Конфликт Русской православной церкви с Константинопольским патриархатом из-за Украины достиг такого масштаба, что о нем узнали даже те, кто обычно совсем не интересуется церковной тематикой. Журналист «Медузы» Александр Борзенко попросил публициста и издателя, бывшего ответственного редактора «Журнала Московской патриархии» и главного редактора альманаха «Дары» Сергея Чапнина объяснить, из-за чего поссорились патриархаты и к чему это может привести.

— В РПЦ часто подчеркивают, что в православии поместные церкви равны между собой, а первенство Константинопольского патриархата скорее символическое. И патриарх Константинопольский Варфоломей не должен считать себя главным. Как устроена эта иерархия?

— Титул патриарха Варфоломея — архиепископ Константинополя Нового Рима и Вселенский патриарх. Правильно называть его Вселенским патриархом, и в большинстве стран мира православные называют его именно так. Но поскольку у нас есть постоянная борьба с греками за первенство, то мы в России, в Русской православной церкви в большинстве случаев отказываемся его называть Вселенским, считая, что титулы времен Византийской империи следует решительно пересмотреть.

— Правильно ли я понимаю, что другие поместные церкви признают первенство Варфоломея, и только Московский патриархат против?

— Да, совершенно верно. Первенство Вселенского патриарха признают древние патриархаты — Иерусалимский, Антиохийский и Александрийский, прочие греческие церкви, церковь Кипра и Элладская церковь, все славянские церкви — Сербская, Болгарская, Польская, а также Румынская церковь и Грузинская. Самое серьезное соперничество и призывы не признавать особый статус Константинополя исходят только из Москвы.

Можно привести такой пример. Считается, что есть 15 поместных церквей, которые признает Русская православная церковь, и 14 поместных церквей, которые признает Вселенский патриархат. Отличие заключается в небольшой церкви, которая называется Православная церковь в Америке, и находится на территории США и Канады. Московский патриархат дал ей автокефалию в начале 70-х годов прошлого века, но Константинополь до сих пор считают ее митрополией в составе РПЦ. Почему я об этом упоминаю? Это была последняя попытка дать автокефалию не томосом Вселенского патриарха, а томосом Московского патриарха. И мы видим, что томосы Вселенского патриарха признаны всеми церквями, а томосы Московского патриарха греками не признаются.

— Можете рассказать, чем регулируются такие вопросы в православии? Церковное право можно сравнивать с какими-то международными конвенциями? Патриарх Константинопольской православной церкви и правда может отменять решения Московского патриархата?

— Есть каноническое право — свод правил и установлений, по которым живет православная церковь в разных странах мира. Основной корпус канонического права, который утвержден решениями Вселенских соборов, является обязательным для всех поместных православных церквей. Кроме этого своего рода международного законодательства может быть еще национальное. Синоды всех поместных церквей принимают решения, которые регулируют церковную жизнь уже внутри поместной церкви.

Поскольку каноническое право сформировалось в первом тысячелетии истории Церкви в Византийской империи, то привилегии первенства получил именно Патриарх столичного града империи, на тот момент Константинополя. Конечно, мы все прекрасно понимаем, что Византии уже более 500 лет как нет, но каноническое право не изменилось: именно епископ Константинополя как столичного города Византийской империи обладает преимуществом перед всеми остальными епископами.

Сегодня поместные церкви, отдавая дань исторически сложившейся ситуации, эти привилегии признают. Одна из привилегий — это так называемое право апелляции: Вселенский патриарх рассматривает обращения епископов, в случае, если они считают, что внутри их поместной церкви их судили неправильно.

— В законы иногда вносят поправки — даже в конституции и международные конвенции. Каноническое право не меняется?

— Конечно, с учетом реалий современного мира, многое устарело, но поменять канонические правила может только Вселенский собор, который тысячу лет не собирался. Была попытка начать процесс нового соборного движения, и в 2016 году был созван Православный собор на Крите, но патриарх Кирилл на него демонстративно не приехал.

Таким образом, создана патовая ситуация. В том числе с автокефалией. Ее должен предоставлять тоже Вселенский собор, но перспективы собора весьма туманны. В его отсутствие автокефалию предоставляет Вселенский патриарх.

— Что произошло 11 октября? Константинопольский Синод признал недействительным решение 1686 года о подчинении Киевской митрополии Москве. Что это значит?

— В конце 17 века на тех землях, которые входят сейчас в состав Украины, сложилась довольно сложная ситуация, поскольку у Константинопольского патриарха Дионисия не было физической возможности рукополагать киевских митрополитов, которые находились в его юрисдикции. Москва в результате сложных переговоров и богатых подношений добилась, что патриарх Дионисий передал право рукоположения киевских митрополитов патриарху Московскому.

При этом патриарх Дионисий поставил несколько условий. Этот митрополит должен быть избран на Соборе с участием духовенства и мирян в самом Киеве, первым во время богослужений Киевский митрополит должен поминать Константинопольского патриарха, а вторым Московского, и патриарху Московскому передается право церковного суда над Киевским митрополитом. Собственно говоря, вот тот объем прав, который перешел в 1686 году от Константинополя к Москве.

Таким образом, речь никогда не шла о передаче территорий Киевской митрополии в состав Русской православной церкви. Это было, по сути, техническое решение проблемы с невозможностью рукоположения епископов. Практика, в рамках которой было передано Москве право рукоположения киевских митрополитов, была не исключительной, а довольно традиционной для Константинополя.

— А что было дальше?

— Потом земли Украины вошли в состав Московского княжества и де-факто перешли в управление Московского патриарха — так было удобнее. Под вопрос это все не ставилось именно потому, что действовал территориальный принцип: поскольку вся Украина находилась в составе Российской империи, то Константинополь не претендовал на эту территорию. Теперь Украина — независимое государство с большой церковной общиной. И неизбежно встает вопрос о том, почему на Украине не может быть автокефальной, независимой православной церкви. Константинополь, видя, что Москва на протяжении 30 лет ничего не предпринимает для решения этой проблемы, воспользовался своим правом и в соответствии с канонами провел те решения, которые стали важным этапом для получения автокефалии в ближайшием будущем и, в частности, отменил грамоту патриарха Дионисия 1686 года.

— Если Украинская православная церковь получит автокефалию, что произойдет с украинскими приходами? Ведь это и общины, и земли, и имущество. В РПЦ все время говорят, что православные приходы Московского патриархата будут выселять силой, а прихожане готовы защищаться — вплоть до кровопролития.

— Никто на сегодняшний день существование Русской православной церкви на территории Украины под вопрос не ставит: так или иначе, приходы в подчинении РПЦ на территории Украины сохранятся. Вопрос в том, как все это будет юридически оформлено. Скорее всего, приходы Московского патриархата будут называться не Украинской православной церковью как сегодня, а, скажем, это будет митрополия РПЦ на Украине.

Если сложить вместе все православные церкви на Украине — Московский патриархат и неканонические Киевский патриархат и Украинскую автокефальную православную церковь — получится порядка 18 тысяч приходов. После образования новой единой церкви и получения ею автокефалии, каждый из приходов должен будет принять решение, где он будет. По сути, на сегодняшний день у приходов Московского патриархата есть две опции: войти в новую Украинскую автокефальную церковь, которая будет создаваться в ближайшее время, либо остаться в РПЦ. Это будет большой и, наверное, довольно долгий процесс. Я подозреваю, что возможны различные сценарии развития, но это может затянуться и на несколько лет.

Что касается разговоров о силовым выселении и кровопролитии, то я не сомневаюсь, что провокации возможны и весьма вероятны, но это будут именно провокации, а не системные действия. И президент Украины Петр Порошенко, и патриарх Варфоломей, и даже восстановленный в сане Филарет (Денисенко) — они все говорят, что категорически против какого-либо насилия и будут с ним бороться. Имеется в виду, конечно, насилие по отношению к тем, кто не войдет в состав новой автокефальной церкви.

— Получается, что Московский патриархат на Украине окажется в полной изоляции?

— Да, вероятно. Украинская православная церковь Московского патриархата на Украине был самой крупной религиозной общиной — у него было более 12 тысяч приходов. Если значительная часть приходов перейдет в состав новой церкви, то УПЦ МП окажется церковью меньшинства. Безусловно, с точки зрения Патриарха Кирилла, да и Кремля тоже, это гигантское политическое поражение.

— Вы говорили, что причины всего этого процесса политические. Но есть же еще и церковная дипломатия. Конфликта можно было избежать?

— В этом конфликте большая вина Московского патриархата, потому что впервые украинские епископы обратились к Патриарху Московскому и Всея Руси Алексею II с просьбой даровать автокефалию еще в 1991 году. Тогда были предприняты гигантские усилия, чтобы погасить всякое стремление к автокефалии. После этого был фактически «выдавлен» из Русской православной церкви митрополит Филарет, который основал новую украинскую неканоническую православную церковь Киевского патриархата.

На Украине возник раскол, и Русская православная церковь не предпринимала ничего, чтобы этот раскол уврачевать. За прошедшие 30 лет у РПЦ были возможности дать автокефалию украинской церкви и договориться с Патриархом Варфоломеем, но никакие действия предприняты не были. Видя это, в 2018 году Патриарх Варфоломей заявил, что он принимает на себя ответственность за единство православия, за исцеление раскола на Украине.

— И другие поместные церкви его, скорее, поддерживают.

— Да, безусловно, потому что канонические документы однозначно говорят, что Патриарх Варфоломей вправе принять единоличное решение по Украине.

— Если Московский патриархат действительно полностью разойдется с Константинопольским, как отреагируют другие поместные церкви? Тоже поссорятся с Москвой?

— Не думаю. Большинство церквей считают этот конфликт исключительно двусторонним и не собираются в нем участвовать. Полагаю, практически все они готовы одобрить решение Константинополя. Русская православная церковь останется в меньшинстве, если не в изоляции.

Meduza.io

Теги: