Кардинал Курт Кох рассказал «НГР» о том, как католики восприняли раскол православных церквей

 Председатель папского совета по содействию христианского единства кардинал Курт КОХ побывал в Москве, где провел серию встреч с представителями Русской православной церкви. В рамках этого визита представитель Римской курии ответил на вопросы обозревателя «НГР» Милены ФАУСТОВОЙ.

– На днях исполнилась третья годовщина встречи папы Римского Франциска и патриарха Кирилла в Гаване. Можно ли сказать, что та встреча не только была «титулярной», но и действительно принесла какие-то результаты?

– Была не только сама эта встреча – хотя она, несомненно, важнее всего, – но и совместная декларация папы и патриарха, которая отвечает на разные вопросы и вызовы нашего времени. Каждый год мы берем один из пунктов декларации и посвящаем ему отдельное обсуждение. Первая встреча состоялась два года назад во Фрибурге, в Швейцарии, – она носила более общий характер. В прошлом году мы встречались в Вене, и там главной темой было положение христиан на Ближнем Востоке. В этом году мы взяли проблему человеческой жизни и смерти – и это также один из параграфов этой совместной декларации. Я уверен, что таким образом мы становимся ближе друг к другу, у нас есть совместные проекты, которые мы продолжаем и углубляем, и в этом весь смысл нашей работы.

– Кстати, о декларации. Один из ее пунктов гласит: «Мы надеемся, что наша встреча внесет вклад в дело достижения того богозаповеданного единства, о котором молился Христос. Пусть наша встреча вдохновит христиан всего мира с новой ревностью призывать Господа, молясь о полном единстве всех Его учеников».   Следует ли этот пункт воспринимать как стремление к объединению церквей?

– У нас просто нет другого выбора, потому что такова воля единого для нас Господа Иисуса Христа – чтобы мы вновь обрели единство. Мы просто не можем поступать иначе. Когда это произойдет? Это другой вопрос. Мы знаем, что в семьях, когда супруги долго живут раздельно, иногда необходимо много времени, чтобы они вновь сошлись друг с другом. И поскольку разделение между Востоком и Западом имеет такую долгую историю, нужно время, чтобы узнать, лучше понимать друг друга и вновь открыть для себя единство. Но такова наша цель.

Вселенский патриарх Афинагор прекрасно сказал об этом в 1968 году: «У нас одна общая апостольская вера, мы любим друг друга, пришло время, чтобы у нас был и один алтарь». Это было в 1968 году! Папа Иоанн Павел II надеялся, что единство между Востоком и Западом наступит до 2000 года. С тех пор прошло уже 19 лет. Но мы твердо держимся этой цели. Я думаю, что одним из главных результатов встречи в Гаване – это относится к вашему первому вопросу – было принесение мощей святого Николая: из Бари в Москву и Санкт-Петербург. На меня произвело огромное впечатление, как много верующих людей пришло почтить эти реликвии. Экуменизм святых – лучший способ вовлечь верующих в межхристианский диалог. И святые помогут нам вновь обрести единство!

– В продолжение темы расколов. Сейчас в православном мире все не так гладко, как хотелось бы. После того как Вселенский патриарх Варфоломей решил дать автокефалию Православной церкви Украины, Московский патриархат разорвал евхаристическое общение с Константинополем и, конечно же, не признал новую православную структуру. Как в Ватикане относятся ко всему тому, что сейчас происходит в православном мире? Признают ли новую церковь в Украине? Пытались ли как-то примирить двух патриархов? И может ли внутриправославный раскол отразиться на Католической церкви?

– Это внутриправославная проблема, в которую мы не можем вмешиваться. Позиция Святого престола такова: мы нейтральны, но не безразличны. Это значит, что православные верующие сами должны найти путь к восстановлению единства. Однако мы не безразличны, потому что, как говорит апостол Павел о церкви, «страдает ли один член, страдают с ним все члены» (1 Кор. 12, 26). Поэтому мы, католики, также страдаем от той тяжелой ситуации, в которой находится сегодня православие, и мы молимся о том, чтобы единство было восстановлено. Для нас это повод, чтобы продолжать развивать двусторонние отношения с Русской православной церковью. Многие спрашивали меня: приедете ли вы еще в Москву? И я отвечал: само собой разумеется, эта традиция должна продолжаться. Труднее будет с отношениями на международном уровне. Вы знаете, что православное сообщество установило, что богословский диалог должен вестись не на двустороннем, а на многостороннем уровне в рамках большой международной смешанной комиссии, в которой участвуют 14 различных православных церквей. Однако Московский патриархат принял решение больше не принимать в ней участия, и для нас это трудная и печальная ситуация. Но тем более важно, чтобы мы продолжали развивать двусторонние отношения с Русской православной церковью.

– Теперь, когда встреча папы Франциска и патриарха Кирилла состоялась, предстоятели церквей могли бы куда чаще общаться. Однако в России все еще не ждут папу Франциска в гости, несмотря на большую католическую общину страны. Да и патриарх Кирилл объезжает Ватикан стороной. На ваш взгляд, с чем это связано?

– Папа приезжает в страну, только когда есть приглашение и от церкви, и от государства. Я думаю, что папа готов принять такое приглашение, но от России зависит сделать такое приглашение, когда это будет сочтено правильным и полезным.

– Вы не первый раз в России. Успели ли понять и узнать секрет «русской души»? Что вам нравится в России, а что, может быть, нет? Хотели бы вы тут остаться?

– Я всегда очень высоко ценил русскую культуру, поэтому учил в гимназии русский язык. Впрочем, с тех пор я его, к сожалению, совсем забыл, хотя он бы мне очень пригодился, потому что я всегда очень интересовался Русской православной церковью, начиная с годов учебы – это удивительная культура. И, конечно, нельзя забывать трагическую историю тех страданий, которые Россия пережила в прошлом столетии, ее всегда нужно учитывать. И если милосердный Бог сочтет, что я был бы нужен в России, то я точно не имел бы ничего против. Однако такого голоса я пока что не слышал.    

Ng.ru

Теги: