Трехсторонний диспут между украинцами, русскими и Вселенским Патриархатом о возможности церковной независимости Украины обещает быть самой серьезной проблемой для православного христианского единства нашего поколения. С чисто политической точки зрения украинская автокефалия представляет для Русской Православной Церкви полную катастрофу. Она не только лишит РПЦ одной трети ее приходов и подорвет проект Русский Мир, но и коренным образом опровергнет претензии Московского Патриархата на лидерство во всем православном христианском мире.

В отчаянных попытках расстроить движение за независимость Московский Патриархат со своими приспешниками продвигает множество риторических и исторических аргументов, ни один из которых не является таким воинствующим и нелепым, как обвинение Вселенского Патриархата в «ереси папизма». И хотя это не первый раз, когда обвинения в «папизме» нацелены во внутриправославный спор, некритичное употребление этого обвинения выявляет и значительную богословскую неграмотность, и могущество анти-католических риторических оскорблений внутри внутриправославной полемики.

Даже поверхностное понимание истории и канонического закона православного христианства показывает, что в папстве нет ничего по природе еретического. Многие святые византийской эпохи, включая Иоанна Златоуста и Федора Студита, признавали административное старшинство епископа Рима и обращались к широкой юрисдикционной власти пап тех дней. Святые Отцы Четвертого Вселенского Собора даже подтверждали легендарную связь между святым Петром и папством.

Но что более важно, ересь – это специфический и технический богословский термин, относящийся к преднамеренному разрыву с церковной догматической (т.е. закрепленной в Символе Веры) вере в Христа и Троицу. Споры о практике и административной организации могут означать разрыв с традицией или каноническим порядком, однако они не представляют собой ересь. Святой Василий прекрасно выразил это отличие в четвертом веке в письме к Амфилохию.

Так как вопрос независимости Украинской Церкви не имеет ничего общего с учением Церкви, категория ереси в данном случае неприменима.

Бесспорно, украинский «вопрос» является спором о юрисдикционной власти, границах независимых церквей и том, кто должен решать, когда поместная церковь наделяется автокефальным статусом. И как я уже утверждал в других статьях, эта категория споров уходит корнями в период поздней античности и в общем отражает более широкие геополитические трансформации.

Можно привести аргумент (хотя я бы этого не делал), что Вселенский Патриарх превышает свои полномочия. Или можно утверждать, что в данный момент это было бы пасторски не благоразумно со стороны Вселенского Патриарха предоставлять Украинской Церкви автокефалию. Но ни одна из этих позиций не сравнима с оскорбительными обвинениями в том, что Вселенский Патриарх поддался ереси папизма.

Конечно, мы не можем знать, теологически глупы ли или умышленно злонамеренны виновные в клевете. И тогда как мы привыкли ожидать поведение такого рода в темных уголках интернета, очень тревожно было бы видеть таковое от Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Но именно это и происходит. В интервью, опубликованном на официальном сайте Московского Патриархата, Митрополит Иларион (Алфеев) заявил, что Патриарх Варфаломей «единолично принимает решение, входящее в прямое противоречие с многовековой канонической традицией Православной Церкви, а это уже не что иное, как ересь папизма».

Во всем этом возможно не стоит упускать из вида различия между тысячелетней православной критикой расширения папского превосходства, начавшейся в средние века и скорее недавнее присвоение фразы «ересь папизма» как внутриправославного обвинения, направленного на то, чтобы оспорить законность власти православного епископа.

Выражение «ересь папизма» впервые было использовано схизматическими Старостильными Церквями в середине двадцатого века, как часть провалившейся пропагандистской попытки оправдать разрыв с каноническими Церквями. Для Старостильных Церквей и сочувствующих им «ересь папизма» представляла собой не критицизм конкретного папского учения, а скорее всеобъемлющее оскорбление, включающее все, что воспринималось ими как неправедное, в западном христианстве и современности. И, конечно, настоящей целью Старостильных Церквей была не Римская Католическая Церковь, и не римский епископ, а православные епископы, в особенности Вселенский Патриарх Афинагор, который, по их мнению, уступил «Западу».

Возможно, факт того, что Митрополит Иларион хватается за любые аргументы, чтобы предотвратить неизбежное на данный момент, говорит о том, что он опустился до использования риторических тактик крайне сектантской и раскольнической общины прошлого века. Помолимся о том, чтобы и он, и другие в Московском Патриархате понимали лучше, чес Старостильные Церкви, что преувеличенная риторическая клевета не помогает оправдать сотворенный своими руками раскол.


Джордж Демакопоулос, почетный профессор православного христианства, содиректор центра исследования Православного Христианства университета Фордам.

Общественное Православие стремится содействовать обсуждению различных мнений по современным вопросам, связанным с православным христианством, предоставляя поле для свободной дискуссии. Позиции, высказанные в этом эссе, являются исключительно авторскими и не отражают взглядов Центра исследования православного христианства и редакторов.

Рublicorthodoxy.org

Теги: