27 лет назад, вскоре после июньского Собора 1990 г. Русской православной церкви, местоблюститель Патриаршего престола митрополит Филарет (Денисенко) объявил о создании Киевского патриархата [Ошибочная информация. На самом деле до мая 1992 года митрополит Филарет оставался иерархом Московского патриархата, а о создании Киевского патриархата было объявлено на объединительном Соборе частей УПЦ МП и УАПЦ в июне 1992 г. - Прим. "Портала-Credo.Ru"]. Митрополит Филарет, как старейший член синода РПЦ, стал местоблюстителем патриаршего престола после смерти в мае 1990 г. патриарха Пимена (Извекова). Он очень рассчитывал занять патриарший престол в Москве, но Собор, в духе перестройки и гласности, думал об иных кандидатах в патриархи. Тех, кто был бы способен проводить новый курс церкви. Я, в то время молодой преподаватель Московской духовной академии, прекрасно помню те дни июня.

Ряд архиереев предложил избрать патриархом митрополита Сурожского Антония (Блума). Если бы это избрание состоялось, мы, безусловно, жили бы не только в совершенно иной церкви, но и в совершенно иной России. Но большинство архиереев испугались.

Патриарх-эмигрант, популярный во всем христианском мире своим выдающимся пасторским богословием и своей подвижнической жизнью, патриарх, никогда не имевший дел с КГБ и с порога отвергавший большевизм, — это было что-то новое и страшное.

Предпочли избрать свое, но все же иное — свой «домашний Запад».Таким «домашним Западом» для советских людей была Прибалтика. И вот — патриарх из Эстонии, с немецко-датской фамилией, имевший в юности опыт работы в РСХД, жизни в свободной европейской стране, а потом и опыт верного служения коммунистической власти — это был как раз нужный человек. Человек «перестройки внутри системы». Избрали патриархом митрополита Алексия (Ридигера). Владыка Антоний мирно вернулся в Лондон, а вот владыка Филарет в Киев вернулся «аки лев рыкающий», создал независимую Украинскую церковь, стал ее патриархом. Значительная часть православных приходов пошла за ним. Говорили о 25—40 процентах. Последовали прещения, проклятия, извержения из сана с обеих сторон. Но все постепенно стабилизировалось.

Украина жила с тремя православными церквями (Московский патриархат, Киевский патриархат и православно-автокефальная церковь). Большинство людей юрисдикции не волновали. Ходили в ту церковь, которая поближе, в которой батюшка лучше.

Но все изменилось в марте 2014 года. Российская агрессия против Украины расколола украинское общество. Тем, кто решил агрессии сопротивляться, трудно было бы ходить в церковь, где поминают «Патриарха Московского и всея Руси». Даже во многих храмах РПЦ-УПЦ МП его перестали поминать, а о связях с Москвой предпочитали не говорить вовсе. Иначе многие прихожане уйдут. А тут еще ряд депутатов Рады предложили считать УПЦ МП «враждебным агентом», так как ее центр управления находится во враждебном государстве — России. С которой Украина ведет фактическую войну.

Перед лицом очень серьезных потрясений в церковной жизни Украины проходящий ныне в Москве архиерейский Собор РПЦ принял, надо признаться, очень разумное решение: дать фактическую независимость Украинской церкви Московского патриархата. Теперь УПЦ не только сама избирает своего возглавителя — митрополита и других епископов, но и является высшей инстанцией церковного суда. Суд Московского патриархата не властен над ней. И, что специально подчеркнуто, управляется она не из Москвы, а из Киева. С Московским патриархатом теперь Украинскую церковь связывают «только духовные узы» было сказано на Соборе.

До полной независимости Украинской церкви, казалось бы, осталось четверть шага. Но целый ряд оговорок — патриарха Московского теперь надо поминать обязательно во всех храмах, устав УПЦ МП должен теперь утверждаться в Москве и др. — минимизирует принятые важные решения о «только духовных узах». Юридические оговорки, увы, остались, и их немало. Именно об этом теперь будет идти спор.

И вот в этот драматический момент единственный до сего дня здравствующий кандидат в патриархи Московские и всея Руси на Соборе 1990 года (а ныне глава Украинского патриархата — митрополит Филарет, в миру Денисенко) написал Собору 2017 года письмо, в котором говорит:

«За прошедшие годы многие огорчения и раздоры омрачили взаимные отношения между православными в наших странах. Пусть же приблизится день, когда по слову богослужения Пасхального торжества «Друг друга обнимем, скажем — «Братия!» и ненавидящим нас всё простим ради Воскресения». И я, как Ваш собрат и сослужитель, прошу прощения во всём, чем согрешил словом, делом и всеми моими чувствами, и также от сердца искренне прощаю всем. С любовью во Христе ваш собрат Филарет. Киев. 16 ноября 2017».

Я не хочу обсуждать мотивы, побудившие пожилого архиерея написать это письмо. Я хочу верить в его искренность. Однако в любом случае это послание Филарета, в условиях даже той независимости, которая представлена ныне Украинской церкви Московским патриархатом, открывает возможность быстрого воссоединения двух православных юрисдикций Украины. А после воссоединения автокефалия будет совершенно естественным итогом. А если будет уврачеван церковный раскол, то не начнется ли и уврачевание раскола межгосударственного?

Novayagazeta.ru / Рortal-credo.ru

Теги: