, очень хотелось, чтобы этот собор назывался «Объединительным». Однако вовсе не факт, что он войдет в историю под этим названием.

Пока собор объединил только епископат двух в прошлом неканонических Церквей — Украинской Православной Церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) и «старой» автокефальной Церкви (УАПЦ). Из 90 епископов Украинской Церкви Московского патриархата (УПЦ МП) на собор пришли всего два. И это значит, что подлинное объединение всё еще не состоялось.

Русская Православная Церковь, которой подчиняется УПЦ МП, к автокефалии относится непримиримо, и ее официальные лица повторяют снова и снова: «собор — это легализация раскола».

Но почему не состоялось полное объединение? Почему не пришли «московские епископы»? И Константинопольский патриарх Варфоломей, и президент Украины Петр Порошенко очень хотели, чтобы на этот собор их пришло как можно больше. Более того, мечтой Порошенко было избрать именно одного из «московских епископов» предстоятелем новой Церкви. Однако это было возможно лишь в том случае, если бы на собор пришли хотя бы 10-15 епископов УПЦ МП, а желательно 25-30.

План объединения полностью провалился. Имея на соборе большинство голосов, «бывший патриарх» Филарет уверенно провел своего кандидата в предстоятели новой Церкви. Именно митрополита Епифания по окончании собора Петр Порошенко лично представлял нескольким тысячам собравшихся на площади перед Софией Киевской. Именно митрополита Епифания поздравлял по телефону патриарх Варфоломей.

Можно предположить, что президент Порошенко и патриарх Варфоломей не рады такому выбору. Тактически они проиграли, а победителем вышел 89-летний митрополит Филарет. После того, как он дал обещание не выдвигать свою кандидатуру на выборах, он в ультимативной форме потребовал от всех епископов УПЦ КП, чтобы они голосовали только за Епифания, которого Филарет готовил себе на смену последние пять лет. Теперь Филарет не скрывает, что собирается через своего ставленника управлять новой Церковью.

Этот сценарий уже просматривался накануне собора и именно поэтому епископат УПЦ МП отступил, занял выжидательную позицию и уклонился от участия в соборе. Они считают неприемлемым активное участие Филарета в управлении новой Церковью.

Проект единой поместной Церкви на Украине оказался под большим вопросом. В УПЦ МП остается в два раза больше приходов, чем в новой автокефальной Церкви, и как бы красиво последнюю ни называли, она может остаться сравнительно небольшой Церковью легализовавших раскольников.

Автокефалия как кабинетная договоренность

Что именно и почему пошло не так? Главная слабость автокефального проекта — это его кабинетный характер. Епископат всех украинских Церквей изначально был довольно вяло настроен по отношению к объединению. В это объединение никто из епископов не верил, и тогда президент Украины взял инициативу в свои руки. Порошенко лично вел переговоры с предстоятелями украинских Церквей, регулярно приглашая их к себе в резиденцию. Порошенко лично вел переговоры с патриархом Варфоломеем, сперва кулуарные, а затем и открытые.

Но для национального объединительного проекта категорически недостаточно кабинетных договоренностей. Необходимо было формировать группы поддержки и среди епископата, и среди духовенства, и среди мирян. Ничего этого сделано не было, и никакой организованной поддержки «снизу», особенно со стороны УПЦ МП, автокефалия не получила. Порошенко действовал исключительно как бизнесмен и политик — основной расчет сделал на административный ресурс и массмедиа. Последние действительно довольно качественно освещали процесс подготовки автокефалии, но никакого влияния ни на Филарета, ни на епископов УПЦ МП оказать не смогли.

Единственная общественная инициатива — «Движение за единую поместную Церковь» была довольно заметна, хотя и крайне немногочисленна. Голос православных священников практически не был слышен. В большинстве своем они послушны и безынициативны. Им необходимо благословение епископа, иначе они не будут выступать публично, а уж тем более создавать какие-то движения. Епископат осторожничал и ничего в итоге не благословил. Вся игра шла втемную.

В итоге, когда накануне собора борьба за власть в новой Церкви обострилась, обсуждения кандидатов не вышли в публичное пространство. Никто из потенциальных кандидатов не вел полноценной избирательной компании, а избранный предстоятель новой Церкви вообще ничего не говорил накануне собора — не были никаких выступлений и даже интервью. И получилось, что автокефалия — это прежде всего внутреннее соглашение политической и церковной элиты на Украине.

Для того, чтобы техническая автокефалия стала практической, томоса от патриарха Варфоломея недостаточно. Нужно выполнить еще как минимум два важных условия:

1) новая Церковь и ее предстоятель должны быть признаны другими поместными Церквами, а не только Константинополем;

2) необходимо создать условия, при которых значительная часть епископата и особенно приходов УПЦ МП готова будет перейти в новую Церковь.

Крайне важно при этом, чтобы государство не принуждало к переходу и не репрессировало тех, кто отказывается от этого. Конституцию необходимо соблюдать, но согласится ли с этим Порошенко? Мы уже видели всплеск политического давления на священников со стороны СБУ как раз накануне собора.


Филарет Денисенко: 27 лет одиночества

Единственный, кто безусловно говорит о победе, это митрополит Филарет (Денисенко). Он не только уверен, что будет управлять новой Церковью вместе с митрополитом Епифанием, но и настаивает, чтобы его продолжали называть «патриархом» и «Вашим Святейшеством». По уставу в новой Церкви таких титулов и обращений нет, но Филарет хочет обосновать свое право именоваться так и именно так несмотря ни на что, даже вопреки деликатным, но ясным указаниям патриарха Варфоломея.

И это вызывает тревогу. Судя по всему, за 27 лет пребывания в расколе Филарет полностью забыл о том, что не он вершина церковной иерархии. Считая себя самостоятельным и свободным во все свои действиях, он фактически воспроизводит матрицу сектантского сознания. К чему это приведет, сказать сложно. Сам же он исходит из того, что победителей не судят.

Патриарх Варфоломей не раз говорил Филарету, что после решения о восстановлении его канонического достоинства последний — просто один из митрополитов в подчинении Константинопольского патриархата. Но Филарет игнорировал все эти увещевания.

Фактически митрополит Филарет ведет себя как эгоист. Свои личные амбиции он поставил выше интересов автокефальной Церкви. И сегодня его позиция стала одним из главных препятствий к вхождению епископов и общин УПЦ МП в новую Церковь.

Украинское православие как политическая религия

Еще одна серьезная проблема — это представление автокефалии как политического проекта властей Украины. Порошенко показал себя типичным православным политиком. Когда он говорит о Церкви, то ни Христос, ни христианская вера, ни христианская любовь его не интересуют. Он прямо говорит, что в проекте украинской автокефалии его привлекает только одно — возможность борьбы с Россией. После собора Порошенко лично объявил о создании автокефальной Церкви и пояснил: «Что это за Церковь? — Это Церковь без Путина. Что это за Церковь? — Это Церковь без [патриарха — прим. СЧ] Кирилла. Что это за Церковь? — Это Церковь без молитвы за российскую власть и ее армию». С точки зрения Порошенко — это главные характеристики новой Церкви. Скорее всего, он не догадывается, что дал практически хрестоматийное описание политической религии, которая должна ложиться в основу государственной идеологии, и гражданская идентичность приобретает религиозные черты. Получается, что у украинской автокефалии нет пока никакой положительной задачи, ее главное содержание — это прежде всего отрицание всяческих, в том числе и духовных, связей с Россией.

Печально, что в своем первом слове новоизбранный предстоятель ПЦУ митрополит Епифаний не счел нужным хоть как-то, пусть осторожно и деликатно, скорректировать эту формулу. Не исключено, что в этом следует видеть знак согласия. Новая Церковь будет стараться выполнять ту политическую роль, которую ей отводит Порошенко. По крайней мере это будет до мартовских президентских выборов.

Новая Церковь с первого дня своего существования находится в полной политической зависимости от президента Украины.

Да, то же самое мы уже давно наблюдаем в России. Украина не придумала ничего нового, но, отталкиваясь от России, она Россию копирует. Типологически на Украине создан клон РПЦ. Просто букву «Р» в названии заменили на букву «У». Упаковка другая, а содержание не изменилось.

Открытым остается вопрос для какого числа украинцев такая Церковь сохраняет свою привлекательность? Но дать ответ пока невозможно. Будем следить за событиями.

В чем проиграла Русская Православная Церковь?

РПЦ прежде всего не выдержала испытания на дружбу и любовь. Значительная часть православных в России озлобленно и жестко отреагировала на провозглашение автокефалии. Слова понимания и поддержки звучат гораздо более слабо. И это значит, что русские украинцев во многом перестали понимать и, более того, никакой любви к украинцам не испытывают.

Украинская автокефалия несла угрозу полного разрушения имперского мифа, который играл в РПЦ ключевую роль на протяжении последних десятилетий. Этот миф оказался в основании всей церковной картины мира после распада Советского Союза. И крушение этого мифа представлялось настолько катастрофическим, что патриарх Кирилл отказывался об автокефалии даже говорить. В итоге Украину он практически потерял.

Теперь, когда автокефалия стала реальностью, а ее антироссийский пафос озвучен президентом Порошенко, РПЦ готова идти на крайние в церковной политике меры. Самое жесткое решение было принято еще в середине октября — полный разрыв евхаристического общения с Константинополем. Теперь запрещены в служении все епископы и священники, которые принимали участие в соборе 15 декабря.

Естественно, автокефалию Украинской Церкви РПЦ отказалась признавать, равно как и все решения Константинополя по Украине. Нет никаких надежд, что диалог в ближайшей перспективе возможен.

Фактические это означает раскол православного мира, но как далеко он зайдет, на чьей стороне окажутся другие поместные Церкви, сказать пока трудно. До последнего времени они старались держаться в стороне от конфликта Москвы и Константинополя, но по отношению к новой автокефальной Церкви всем придется в ближайшее время определиться.

И от этого зависит, кто окажется в изоляции.

Что потом?

Недооценивать техническую автокефалию не стоит. Она говорит о том, что обратной дороги нет. Думаю, и Петр Порошенко, и патриарх Варфоломей делают ставки сейчас именно на неотменимость этих решений. На попятную они не пойдут. С этой автокефалией так или иначе всем придется считаться. Даже тем, кто сегодня отказывается ее признавать.

Raamoprusland.nl / Аhilla.ru






Повернутися назад