1 февраля исполняется десять лет с момента восшествия на престол шестнадцатого патриарха Московского и всея Руси Кирилла. На Поместном соборе 2009 года за него проголосовали 508 человек из 700 участников. В годовщину интронизации Кирилла «Медуза» поговорила с научным сотрудником Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете Николаем Митрохиным о том, как патриарх Кирилл перестроил церковь и какова теперь ее роль в политической и экономической жизни страны.

Николай Митрохин — кандидат исторических наук. Специалист по истории русского национализма и современному положению православия в России и странах бывшего СССР. Автор книги «Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы» (М.: НЛО, 2004). C 2008 года работает в Университете Бремена, в настоящее время занимается проектом «Идеологические группы внутри Русской православной церкви в России и Украине после 2012 года: сравнительное исследование их влияния на руководящие органы церкви и их отношений с государством».

Украина

— Десятилетие патриарха Кирилла почти совпало с созданием Православной церкви Украины (ПЦУ), признанной Константинополем. В какой степени деятельность Кирилла предопределила эти события?

— Безусловно, активная деятельность патриарха Кирилла в качестве промоутера имперской идеологии в период российской агрессии в Крыму способствовала тому, чтобы украинская политическая элита получила мощное основание для давления на структуры Украинской православной церкви (Московского патриархата — прим. «Медузы»). Правда, это не обязательно должно было привести к созданию этой самой ПЦУ, которая все-таки стала предвыборным проектом Петра Порошенко и создание которой не было вызвано какими-то объективными обстоятельствами.

— Что именно вы имеете в виду, говоря о «промоушене» со стороны Кирилла?

— Он созвал первый и единственный съезд казачьих духовников — и приехавших с ними атаманов — в ноябре 2013 года. На нем фактически произошла координация между священниками и вошедшими в делегации руководителями казачьих отрядов непосредственно перед вторжением в Украину. Кирилл лично распорядился, чтобы Дары Волхвов — святыня, хранящаяся на Афоне, — поехали сначала в Киев, а потом в Симферополь и Севастополь, хотя эти два города вообще не были предусмотрены программой. А вместе с ними прилетела российская делегация, чтобы уговаривать крымскую элиту переходить в состав России. Это было более чем за месяц до вторжения. Гиркин сопровождал эту делегацию в качестве главного охранника и именно тогда познакомился с [Сергеем] Аксеновым. Это, по многим данным, стало отправной точкой для формирования два месяца спустя его отряда, захватившего Славянск и начавшего войну в Донбассе.

Плюс через [протоиерея, бывшего председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества] Всеволода Чаплина патриарх пытался использовать различных украинских церковных деятелей для поддержки и организации вторжения. Один из них, протоиерей Андрей Новиков из Одессы, — личный друг патриарха, который постоянно с ним созванивался. Он занимал пост секретаря Одесской епархии, спонсировал и распределял деньги среди пророссийских боевиков в городе. Это то, за что Кирилл несет персональную ответственность.

— Насколько массовый переход во вновь образованную ПЦУ?

— С ноября около 150 приходов из 12,5 тысячи попали в списки «перешедших». Это не очень много. Можно сравнить с количеством «переходов» за период после начала войны, когда за год перешло 50 общин.

Но вопрос в том, насколько эта статистика отражает реальность. Потому что при разборе конкретных кейсов видно, что во многих случаях нет никакого реального перехода ядра приходской общины. Есть собрания, которые созывают и проводят председатели сельсоветов. В некоторых случаях это примерно пятая часть жителей села, которая, возможно, даже не извещая священников и прихожан о собрании, объявляет о переходе этого храма в создающуюся Православную церковь Украины. Причем де-юре это Киевский патриархат, потому что ПЦУ еще не зарегистрирована. В других случаях священник соглашается на переход под давлением председателя сельсовета, а ядро общины не соглашается и, проиграв в голосовании, идет служить в пустующий дом или в частную квартиру — и просит епархию прислать им нового священника. Сколько реальных случаев, когда вся паства собралась со своим священником и решила переходить, мне в данный момент непонятно. Возможно, половина от общего числа перешедших, а возможно, меньше.

По моим оценкам, если продолжится кампания государственного давления, а она пока не прекращается, то УПЦ может потерять суммарно до 1000 приходов в регионах правобережной Украины. Но при этом, например, на территории Восточной и Южной Украины от нее отойдут единичные общины.

Социология православия

— Как изменился социальный состав православных верующих за десять лет, прошедших с интронизации Кирилла?

— Церковь омолаживается. В ней все большую роль начинает играть городское православие. При этом традиционная для РПЦ сеть сельских приходов, которые еще в начале 2000-х годов составляли 80%, сокращается. Это происходит очень резко из-за вымирания того поколения бабушек, которые когда-то в детстве ходили в церковь — на селе эта практика сохранялась как минимум до конца 50-х. Сельские священники жалуются, что раньше на службу ходили хотя бы 15–20 человек, а сейчас — 3–5 человек.


Зато потихоньку растут городские общины, их число увеличивается постоянно, они вбирают все более молодые группы: уже не бывших крестьянок, которые переселились и жили в городах, а студенчество, женщин в возрасте за 40 лет, нередко с дочерьми, частично интеллигенции, частично служащих.

Сегодня наиболее типичный посетитель российского православного храма — это бухгалтер или владелец какого-то мелкого торгового учреждения. РПЦ вышла на средний и высший класс российского общества. «Захвачена» только небольшая его часть, но в городах это активные члены общин, которые могут поддерживать их финансово, интеллектуально и организационно.

Видно, как усложняется картина присутствия в социуме церковных общин, как они профессионализируются. Например, за последние 15 лет очень сильно вырос уровень церковной прессы. На микроуровне используются все более интересные социальные технологии. В ее деятельности можно обнаружить примеры почти любого современного тренда.

— Количество прихожан выросло?

— Это другой и менее позитивный, если говорить в этих терминах, вопрос. РПЦ по-прежнему действует в очень небольшой социальной страте. Церкви по воскресеньям регулярно посещает не более полпроцента населения. 2,5% населения посещают храм несколько раз в год. И до 7,5% — те, кто имеет вообще какое-либо отношение к церковной деятельности: один-два раза в год зайдут, поставят свечку, сходят за крещенской водой. Это не очень большие показатели, и они несильно выросли за последние годы, во всяком случае — в соответствии со статистикой МВД, которое ведет подсчет верующих в храмах на Рождество и на Пасху.

— Значит, патриарх не смог придать церковной жизни новые смыслы, сделать ее более востребованной в обществе?

— Патриарх начал свою деятельность с реализации обширного плана реформ. Эта программа начала складываться в 2000-е годы, которые даже предыдущий патриарх Алексий II называл церковным застоем.

Надо вспомнить, что Кирилл пришел к власти как единственный из церковных лидеров, кроме Алексея II, кто умел разговаривать с массовой аудиторией. Он был ведущим телевизионных программ на крупных федеральных каналах — с очень невысоким, правда, рейтингом, — имел удачный образ неглупого, интеллигентного и современного человека, говорящего на современном языке. Очевидно, что в самом начале своего правления он попытался еще больше раздвинуть границы влияния на общество посредством использования своих навыков.

В первые год-полтора своего правления Кирилл пробовал беседовать с молодежью на стадионах по протестантскому образцу. Получился полный провал, потому что принудительно согнанная молодежь в количестве 30 тысяч смотрела на человека, который пытался подстроиться под ее язык. Ему казалось, что это выглядело «модерново». Но модерновыми его идеи были, когда он начинал свою карьеру, в 80-е годы, а к концу 2000-х это выглядело уже малоинтересно.

Тогда патриарх Кирилл попробовал выступать не перед молодежью, а перед горожанами вообще, уже по образцу римских пап. В поездках по России и по Украине он попытался выступать в жанре митингового проповедника, когда у кафедральных соборов или даже на центральных площадях для него ставили сцену. Закончилось все колоссальным скандалом, когда в Харькове на гигантской центральной площади, вмещающей 200–300 тысяч человек, оказалось три-четыре тысячи, а патриархийные фотографы, чтобы скрыть подобный провал, начали пририсовывать в фотошопе дополнительные толпы, что, конечно, вскоре обнаружили и высмеяли.

Плюс к этому случилась цепь публичных скандалов. Сначала «пыльное дело» в «нехорошей квартире», когда народ узнал, что у патриарха есть квартира в Доме на набережной за миллион долларов, а с ней еще и жлобские претензии. Второй скандал — история с часами за 35 тысяч долларов. Ну и финальная история — дело Pussy Riot.

На этих скандалах де-факто патриарх проиграл всю борьбу за попытку массово привлечь в церковь городской образованный средний класс. Более того, если в начале — середине 2000-х в социальных сетях наблюдался определенный баланс между людьми, настроенными радикально антицерковно или радикально атеистически, и сторонниками Московской патриархии, то сейчас любая дискуссия за пределами церковных сообществ забивается тонной негативных комментариев, особенно со стороны молодых людей. Когда я в 2012 году проводил исследование в Орловской области (работа не опубликована), священники мне четко говорили, что у них количество посетителей храмов сократилось процентов на 30. Вероятно, сейчас улучшение ситуации есть, но не настолько значительное, чтобы духовенство этим хвасталось.

Административная реформа

— Что изменилось в организации церковной жизни?

— Административные реформы в Церкви — это именно то, что патриарху удалось лучше всего, хотя общество этого не заметило. Он фактически полностью изменил систему управления РПЦ, сделав ставку на вождизм или, если хотите, на просвещенный абсолютизм.

Продолжение см. тут

Теги: