Объединение УПЦ КП и УАПЦ – серьёзный вызов для УПЦ

16 06 2015 |
Михаил Белецкий

8 июня в Киеве состоялось совместное заседание комиссий Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата (УПЦ КП) и Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ). В качестве свидетелей на нём присутствовали иерархи Константинопольского (Вселенского) Патриархата – епископ УПЦ в Канаде Илларион (Рудик) и епископ УПЦ в США Даниил (Зелинский), уполномоченные Константинопольским патриархатом принять участие во встрече комиссий. (Обе названные церкви входят в состав Константинопольского патриархата.) По итогам работы было принято Итоговое решение.

В принятом решении отмечается намерение и желание двух церквей в ближайшее время объединиться в единую Поместную Православную Украинскую Церковь. Ранее соответствующие решения были приняты Священным синодом УПЦ КП (12.05.2015) и V Поместным собором УАПЦ (4–5.06.2015). Согласно уставам обеих церквей и законодательству Украины, такое объединение возможно только на совместном Объединительном соборе. В соответствии с этим комиссия предлагает предстоятелям и руководящим органам обеих церквей незамедлительно, до 30 июня принять решение о созыве Объединительного собора. Временем созыва Собора предлагается 14 сентября с. г., день церковного новолетия, местом его проведения – София Киевская. На Собор выносятся все предложения и условия объединения, утверждённые Священным синодом УПЦ КП и Собором УАПЦ, в т. ч. вопросы предстоятеля и наименования объединённой церкви. Предлагается наименование «Украинская Автокефальная Православная Церковь Киевский Патриархат» (т. е. формальное объединение двух нынешних наименований). Состав делегатов Собора определяется следующим образом: все епископы обеих церквей, а также по одному делегату на каждые 15 зарегистрированных организаций. Роли сопредседателей Объединительного собора поручаются предстоятелям обеих церквей.

Во вводной части решения особо отмечается присутствие на заседании иерархов Константинопольского патриархата, что расценивается как свидетельство «внимания и поддержки Матери-Церкви Константинопольской объединительным процессам в Украинском Православии». (УПЦ КП и УАПЦ признают Матерью-Церковью Константинопольскую, а не Русскую Церковь – см. ниже).

Решение подписали комиссии обеих церквей (каждая в количестве 5 человек), а также два наблюдателя от Константинопольского патриархата.

По состоянию на начало 2015 года в УПЦ КП насчитывалось около 4,9 тыс. приходов, а в УАПЦ – около 1,2 тыс. Таким образом, на Объединительном съезде УПЦ КП будет иметь количественное преимущество.

Попытки объединения УПЦ КП и УАПЦ имеют долгую историю – переговорный процесс длился с перерывами с 1995 г. Особенно он интенсифицировался в период президентства Ющенко, который сам активно в него включился, пытаясь заручиться поддержкой Вселенского патриарха Варфоломея I. К этому времени руководство двух церквей и поддерживающая их государственная власть ориентировались на трёхступенчатую схему создания независимой украинской церкви: первый шаг – УПЦ КП и УАПЦ объединяются; второй шаг – объединённая церковь приобретает канонический статус, войдя во Вселенский патриархат (ВП); третий – ВП предоставляет ей автокефалию.

До сих пор этот план не мог осуществиться по двум причинам.

Во-первых, ВП, сочувственно относясь к нему, не решался активно его поддержать. В целом план соответствовал амбициям и долгосрочным планам ВП в длительной борьбе за первенство с Московским патриархатом (МП). В ходе этой борьбы ВП неоднократно заявлял о непризнании передачи Киевской митрополии из юрисдикции ВП в ведение МП в 1686 г., и тем самым о своих правах на Украинскую Православную Церковь как на дочернюю. Ещё в мае 1992 (т. е. до создания УПЦ КП) Филарет (Денисенко), тогда митрополит УПЦ, отстранённый от должности предстоятеля, обратился с посланием к Константинопольскому патриарху, приводя те же аргументы для отказа от канонического единства с РПЦ. В дальнейшем УПЦ КП и УАПЦ неоднократно их повторяли, обращаясь к ВП как к Церкви-Матери. Однако ВП воздерживался от активных шагов по признанию или формированию дочерней украинской церкви, опасаясь неизбежного открытого конфликта с РПЦ. К концу 1990-х годов был негативный опыт аналогичного противостояния значительно более мелкого масштаба – в связи с расколом Эстонской Православной Церкви, когда ВП принял под свой омофор одну из её частей (май 1996) в то время, как другая оставалась в юрисдикции МП. Тогда два патриархата прервали евхаристическое общение, после чего конфликт был улажен в ходе сложного переговорного процесса. Очевидно, что в украинском случае ставки были значительно выше, и противостояние могло привести по существу к расколу в мировом православии с непредсказуемыми последствиями.

Вторая причина была мелкой, но существенной – это личные отношения предстоятелей. Митрополит УАПЦ Мефодий (Кудряков) назвал первоочередным условием объединения. отставку патриарха УПЦ КП Филарета. В результате УАПЦ прервала переговорный процесс по объединению двух церквей (9.02.2012).

Нынешний момент стал более благоприятным для осуществления этого плана. Личное неприятие было снято со смертью митрополита Мефодия (февраль 2015) и избранием на его должность Макария (Малетича).

А главное – изменилось соотношение сил в мировом православии. Международная изоляция России в связи с её участием в Донбасской войне крайне негативно сказалась и на РПЦ, значительно ослабив её позиции в отношениях с другими церквами. ВП счёл момент подходящим для геополитической игры, начав «наступление на украинском фронте».

Примером такого подхода мог служить визит представителей ВП – иерархов УПЦ в США и Канаде (включая первых лиц) в Киев в феврале этого года. На встрече с представителями руководства УПЦ (19.02.2015) они вёли себя отнюдь не на равных, а как эмиссары из центра. Так глава УПЦ в Канаде митрополит Юрий (Колищук) заявил, что Константинопольская Мать-Церковь [sic! – М.Б.], а также украинская диаспора рассматривают присоединение Киевской митрополии в 1686 как неканоничное и недействительное. «Именно эта незаконная аннексия является настоящей причиной неблагополучия в Украинском Православии.» По его словам, «Вселенский патриарх Варфоломей выразил готовность предоставить помощь и содействие в нормализации ситуации». Он не преминул также напомнить представителям УПЦ о «важной роли, которую все церкви в Украине должны играть в поддержке украинского народа в его нынешнем состоянии войны с Россией, называя противника тем, кто он есть». Учитывая то, что негативное отношения предстоятеля УПЦ к участию Украины в Донбасской войне было хорошо известно, эти слова прозвучали как директивное указание об изменении этой позиции.

Хотя на последней, июньской встрече представители ВП не отличились столь яркими высказываниями, сам факт их участия, роль наблюдателей, подписи под Итоговым решением свидетельствуют о том, что Вселенский патриархат решил серьёзно вмешаться в игру, поддержав объединительный процесс в Украине в заданном формате. Столь явное вмешательство даёт основания ожидать продолжения им этой линии и включения будущей объединённой церкви в свой состав. Правда, остаются неясными перспективы исполнения конечной цели двух украинских церквей – представления им автокефалии.

Такого развития событий опасался покойный предстоятель УПЦ митрополит Владимир. В своём Духовном завещании (20.10.2013) он предостерегал: «Создание на базе автокефальных структур в Украине митрополии Константинопольского Патриархата и параллельное существование двух православных юрисдикций будет означать, что современное разделение Церкви и общества будет закреплено на много лет. (…) После создания в нашей стране параллельных структур, признанных Вселенской Церковью, других исторических возможностей для возобновления церковного единства в Украине уже может и не быть».

Создание объединённой церкви окажется серьёзным вызовом для УПЦ. Традиционно эта церковь была единственной, стремившейся стоять над культурными и идеологическими различиями регионов Украины, церковью, которая, по словам митрополита Владимира, «не ассоциировала бы себя с какой-то частью Украины, но объединяла верных Востока и Запада, Юга и Севера нашей страны». Донбасская война серьёзно затруднила возможность следовать этой линии. А предстоящее создание украинской церкви под омофором Константинопольского патриархата может её окончательно подорвать.

Обратной стороной стремления УПЦ стать над идеологическими проблемами, разделяющими Украину, стала её максимальная плюралистичность, т. е. существование под её крылом священнослужителей и верующих с разными идеологическими предпочтениями. И если они как-то уживались в относительно мирное время, то в кризисный период противоречия обостряются и грозят церкви серьёзными потрясениями. На сегодня эти противоречия проходят по двум линиям. К традиционному различию мнений по линии «каноническая связь с МП vs автокефалия» добавились противоречия по позиции церкви в актуальнейшем в стране вопросе – отношения к Донбасской войне. Значительная часть правящих архиереев достаточно твёрдо придерживается линии митрополита Онуфрия: поддержка канонической связи с Московским патриархатом, неприятие нынешней войны как гражданской и братоубийственной, безоговорочное стремление к миру. Меньшая, но довольно активная часть, придерживается, условно говоря, «проукраинских» позиций: ориентация на скорейшее получение автокефалии, представление о войне как об отражении российской агрессии, героизация АТО. И наконец, немалая часть («болото») не имеет твёрдых убеждений и готово в любой момент переметнуться к выигрывающей стороне.

Предстоящее объединение церквей-конкурентов неотвратимо приведёт к бурным процессам внутри УПЦ. Обретение объединённой церковью канонического статуса лишит священнослужителей и прихожан УПЦ серьёзного стимула оставаться в составе Московского патриархата как единственной канонической церкви. Наиболее вероятным представляется следующее развитие событий. «Проукраинская» часть клира поставит вопрос о присоединении к объединённой церкви и подаст пример вхождения в неё. «Болото», взвесив расстановку сил, в основном понемногу последует её примеру. Особенно бурно эти процессы будут проходить на низовом уровне в Западном и Центральном регионах. Под давлением властей, «активистов», а зачастую и рядовых верующих парафии будут одна за другой переходить в объединённую церковь. Однако в Восточном и частично Южном регионе церковь останется под влиянием преобладающих там противоположных настроений – регионального патриотизма, пророссийских симпатий, неприятия идеологии и политики официального Киева, несмываемой обиды на остальную часть Украины в связи с Донбасской войной и т. п. Потому можно ожидать, что, хотя УПЦ и несколько ослабит там позиции, но сохранит роль ведущей церкви.

Таким образом, нынешнее разделение регионов Украины по религиозным предпочтениям закрепится формально: она будет представлять собой соединение двух регионов – каждый не только со своими языково-культурными и идеологическими ориентациями, но и со своей канонической церковью. И это разделение может оказаться непреодолимым на столетия.

 

Фото Facebook

Теги:
5266







Матеріали по темі







Для того, щоб коментувати матеріали Religion.in.ua, необхідно авторизуватися на сайті за допомогою сервісу F-Connect, який використовує дані вашого профілю в соціальній мережі Facebook . Religion.in.ua використовує тільки ті дані профилю, доступ до яких ви дозволили сайту



Коментарі розміщюються користувачами сайту. Думка редакції не обов'язково збігається з думками користувачів.
Відвідувачі, що знаходяться в групі Гости , не можуть залишати коментарі в даній новині.
Останні коментарі
Опитування
настоятель парафії
парафіяльна рада разом із настоятелем та парафіянами
меценати, за кошти яких зведено храм
державні структури, що займаються реєстрацією парафій
усе, що вирішується на користь моєї конфесії, завжди правильно!
інший варіант