Religion.in.ua > Закордонні > «Индийский танец — это продукт мистики, медитативный, духовный опыт»

«Индийский танец — это продукт мистики, медитативный, духовный опыт»


25 01 2011
Очень часто человеку активному и деятельному нужно переключиться, подзарядиться или перезагрузиться... Перезагрузки бывают длительные и экстремальные, как, например, тренинг по двухнедельному одиночному выживанию в лесу. А бывают краткосрочные и приятные. Например, индийский классический танец — мощный инструмент, преображающий не только танцовщицу, но и зрителей. 

Очень часто человеку активному и деятельному нужно переключиться, подзарядиться или перезагрузиться... Перезагрузки бывают длительные и экстремальные, как, например, тренинг по двухнедельному одиночному выживанию в лесу. А бывают краткосрочные и приятные. Мужчины, например, практикуют секс (или тибетский бег, если рядом нет партнера), женщины, если партнер где-то бегает, — индийский храмовый танец. О нем и хотим поговорить. Хотя лучше смотреть. И пригласить именитую танцовщицу и ее Индийский Театр «Накшатра» выступить на Запорожской земле. Ведь индийский классический танец — мощный инструмент, преображающий не только танцовщицу, но и зрителей. Это идеальный проводник космической энергии Вселенной...

 

Анна Смиронова: «Любое тело, которому дух позволяет, может освоить танец. Чем старше танцовщица, тем она лучше выглядит и танцует, тем она ценнее»

— Ваше имя многое говорит тем, кто интересуется индийской культурой на постсоветском пространстве. В Запорожье знатоки индийских танцев также говорят о вас как о звезде первой величины. Как Анна Смирнова сделала себе имя?

— Людей, которые на постсоветском пространстве занимаются индийскими классическими танцами профессионально, на самом деле не так много. Мы все друг друга хорошо знаем, я со многими училась в Индии. Теперь у моих коллег тоже есть свои школы — в Москве, в Алматы, в Астане... Мы общаемся, друг друга приглашаем в гости на фестивали, мастер-классы, лекции... И сказать, что кто-то в танце лучший, — неправильно. Танец — не спорт. Танец — это не тело, танцует душа! Конкуренция на танец влияет крайне отрицательно. Поэтому я себя ни с кем не сравниваю. Наш коллектив называется «Накшатра», что означает — созвездие. У нас все звезды! Каждый должен через это искусство самовыразиться, найти свой путь.

— Когда впервые пришло чувство «я хочу и могу танцевать»? И почему именно индийский храмовый танец?

— Я танцую с 5 лет. В основном специализировалась на народных танцах. Закончила юридический факультет, затем работала по специальности «криминалистика» и параллельно пошла в институт культуры — мне это было необходимо, учитывая «сидячую» работу... Но когда много и долго танцуешь одно и то же, теряется интерес. Хотелось большего. И в индийском храмовом танце я нашла то, что меня полностью удовлетворило. Ведь это и философия, а я много увлекалась восточной философией, и мифология, это и духовные практики, йога, и элементы спорта...

Впервые я увидела индийский классический танец в 1987 г., когда в СССР проходил Фестиваль Индии, и сразу в него влюбилась. Очень захотелось научиться этому. Такая была несбыточная, как тогда казалось, мечта.

— А помогает ли вам опыт работы криминалистом в сегодняшней деятельности?

— Очень! (Смеется.) Я была экспертом-криминалистом по исследованию почерка и подписи. Сегодня, когда я разговариваю со своими учениками, то сравниваю танец с почерком. Очень сложные движения на координацию, поэтому индийские танцы считаются самыми сложными в мире! Сразу научиться невозможно. Но как ребенок обучается письму? Пишет некрасиво, «как курица лапой». Вначале надо просто научиться писать. Потом вырабатывается каллиграфический почерк. Оттачиваешь каждое движение. Снова и снова... Ведь индийский классический танец имеет четкие линии, божественную геометрию, он состоит из янтр — геометрических диаграмм, построенных на основе математических вычислений. Любовь к точности мне очень помогает.

— Легко ли допускаются иностранцы к таинствам храмового танца?

— Не нужно путать современный классический танец и храмовый ритуал в его историческом понимании. После того как Индия получила независимость, танцы из ритуала превратились в классическое искусство. Кстати, сейчас в мире существуют три классических вида танца: балет, фламенко и индийский классический танец, который является самым древним.

Сегодня талантливые иностранцы активно приглашаются в Индию, правительство этой страны платит им стипендию, это часть внешней политики. То, что танец вышел на мировую сцену, это имидж Индии вовне как страны с великой и древней философией и культурой. Другое дело, что танец когда-то был ритуалом, который уходит в глубь веков... Он пережил и золотой век, и падения, когда терял свою культовую роль. Сейчас это великое сценическое искусство. Ему можно обучиться и танцевать. И это как океан: чем дальше плывешь — тем больше глубина...

— Можно ли постичь храмовый танец без знания санскрита? Насколько тесно связан танец и язык, традиции?

— Язык нужно знать. Санскрит — божественный язык. Да, все можно как-то перевести... Но это будет примитивный перевод. Суть танца, конечно, не в языке, а в философии, которая в языке заложена. Ведь собственно язык танца на протяжении тысячелетий менялся. А философия — нет. Поэтому человек, постигающий это искусство, должен быть не столько филологом, сколько философом. Это главное. Тексты, на которые сейчас танцуют, создавались тысячи лет назад, создавались другими людьми. И за каждой трактовкой бездна философских концепций! Танцор должен знать их и понимать, ведь это его понимание и передается зрителю.

— В своей книге «Индийский храмовый танец» вы написали: «Храмовый танец — это мистический танец. Он позитивно заряжает и очищает пространство вокруг танцовщицы на 7 км!» Расскажите об этом.

 

— Да, индийский танец — это продукт мистики, это медитативный, духовный опыт. И ритм танца, и техника построена на духовности. Но на духовном опыте работают единицы танцоров. Даже в Индии. Великая индийская танцовщица, мастер индийского классического танца, доктор наук, профессор Падма Субрахманьям говорила: «Ваше тело не имеет решающего значения, любое тело, которому дух позволяет, может освоить танец». Например, в балете особые требования к внешним данным. Если у ребенка плоскостопие, его не возьмут в балет. А в Индии совсем другой подход. Если человек подходит по внутренним качествам, он при любом теле сможет танцевать. При любом. Вспомните фильм «Маюри», о танцовщице, потерявшей ногу в автокатастрофе. Его часто показывали в советское и постсоветское время, поэтому большинство любителей Индии его хорошо помнят. После аварии эта сильная женщина научилась танцевать на протезе! И этот фильм — автобиографическая история актрисы и танцовщицы Судхи Чандран, которая снималась в главной роли.

Но если по внешним данным человек подходит, а внутренне не дорос, индийские гуру не станут с таким работать. Основное качество, которое мешает освоить танец, — эгоизм, звездная болезнь. В индийской традиции почитание самого искусства и гуру очень сильно развиты, поэтому даже малейшие проявления эгоизма порицаются. И я была свидетелем, когда талантливые танцовщицы резко удалялись из группы. Гуру считали их неперспективными. Они говорили, что и робота можно научить танцевать Бхара-танатьям. Но разве в этом суть? (Дабы не возгордиться, перед каждым занятием танцами и после него группа танцоров вместе с их наставником практикуют пранаму — молитву-обращение, поклон к учителю духовному. — Авт.)

— Я обратила внимание, что женщины, которые занимаются индийскими танцами, очень молодо выглядят... Чем, на ваш взгляд, это обусловлено?

— Я когда в Индию приехала, пошла на концерт, мне очень понравилось выступление одной танцовщицы. Я говорю: «Мне эта девушка очень понравилась, как она танцует!» А мне отвечают: «Это не девушка, это бабушка, ей 50 лет!» А ей больше 25-ти не дашь! По ее лицу, фигуре, движениям... Чем обычно выдает себя возраст, — меняется мимика лица, прежде всего. В индийском танце все мышцы лица работают. Индийские танцоры пребывают в положительных эмоциях. Индийский храмовый танец — танец блаженства. И сама танцовщица испытывает блаженство и передает это ощущение аудитории, зрителям, приводит их к единению с высшими силами мироздания. Конечно, это омолаживает. Все стрессы, бытовые проблемы отходят на задний план. В итоге танцовщица выглядит молодо, при этом имеет профессионализм, какого нет ни в 20, ни в 30, ни в 40 лет. Он приходит очень медленно, техника оттачивается, это — каллиграфия. В итоге, чем старше танцовщица, тем она лучше выглядит и танцует, тем она ценнее.

— Если все так хорошо, то почему в нашей стране столь популярна йога, а танцы менее популярны?

— У нас популярно то, что популярно на Западе. Йога пришла к нам не с Востока, а с Запада. Хотя сегодня индийские танцы очень популярны в Англии, там есть Бритиш Бха-ратанатьям. Это уже признанный английский стиль танца. Возможно, через несколько лет и на нас хлынет эта мода. Хатха-йога пришла раньше. И мода на танец постепенно надвигается. И будет у нас, например, Юкрейн Бхаратанатьям, почему нет?

— А что нужно делать, чтобы культура Индии активнее шла в массы? Или она на самом деле только для избранных, для элиты?

— Мы часто приглашаем в гости индийцев и всех, кто интересуется этой культурой. Организовываем фестивали индийского классического танца и музыки. К нам, несмотря на относительную небольшую рекламную кампанию, приходит достаточно много людей, всегда переполненные залы. Мне хочется представить танец не как индийскую экзотику, которая ничего не дает нашему зрителю. А хочется показать, что это феномен мировой культуры. Многие выдающиеся зарубежные артисты посвятили жизнь индийскому танцу, они выступают, занимаются исследовательской деятельностью, пишут книги, диссертации по индийскому танцу. И наши ученики могут не только посмотреть на технику исполнения, но и пообщаться с исполнителями. Язык, энергетика, философия танца близки многим, танец развивает и духовно, и интеллектуально. И это нужно нашей молодежи, которая у нас умная, интеллектуальная, она тянется к философии. И когда начинаешь понимать это искусство, мировоззрение расширяется, по-другому ощущаешь себя в этом мире.

Наш ансамбль также выступает. Например, мы три года подряд ездили в Национальный заповедник Херсонес, танцевали на развалинах древнего амфитеатра, прямо под открытым небом. Древность с древностью органично соприкасаются. (Смеется.) Мы ставили танцевальную драму «Дева Дар-пана» («Зеркало Богов»). Зрителям очень нравилось. В Киеве тоже выступаем, но есть определенные трудности. Мы не коммерческая организация, если нас приглашают — откликаемся с удовольствием. Это сценическое искусство и нужны соответствующие декорации, освещение, звук... Когда условия достойные, это и смотрится красиво. И мы хотим получить то блаженство, которое передается зрителям.

Да, классические индийские танцы — достаточно элитарное искусство. Но если вы нас пригласите, мы с удовольствием приедем в Запорожье!

— Если найдутся люди, которые могут организовать теплый прием божественным танцовщицам, свою медиа-поддержку — гарантируем!

*

Несмотря на то, что классический храмовый танец утратил свой ритуальный смысл, он по-прежнему зачаровывает силой, ритмом и зрелищностью. И не только индийцев. Не случайно по всему миру регулярно проводятся фестивали индийского танца, а в самой Индии раз в году, в начале ноября отмечают Дивали (Праздник огней) — праздник победы сил добра над злом. В течение пяти дней индийцы зажигают в домах и на улицах огни (символ очищения), чтобы ослепить силы зла и приветствовать светлых богов, танцуют народные и классические танцы, а в завершение праздничных концертов обязательно исполняют танец со свечами... В этом году Праздник огней впервые пройдет в нашем городе 6 ноября. Танец со свечами исполнят запорожанки под руководством преподавателя индийского танца Центра развития «Анаэль» Надежды Дмитренко. Присоединяйтесь!






Повернутися назад