В этой краткой заметке я попытаюсь объяснить, чем руководствуются считающие, что вирус не может передаваться через причастие.

Они исходят из того, что Тело Христово—это абсолютное добро, а вирус—это зараза, то есть зло. А добро не может передавать зло.

Однако вирус—это зараза только для нас, да и то не для всех, потому что большинство из нас его перенесет, даже не заметив этого. А так сам по себе вирус, как любой микро- или макро-организм—это часть творения Божия. Как физическая реальность, вирус—доброкачественное существо, как и все что сотворено в этом мире (см. Быт. 1:21). Мы считаем наводнения, вулканы, тайфуны злом, но они—естественная часть природного процесса, и потому не являются онтологическим злом. Также змеи и пауки, которые нас кусают, смертоносны для нас, но по своей природе они благи.

Вместе с другими вирусами, бактериями и прочим, коронавирус—это часть экосистем, созданных Богом. Я не буду сейчас вдаваться в вопрос, какая часть этих экосистем создана напрямую Богом, а какая—через законы эволюции, тоже заложенные Богом. Просто скажу, что некоторые части этих экосистем для нас полезны, а некоторые нет. Однако вне зависимости от этого все они—часть Божия творения. Более того, COVID-19 вместе со всеми другими творениями включен в то, чтобы быть «возглавленным» Христом, согласно посланию апостола Павла к Ефесянам: «в устроении полноты времен, дабы все небесное и земное соединить под главою Христом» (1:10). Здесь употреблено греческое слово ἀνακεφαλαιώσασθαι, на которое Отцы Церкви, начиная с Иринея Лионского, обращали особое внимание. Максим Исповедник объясняет его в своей Амбигве 7: «И Он возглавляет все вещи в Себе, потому что именно благодаря Ему все вещи существуют и остаются в существовании, и именно от Него все вещи возникли определенным образом и по определенной причине.» Не все творения, которые должны быть возглавлены Христом, в настоящее время находятся в мире друг с другом. Некоторые из них убивают друг друга: люди убивают другие организмы, включая человеческие, в то время как некоторые организмы, и макро- и микро-, включая COVID-19, убивают людей.

Воскресшее тело Христа, которым мы причащаемся, было онтологически таким же телом, что и наше. Согласно Афанасию Александрийскому, «Слово, поскольку Оно не могло умереть—ибо Оно бессмертно—приняло на себя тело, способное умереть, чтобы Оно могло принести его как свое собственное от имени всех и пострадать за всех» (О Воплощении 20). Поскольку наши тела и тело Христа в полной мере участвуют в общей человеческой природе, те же микроорганизмы, которые живут в нашем теле, жили и в Христовом теле. Нет оснований не считать, что они продолжили в нем жить даже после Его воскресения. Его отличие от нашего тела лишь в том, что эти микроорганизмы не могли его убить.

Однако они могут убить наше тело, потому что оно еще не воскресшее. При этом они могут передаваться через Евхаристическое Тело Христа, потому что не являются онтологическим злом, а часть Божия творения. Такой частью, например, является пенициллин, из-за которого—священники это хорошо знают—Евхаристическое Тело Христово может заплесневеть. Но эта плесень—лишь в нашей интерпретации “тление”. Это не то тление, о котором говорится, что Христос ему не причастен. То тление—грех и смерть. А пенициллин—это не грех и не смерть, а живой организм, к тому же оказавшийся весьма животворящим для нас. То, что плесень, которую мы считали и считаем тлением, оказалась животворящим антибиотиком, не перевело ее из онтологического статуса зла и тления в онтологический статус добра и нетления. Онтологический статус плесени был всегда положительным—как части творения Божия.

Теперь вернемся к считающим, что вирус не может передаваться через причастие. Их ошибка, во-первых, докетическая, потому что они считают, что Тело Христа, в том числе Евхаристическое, неподвластно законам природы. Докетический текст из коллекции, найденной в Наг-Хаммади, говорит о теле Христа следующее: «Иисус… ел и пил особым образом, без испражнения. Он имел такую великую способность к воздержанию, что еда внутри него не подвергалась тлению, поскольку он сам не испытывал тления» (Valentinus, fr. 3).

Докеты, а позже евтихиане, тоже считали, что человечество Христа было онтологически иным, чем наше, хотя оно и казалось подобным нашему. То есть это была уже не наша человеческая природа, а нечто другое. Во-вторых, считающие так впадают в ошибку манихейства. Манихейство было дуалистическим учением, которое разделяло физический мир на добрую и злую части. Манихейский псалом, сохранившийся на коптском языке в рукописи Medinet Madi, говорит следующее: «Когда Святой Дух пришел, он открыл нам путь истины и научил нас, что существует две природы: света и тьмы,—которые отделены друг от друга с самого начала» (Пс. 223).

Дуалисты полагают, что часть окружающего нас мира—это сущее (онтологическое) зло. По сути многие и сейчас считают таким злом и коронавирус. А потому верят, что он не может быть в Дарах. Это результат осознанного или неосознанного дуалистического взгляда на мир.

Зло—не в природе, а в выборе, который делает человек. Как объяснял Дионисий Ареопагит, «Зло не имеет места среди сущих или несущих… Как таковое, зло не является существом и не порождает существа… Зло является не-сущим. Зло не пребывает в существующих творениях» (О Божественных именах 4).

Зло укоренено лишь в человеческой свободе: оно происходит, когда люди делают ошибочный выбор. Таким выбором является игнорировать опасность от инфекции. Возможно, настоящее зло—не в вирусе, а в том, например, когда человек, вместо того чтобы заботиться о своем ближнем, предпочитает закрывать глаза на законы природы, приходит в собрание и заражает других людей.

Кирилл Говорун

Исполняющий обязанности директора Института Хаффингтона и профессор университета Лойола Мэримаунт в Лос-Анджелесе

Рublicorthodoxy.org

Теги: