Представьте себе, что в выходной день вы приходите с ребенком в музей, и на вас набрасывается группа неизвестных молодых людей. Они разбрасывают листовки, навязывают вам какие-то бумажки и говорят о том, что смотреть в воскресенье на скелет динозавра нельзя, поскольку все православные люди должны быть в храме. Еще они расскажут вам о том, что самолет не может сам собой собраться из деталей на свалке, и завершат свою пламенную речь обливанием святой водой кого-то из оппонентов.

С одной стороны, свою веру нужно защищать, но может ли христианин использовать в своей борьбе методы оппонентов? Думаю, что далеко не всегда. Беда некоторых православных активистов состоит в том, что они ради защиты Церкви переходят границы допустимого.

Они устраивают сомнительные акции возле московских судов, пишут в своих блогах тексты от имени «всех православных», хотя им никто не давал на это права. Эти люди пытаются убедить верующих в том, что в Церкви все должны поддерживать определенных политиков или представителей духовенства.

Объявляя себя защитниками Предстоятеля Церкви, они иногда ставят под удар репутацию этой самой Церкви, поскольку каждый раз становится все сложнее объяснить людям, что они не имеют права говорить от имени Православия, что они носители радикального частного мнения, которое мало согласуется с христианством.

Христианин не может бить женщину, даже если она защищает тех, кто совершил кощунство в храме, не может врываться в офис какой угодно политической партии или на выставку и уничтожать чужое имущество.

Да, есть ситуации, когда верующий просто обязан применить силу – если в храм пришли осквернители, если кто-то лезет в алтарь с кощунственными намерениями, если человек публично рубит иконы, если нападают на слабого, на родных.

Во всех остальных случаях верующий не должен лезть «со своим уставом в чужой монастырь». Он может законными способами добиваться строительства храмов, может предлагать законы, может обращаться в суд, может спорить в реальном или виртуальном мире, может иметь политическую позицию.

 Но все-таки он должен оставлять за дверью в храм свои политические предпочтения, должен оставаться достойным человеком даже в диспуте с явным противником Церкви. Нам, православным христианам, пора осознать простую вещь. Люди не становятся православными христианами не потому, что читали тексты Дарвина, романы Владимира Набокова, смотрели фильмы Квентина Тарантино и картины Казимира Малевича. Они не приходят в храм, может быть, и потому, что им встретился православный активист, выдававший свою агрессию за благочестивую ревность, свое невежество за следование святым отцам, свои политические пристрастия за церковные каноны, а себя за всю Церковь.

Конечно, активность мирян, их забота о Церкви, о людях – очень важная и нужная вещь, но нужно четко помнить о том, что границы допустимого для христианина определяет Евангелие, в котором нет призыва к оскорблению врагов, к поиску мнимых еретиков среди собственных единоверцев, но есть заповедь о любви к врагам и о возможности разномыслия в Церкви, чтобы «появились искусные».


Іstina-journal.ru

Теги: