Religion.in.ua > Українські > Генерал КГБ Олег Калугин: «Со всеми послевоенными патриархами, начиная с Пимена, я знаком, Алексий — мой бывший приятель, а Кирилл — старый друг, я имею в виду гэбэшный»

Генерал КГБ Олег Калугин: «Со всеми послевоенными патриархами, начиная с Пимена, я знаком, Алексий — мой бывший приятель, а Кирилл — старый друг, я имею в виду гэбэшный»


30 12 2014
Ровно 10 лет назад опальный советский разведчик, заочно осужденный за государственную измену к 15 годам, лишенный воинского звания и 22 наград, получил статус политического беженца и американское гражданство в США...

(Продолжение. Начало в Части І - ІІІ)


«НА ОДНОМ ИЗ МИТИНГОВ Я СКАЗАЛ В ПУБЛИЧНОМ ЗАДОРЕ ОБ АЛЕКСИИ: «А ЧЕГО ОТ НЕГО ОЖИДАТЬ? - ОН ЖЕ С ОРГАНАМИ СОТРУДНИЧАЕТ»


- Патриарх Киевский и всея Руси-Ук­ра­ины Филарет рассказывал мне о том, что ни одно назначение на более-менее значительную должность в церкви без согласования с КГБ не проходило, что все церковные иерархи так или иначе име­ли отношения с Госбезопасностью...

- Абсолютно правильно, и между прочим, со всеми послевоенными патриархами, начиная с Пимена, я знаком, а Алексий и нынешний Кирилл - мои приятели бывшие.

- Слово «приятели» можно истолковать двояко...

- Да, но в профессиональном плане с ними я не работал.

- То есть работал кто-то другой...

- Разумеется. Однажды на каком-то из митингов в Москве я сказал в публичном задоре об Алексии, ныне покойном: «А чего от него ожидать? - он же с органами сотрудничает». На следующий день патриарх мне позвонил: «Не могли бы вы зайти ко мне домой?». Я явился в его особняк, ожидая упреков, претензий, а он пригласил за стол: «Садись. Давай перекусим».

Тут же появился официант (видимо, специально нанятый), а Алексий продолжил: «Ты человек молодой, неплохо в некоторых вопросах разбираешься... Меня вот публично агентом КГБ обозвал, но ты же не знаешь истории. Когда большевики взяли все в руки, одной из первых жертв советской системы православная церковь стала: треть священников в результате эмигрировала, треть сгинула в лагерях или была расстреляна, а еще одна треть приспособилась, чтобы нашу православную веру спасти. Я вот принадлежу к числу именно этих людей и, сотрудничая с вашими органами ради высших целей, помог спасти православие». Я впервые при таком откровенном разговоре присутствовал...

- Человечно все объяснил...

- «Тогда почему же вы не скажете об этом публично? - спросил я. - Народ наш поймет, потому что многие у нас часто не по желанию сотрудничали, не по собственной воле, а чтобы выжить, а у вас в данном случае и миссия была - сохранить православную церковь».

 
 

С нынешним патриархом Кириллом мы еще с малых, можно сказать, лет знакомы, с тех пор, когда он духовную академию оканчивал, а у меня тогда к церкви был интерес - абсолютно не профессиональный, просто для общего образования. Кстати, когда приехал в Америку, побывал там во всех церквях: епископальных, католических, в синагогах - каких угодно, всех деноминаций: это было мне любопытно в познавательном плане. Я когда-то читал Библию - мне она очень интересна была как литературное произведение, хотелось также понять, как это все с определенными государственными институтами увязывается (опять же для расширения своих познаний)... Вот Кирилл - это старый наш друг, я имею в виду гэбэшный.

- А старый друг лучше новых двух...

- Кстати, у него замечательные отношения с нынешним российским руководством - его ценят, потому что он очень грамотный. Все патриархи, замечу, были людьми образованными, и Кирилл, по-моему, три иностранных языка знает. Он еще с юных лет себя к этому поприщу готовил...

 

Из книги Оле­га Калугина «Прощай, Лубянка!».

«Добрые отношения с церковными иерархами позволили мне приблизиться (разумеется, в неофициальном качестве) к окружению Пимена и узнать кое-что из закулисной стороны деятельности епископата и клира.

Как выяснилось, самой могучей фигурой в Церкви был не Патриарх всея Руси, а полковники КГБ Романов, а затем Тимашевский, возглавлявшие специальный отдел в Пятом управлении КГБ. Последний - выходец из Днепропетровска, по слухам, близкий к тогдашнему зампреду КГБ Чебрикову, отличался особой лютостью, расставлял через Совет по делам религий кадры в епархии и имел своих агентов едва ли не во всех приходах. Святая братия его ненавидела, но боялась пуще огня и вслух свои мысли старалась не высказывать, впрочем, невеселые страницы из жизни церкви, с которыми меня знакомили ее служители, перемежались иногда и забавными.

Как-то разведчик Джордж Блейк пожелал присутствовать на пасхальной службе, и я организовал ему посещение Богоявленского собора, где традиционно проходила служба под руководством самого Святейшего. Случилось так, что мы зашли за алтарь, в покои Патриарха, и в момент выхода процессии в храм оказались впереди ее, как бы возглавив пасхальный ход.

 

Блейк сумел юркнуть в толпу прихожан, а я, пройдя с десяток метров, обнаружил, что узкий проход для процессии огорожен по краям и деваться мне некуда. Суетиться в столь торжественный момент на глазах многотысячной толпы позволить себе я не мог и вынужден был идти во главе хода - в трех-пяти метрах за мной следовали Пимен и члены Синода с хоругвями и крестами в руках.

Я двигался медленно, опустив голову вниз, чтобы не встретиться взглядом с кем-либо из знакомых (это была бы сенсация: генерал КГБ возглавляет пасхальный крестный ход!). К счастью, на мне была черная кожаная куртка, а взоры всех были устремлены на красочно одетых епископов, и все же я слышал из толпы шепот: «Смотри, впереди охранник Пимена идет».

Когда процессия, наконец, достигла своего конечного пункта и Патриарх трижды прокричал: «Христос воскресе!» - я столкнулся нос к носу с начальником латиноамериканского отдела ПГУ Борисом Коломяковым. Он не очень удивился, увидев меня рядом с Пименом, а я на всякий случай изобразил таинственное лицо, как будто выполнял приказ самого Андропова, - ту памятную пасхальную ночь с благословения Патриарха Пимена мы провели за праздничным столом на антресолях Богоявленского собора».


«МОЙ БЫВШИЙ ПОДЧИНЕННЫЙ ПО ФАМИЛИИ ПУТИН В ПУБЛИЧНОМ СВОЕМ ЗАЯВЛЕНИИ ПРЕДАТЕЛЕМ МЕНЯ НАЗВАЛ, А Я В ОТВЕТ ТОЖЕ ПУБЛИЧНО НАЗВАЛ ЕГО ВОЕННЫМ ПРЕСТУПНИКОМ»


- Церковь по-прежнему с ФСБ работает?

- Да, безусловно, а обобщающую иллюстрацию к этому вопросу хотите? Советская власть стояла на трех китах: в первую очередь это компартия, во вторую - КГБ и в третью - военно-промышленный комп­лекс, а сегодняшняя российская власть держится, во-первых, на КГБ, потому что и президент, и, как некоторые утверждают, до 70 процентов высшей администрации - бывшие либо сотрудники КГБ, либо помощники этой службы, во-вторых - на Русской православной церкви, которая и нужную линию проводить поможет, и о­б­щес­т­венное недовольство сгладит, и, если надо, критиканов осудит, и в-третьих, на российском бизнесе, который сумел найти общий язык с Кремлем, - в отличие, скажем, от Березовского, Гусинского...

- ...Ходорковского...

- Ну да, Ходорковский - в тюрьме, Гусинский и Березовский - известно где... Деловые люди России уже хорошо усвоили: если с представителями определенных структур не дружить, у них ничего не получится: либо бизнес завалят, либо...Ну, са­ми понимаете...

Продолжение см. тут






Повернутися назад