"Портал-Credo.Ru": Вы не могли бы прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг раскопок Десятинной церкви в Киеве?

Епископ Евстратий: С раскопками особых проблем у нас нет. И мы никогда не препятствовали тому, чтобы ученые, археологи изучали то, что им надлежит изучать.  Примером этого служат раскопки на месте Михайловского Златоверхнего собора, которые проводились более семи лет, в том числе и при нашей помощи и помощи наших студентов. То есть у нас как раз с археологами или учеными каких-либо конфликтов нет, в том числе и вокруг Десятинной церкви.

– Речь идёт о проблеме в целом.

– Проблема там действительно есть. Она заключается в том, что наглым образом, пользуясь покровительством высокопоставленных, богатых и влиятельных людей, архимандрит Гедеон, настоятель монастыря Рождества Богородицы в 2005 г. получил доступ к президенту Ющенко и к его секретариату. Несмотря на то, что это особо охраняемая законом территория, так как это место исторически и археологически ценное, не имея на то никаких согласований или разрешений, архимандрит Гедеон поставил там временный деревянный храм.

Власти с тех пор никаким образом повлиять на его действия не столько не могут, а, скорее всего, не хотят – ни предыдущие городские власти, ни нынешние. Архимандрит Гедеон и его покровители упорно пытаются построить на месте Десятинной церкви новый храм Московского патриархата.

Мы, как Церковь, всегда последовательно выступали и продолжаем выступать за то, чтобы Десятинный храм был воссоздан. Так как это первый храм, построенный в Киеве после Крещения – это место святое, и оно должно быть не в руинах, а там должна звучать молитва. И 15 июля 2004 г., во время проведения нашего Поместного Собора, в перерыве члены Собора во главе с Патриархом совершили молебен на месте Десятинного храма, освятили крест, как символ того, что на этом месте когда-то будет возрожден храм.

В данный момент мы видим, что ситуация превратилась в серьезнейший конфликт между отдельными представителями Церкви, такими как архимандрит Гедеон. Не знаю, насколько это правда, но у меня есть информация, что он, как бывший клирик Православной Церкви в Америке, прослуживший там достаточно долго (имеет даже американский паспорт и американское гражданство), имеет  связи с богатыми и влиятельными людьми, поэтому, как видно из сообщений СМИ, ведет себя развязно, нагло, не обращает внимания ни на чьи протесты или мнения и т.д.

Среди самой Киевской городской власти нет единодушного мнения по поводу того, что нужно делать. Голоса комиссии, которая была создана, чтобы выбрать какой-то определенный проект того, что должно быть на месте Десятинного храма, разделились поровну. Одна часть выступила за проект,  который предлагают представители Московского патриархата – постройку храма, а друга часть – за то, чтобы превратить это место в музейный объект – накрыть его прозрачным покрытием, чтобы можно было видеть его, как памятник археологии, как памятник древности.

– Насколько я знаю, там от Десятинной церкви остался один фундамент?

– Да, остался один фундамент. Более того, на месте Десятинного храма дважды уже проводилось воссоздание церкви. Первый раз во времена митрополита Петра (Могилы), а второй раз в XIX веке, но это не было реконструкцией, это была, скорее, просто постройка храма на месте Десятинной церкви. Последний храм, стоявший на этом месте, построенный в XIX веке в византийско-русском стиле, был разрушен в 30-е годы большевиками. С тех пор на этом месте ничего не было, кроме фундаментов, которые были обложены красным гранитом, чтобы показать их рисунок.

На этом месте неоднократно проводились археологические раскопки, и в XIX веке, и сейчас они уже несколько лет идут. В принципе, если говорить о возможности воссоздания этого храма, то она существует, так как храмы в то время строились не так, как они обычно строятся сейчас — как плод фантазии художника или архитектора. А тогда храмы имели четкие пропорции. И существует множество аналогий того периода, поэтому с точностью до 90% можно воссоздать внешний вид этого храма, тем более что главная ценность его не в том, насколько точно он будет передавать архитектуру или внешний вид храма, а в том, что это будет место для молитвы и совершения богослужений.

Но мы категорически выступаем против того, чтобы этот храм строился как церковь Московского патриархата, так как в то время, когда этот храм существовал, с конца X столетия до 1240 года, когда он был разрушен во время татаро-монгольского нашествия, он принадлежал Киевской митрополии,  а никакого Московского патриархата тогда просто не существовало. Поэтому претензии Московского патриархата на этот храм совершенно не обоснованы, и мы их полностью отвергаем.

– С Вашей личной точки зрения, что более правильно сделать: сохранить фундамент или на его месте построить церковь, близкую по архитектуре к первоначальной?

– Я думаю, что современные строительные технологии позволяют совместить оба варианта. Например, в Михайловском Златоверхнем монастыре мы имеем опыт того, как в сохраненной части храма существует доступ к первоначальному фундаменту. И могу Вас заверить, что никакого особого интереса у кого-либо к этим фундаментам, на самом деле, нет. Возможно, что для небольшой группы специалистов именно фундаменты представляют особый интерес, а храм интереса не представляет, но на опыте Михайловского Златоверхого монастыря мы видим, что, если бы там остался только фундамент – а там также выдвигалось предложение сохранить только фундамент, потому что это историческое место – кому было бы интересно это место? Кто бы туда приходил, и как бы это место украшало Киев? Совершенно это было бы никому не интересно, кроме узкого круга специалистов.

А так храм стоит, украшает Киев архитектурно, является местом постоянной, ежедневной молитвы. Сотни тысяч людей в год приходят в этот храм для того, чтобы помолиться или просто посмотреть на его красоту, таким образом, это место совершенно по-другому влияет на людей, чем если бы там были только фундаменты. Поэтому все аргументы о необходимости сохранения фундамента нами не воспринимаются. На этом месте должен быть храм, а в самом проекте вполне возможно предусмотреть такой вариант, чтобы в нижней части под полом на определенном пространстве был сохранен доступ к этим фундаментам. И если кому-то будет интересно посмотреть на них, то люди смогут туда спуститься, посмотреть на фундаменты и таким образом прикоснуться к оригинальной истории храма.

– Насколько нынешние действия Московской патриархии разрушают чисто археологическую ценность сохранившихся фрагментов?

– На самом деле, представители Московской патриархии на протяжении всей новейшей истории неоднократно проявляли свое неуважение к работе ученых, сотрудников музеев и т.п. Такие примеры можно привести, например, из новейшей истории Киево-Печерской Лавры, где новыми росписями закрывались оригинальные росписи XVII – XVIII веков, а также разрушили одни из въездных ворот в Лавру и на их месте построили новые по той причине, что через них не могли проезжать большегрузные автомобили и т.д.

Поэтому можно предполагать, что, с точки зрения науки, ничего хорошего деятельность представителя Московского патриархата архимандрита Гедеона на территории Десятинной церкви не принесет. В наших СМИ можно прочитать множество откликов о том, как он себя ведет, как общается с людьми, как он направо и налево раздает проклятья от имени Бога и Церкви. И всех, кто выступает с критикой того, что он делает, он считает врагами Христовыми, а себя – чуть ли не наместником Бога на земле. Чувствует себя совершенно безнаказанно, пользуясь, очевидно, не столько Божиим благоволением, сколько благоволением власть имущих. Поэтому о том, насколько его деятельность повредит тому, что сохранилось от Десятинного храма, сказать очень сложно, но вероятность этого существует достаточно высокая.

Теги: