«…и звезда показует Христа, Солнца, погружённым во тьму»

 (стихиры на стиховне, глас 3)

Как замечательно сказал Николас Райт, епископ Даремский, «в день Рождества Бог зажигает свечу. Никто не зажигает свечу в комнате, наполненной солнечным светом. Ее зажигают в темной комнате, и при ее свете можно увидеть, какой там царит беспорядок». И, если задуматься, то можно увидеть, что период, предваряющий Рождество, подобен периоду между погребением и Воскресением. Бог также «отсутствует» на земле, те же пустота и темнота, то же торжество безразличия, злобы и цинизма, которые, кажется, одержали победу… И, вот, среди всего этого мрака появляется свет… Однако, если в Воскресении есть видимый триумф, то Рождество его лишено. Бог приходит на землю в образе простого младенца.

И что же? Без видимого триумфа не нашлось им места в гостинице (Лк. 2:7). Не нашлось места Христу, Истине… Мне представляется, что знаменитое изречение Христово Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня (Ин.14:6) раскрывается ещё более ясно именно у рождественских яслей. Ведь истина, как младенец, — такая же бесхитростная, без прикрас и драматизации, просто «как есть». Хочешь — прими истину «как есть», а нет — появятся иные «истины», — нечто, что непременно придёт на её место. И приходит… и запросто принимают то, что приходит вместо, и веруют в это.

В только что ушедшем году, как, пожалуй, никогда ранее, пришлось столкнуться с потоком подмен. Веруют люди в брошюрки и «старцев», в «богоносных батюшек» и «верховных судий» спиридонычей, каждому из которых верят несравненно более, нежели, например, любому из апостолов, включая евангелистов… Веруют в платки и валенки, честные канавки и святые чугунки, кровавые наветы и повсеместные заговоры… Хоть и не скажут о том, но веруют именно как в нечто приносящее спасение, притом вполне самодостаточное. «Веруют в церковь», обожествляя её и фактически подменяя ею Бога и воплощая известное: «А Бог? Что ж, о Боге можно тоже поговорить… Но разве в Нём дело?».

Благовестие против зловестия

И вера, и собственное христианство превращаются маскарад и сплошные подмены. Благо-вестие (Евангелие (греч. εὐαγγέλιον) — «благая весть») подменяется зло-вестием. Евангелие – брошюрами сомнительного «но очень святого» происхождения. Весть о радости и апостольский призыв Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь! (Фил. 4:4) забивается призывами к понурости и осуждением всякой радости… Христово заверение Я уже не называю вас рабами, […] Я назвал вас друзьями (Ин. 15:15) подменяется представлением о Боге, как о деспоте-рабовладельце, всегда ищущим повода наказать и осудить. При этом свобода подменяется рабством очередного «непогрешимого» суждения, «свидетельства» или правила, или просто рабством «большинства»; и не услышанным остаётся призыв апостольский не делайтесь рабами человеков (1Кор.7:23). Да и от заповеди Христовой как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними (Мф. 7:12) мало что остаётся; на деле происходит банальное проецирование себя и своих самых тёмных сторон и скверных мыслей на других, приводя к подозрительности, закрытости и надуманным обидам.

Призыв Христов к преумножению талантов, саморазвитию и творчеству — «ибо всякому имеющему дастся и приумножится» (Мф. 25:29) — на деле объявляется подозрительным и вредным, и подменяется призывом к более глубокому закапыванию талантов — «чтоб не проявилось и ничего не случилось», и прививается паническая боязнь всякого таланта, развития, да и просто мысли. А осуждённый из притчи боящийся раб фактически ставится в пример. Любовь подменяется ненавистью… к иноверным, сектантам, раскольникам, иностранцам, «неправильным» православным, «неправильно» мыслящим, или просто «неправильным» и уж точно ко всем несогласным… и всё это, разумеется, под благочестивым видом «праведного гнева» и «ревности о Бозе». И, вот, уже размером ненависти мерится истинность веры в Того, кто есть любовь (1 Ин. 4:8).

Как заметил однажды о. Александр Шмеман: «Религия именно в силу её обращения к сфере абсолютного может быть источником лучшего и высшего, но также и худшего и низшего в человеке. [...] Религия в своей первосущности есть абсолютизация человеком того, в чём видит он высшую ценность». И, к величайшему сожалению, зачастую происходит абсолютизация маскарада и зла. ХристиЯне с воодушевлением абсолютизируют собственные Я-верования – во что угодно! Порой в самые абсурдные и злые вещи, при этом, чем более абсурдно и мрачно измышление, тем с бóльшим энтузиазмом оно подхватывается. Зло же, при этом, наделяется почти бесконечной силой, а добро представляется немощным и жалким, способным разрушиться от любого неправильного действия или слова. Уж лучше бы и вовсе ни во что не веровали, чем абсолютизировали свои верования, тем более под обложкой христианства, богохульно провозглашая Христа своим сообщником в делах собственной ненависти.

Пожалуй, такой же мрак царил перед приходом Христа на землю… Но вот сейчас мы стоим у тех самых Вифлеемских яслей с Богомладенцем. И какими далёкими и несовместимыми с этим образом кажутся маскарад и подмены, в какие бы благочестивые одежды они ни рядились. Есть в празднике Рождества какая-то особая детская радость и всецелая настоящность. И уютом веет от простых яслей, несмотря на отсутствие элементарных условий и внешний мрак. Быть может, потому и уютно, что там находится Тот, кто есть любовь, и любовь царит в этих яслях. Свет, несовместимый с лицемерием и неискренностью, ненавистью, злобой, грубостью, обидами, подавлением, властвованием… И свет во тьме светит, и тьма не объяла его! (Ин. 1:5).

Но если мы не доросли до осознания и ощущения присутствия этого Света и любви, и не они заполняют пустоту, то вокруг непременно будет и мрак, и злоба, и неискренность и торжество подмен. Если же в пустоту и тьму погружается Свет, то не будет места подменам, и как говорит ап. Иоанн, «если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8:36), а стало быть, есть надежда на обновление и преображение как внутреннее, так и мира вокруг нас. И об этом очень важно помнить, чтобы обрести такой же уют у себя в жизни, научиться замечать свет, — и в ситуациях, и в других людях, и быть благодарным за тот свет и уют, которые через них приходят в наш собственный мир. Пусть же в жизни каждого из нас будет побольше добрых, светлых и уютных людей, с которыми можно быть уверенными, что ненависть, лукавство и злоба никогда не сумеют победить в их сердце любовь, искренность и доброту. И пусть сейчас Вифлеемская звезда покажет Солнце для каждого, погружённого во тьму. И пусть будет радостное ощущение Присутствия и Света не абстрактно где-то Земле и когда-то в истории, но в собственной жизни и сейчас.

Христос Рождается!

Теги: