Любое исследование, связанное с жизнью и деятельностью приснопамятного архиепископа Серафима, будет неполным без упоминания о его взаимоотношениях с Болгарской Православной Церковью. В тот период времени ее отношения с остальным православным миром были достаточно непростыми.

Болгарская Православная Церковь, корни которой уходят в далекое прошлое, в результате потери Болгарией своей независимости оказалась в подчинении Константинопольского Патриархата. Попытки добиться самостоятельности, предпринятые болгарскими иерархами в ХІХ веке, не дали результата, а самостоятельное объявление автокефалии привело к тому, что 16 сентября 1872 г. Поместный Собор Константинопольского Патриархата объявил Болгарскую Церковь схизматической. То, что такое решение несправедливо, понимали в тот момент многие авторитетные иерархи. Отказался признать решение Константинопольского Патриархата Иерусалимский Патриарх Кирилл ІІ. Епископат Антиохийской Церкви, несмотря на согласие с постановлением Собора своего Патриарха , заявил, что его мнение на Соборе не выражало голоса Церкви. Поддержали православных болгар Сербская, Румынская и Российская Провославные Церкви (1). Действия болгарского епископата считал оправданными святитель Филарет Московский (2). Другой святитель того времени, Феофан Затворник , писал: “Болгары …. не виноваты. Они не могли сами отстать от патриархата, – и не отставали, а просили. Но когда они просили, то патриархат должен был их отпустить. Не отпустил? Они и устроили себе увольнение другою дорогою… Виноват патриархат. Собор же их, осудивший болгар – верх безобразия” (3). Святейший Синод Российской Православной Церкви в 1878 г. и в 1915 г. заявлял, что не признает решение Константинопольского Собора 1872 г. о схизме Болгарской церкви (4).

Болгарская церковь получала миро от Российской, Румынской и Сербской Церквей (5). Допускались также сослужения между духовенством Российской и Болгарской Церквей, многие будущие иерархи которой получали образование в духовных учебных заведениях в России. Болгарские священники, учившиеся в России, участвовали в богослужениях вместе с русскими священнослужителями.

В самой Болгарии во избежание конфликта с Константинополем, русское духованство старалось не совершать совместных литургий. При этом священнослужители Российской Церкви открыто служили с болгарским духовенством молебны. Одним из лучших подтверждений добрых взаимоотношений между Русской и Болгарской Церквами стало совместное освящение русскими и болгарскими священнослужителями храма-памятника на Шипке в 1902 году (6).

Вопрос об отношениях с Болгарской Церковью стал особенно актуальным после 1920 года. Русской Зарубежной Церкви , имевшей приходы по всему миру, в том числе и в Болгарии, необходима была определенность в “болгарском “ вопросе. По большому счету, взаимоотношения между Церквами были теплыми. На Карловацком Соборе в ноябре 1921 г. присутствовали представители Болгарской Церкви во главе с епископом Стефаном (будущим Экзархом) (7). С другой стороны, объявить об общении с Болгарской церковью Русская Зарубежная Церковь не могла из опасений испортить отношения с Константинополем, в поддержке которого нуждалась. Хотя в в той ситуации Зарубежная Церковь могла сослаться на практику Всероссийской Церкви, зарубежные русские иерархи все же предпочитали действовать более осторожно. Данный вопрос обсуждался на Карловацком Соборе 1921 года и решение было принято компромиссное – разрешалось служить епископам со священниками, но не допускалось сослужение архиереев (8).

Такая ситуация, конечно, препятствовала нормальному общению Церквей и епископ Серафим (Соболев), находившийся в постоянных контактах с болгарами, настаивал на скорейшем разрешении архиерейского сослужения.

Понимая временность болгарской “схизмы”, архипастырь неоднократно обращался в Синод с докладами на эту тему. В результате руководство Русской Зарубежной Церкви признало доводы епископа Серафима убедительными и 29 декабря 1921 г. митрополит Антоний (Храповицкий) дал благословил зарубежных иерархов на сослужение с болгарскими архиереями.

Днем начала евхаристического общения между Русской Зарубежной и Болгарскими Церквами стало 9 января 1922 года (9). В этот день состоялось сослужение епископа Серафима с болгарскии епископами в русской Никольской церкви (10).

В дальнейшем взаимоогношения между Русской Зарубежной и Болгарской Церквами только укреплялись. Например, 2 июля 1922 г. митрополит Стефан (Шоков) совершил с епископом Серафимом литургию в кафедральном соборе святой Недели (11).

С болгарскими архиереями служили и другие епископы Русской Зарубежной Церкви. 5 марта 1922 года в праздник Торжества Православия в г. Пловдиве митрополит Пловдивский Максим служил вместе с епископом Царицынским Дамианом (Говоровым) (12). 8 октября 1922 г. митрополит Варненский Симеон служил вместе с архиепископом Александром (Немоловским) (13).

И все же, несмотря на благословение митрополшта Антония, на соборном уровне вопрос о сослужении епископов Русской Зарубежной и Болгарской Церквей еще не был решен. 18 октялря 1922 г. Архиерейский Синод, отвечая на запрос настоятеля русского храма в Копенгагене протоиерея Н. Попова, издал указ № 29-30, в котором повторялось решение Карловацкого Собора. “Собором русских православных архиереев, – говорилось в указе, – съехавшихся в ноябре 1921 г. на Русский Всезаграничный Церковный Собор, в виду исключительных условий, связанных с пребыванием множества русских в Болгарии, разрешено русским православным священникам принимать участие в сослужении с болгарскими православными епископами в болгарских церквах, равно как и православным русским епископам разрешено служить в сослужении с болгарскими православными священниками, но не дозволено еще русским епископам служение с болгарскими епископами” (14).

Таким образом, несмотря на то, что фактически епископы сослужили, официально Русская Зарубежная Церковь заявляла о том, что такое сослужение недопустимо. Положение стало двусмысленным. Несмотря на заявление Зарубежного Синода, иерархи Русской Зарубежной Церкви продолжали сослужить с архиереями Болгарской Церкви. Сам епископ Серафим (Соболев) 9 января 1923 г. вместе с митрополитом Стефаном совершил литургию в храме святителя Николая (15). В том же году епископ Серафим участвовал в хиротонии Знепольского епископа Паисия (будущего Врачанского) (16).

Вскоре после этого епископ Серафим вновь просил Архиерейский Синод решить вопрос о богослужебном общении (17). По всей видимости, причина окончательного решения в пользу общения с Болгарской Церковью в значительной степени была обусловлена резким ухудшением отношений между РПЦЗ и Константинопольской Патриархией. В декабре 1923 г.. Вселенский престол занял Патриарх Григорий VІІ, который фактически признал раскольничью “Живую Церковь” и советовал Патриарху Тихону оставить патриаршество. Патриарх Григорий высказался и против Архиерейского Синода РПЦЗ, заявляя, что его деятельность в чужой церковной области неканонична (18). Из Константинополя были выдворены иерархи Русской Зарубежной Церкви – архиепископы Анастасий (Грибановский) и Александр (Немоловский) (19). В июне 1924 года Константинополь заявил о незаконности прав митрополита Евлогия (грамота 1748) (20). В том же году Патриарх Григорий обратился к Сербскому патриарху Димитрию с заявлением, что Архиерейский Синод РПЦЗ не имеет права действовать как на территории Сербии, так и на территории других церковных областей (21). Правда со стороны Сербской Церкви, вставшей на защиту Русского Зарубежного Синода, Патриарх Григорий получил очень жесткий отпор (22).

Понятно, что в этих условиях Архиерейский Синод уже не чувствовал моральной необходимости оглядываться на Константинополь в деле Болгарской Церкви.

12-13 сентября 1924 г. болгарские архиереи вместе с архиереями РПЦЗ совершили освящение собора святого Александра Невского в Софии. То, что в освящении собора помимо епископа Дамиана и протопресвитера Г. Шавельского (епископ Серафим не принял участия в службе по болезни) принимал участие даже осторожный архиепископ Анастасий ( Грибановский) (23), говорит о том, что вопрос о евхаристическом общении уже был предрешен.

Действительно, вскоре, 22 октября 1924 г. Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви разрешил русским архиереям сослужение с болгарскими архиереями (24). Формулировка этого постановления звучала так : “Не решая принципиального вопроса о болгарской схизме, но принимая во внимание, что сами греческие священнослужители во время войны служили с болгарскими, разрешить русским Епископам служить с болгарскими Епископами” (25). С этого времени сослужения русских и болгарских архиеерев стали постоянными. Периодические издания Болгарской Церкви того времени регулярно сообщали о богослужениях, совершаемых совместно иерархами Русской Зарубежной и Болгарской Церквей. Кроме иерархов, подчиненных Зарубежному Синоду, в совместных с болгарскими архиереями богослужениях принимали участие и архипастыри других зарубежных юрисдикций. Например, 25 апреля 1928 г. с митрополитом Стефаном литургию совершил митрополит Евлогий (Георгиевский) (26), подчинявшийся в тот момент Московской Патриархии.

В 1938 г. с митрополитом Стефаном служил епископ Сергий (Королев) (27), в то время de jure подчинявшийся митрополиту Евлогию, который к тому времени относился уже к Константинопольскому Патриархату.

Впоследствии болгарский епископат отмечал заслуги архиепископа Серафима в этом вопросе. В 1948 г. 2-й секретарь посольства СССР в Болгарии Базанов докладывал в Москву, что архиепископ Серафим пользуется уважением со стороны болгарского духовенства за то, что помог ему в преодолении разделения (28). В 1950 г. на отпевании архипастыря митрополит Врачанский Паисий подчеркнул, что именно архиепископ Серафим в свое время помог Болгарской Церкви занять полагающееся ей место в семье Поместных Церквей (29).

Постепенно “болгарская схизма” уходила в прошлое и представители Поместных Церквей в тридцатые годы довольно часто служили с болгарскими архиереями. В 1933 г. было установлено евхаристическое общение между Болгарской и Румынской Православными Церквами, а Иерусалимский Патриярх Дамиан в 1930 г. предложил свое посредничество в деле примирения между Константинопольским Патриархатом и Болгарской Церковью (30). Наконец в 1945 г. при посредничестве Патриарха Алексия І Вселенская Патриархия сняла отлучение с Болгарской Церкви.

Перечень литературы

1. Скурат К. История Поместных Православных Церквей. М.: Русские огни. 1994. Ч.1. С.263.

2. Бойкикева А. Болгарская Православная Церковь. 2005. С. 144.

3. Феофан Затворник. Собрание писем. Вып. 7. Письмо № 1134. М. 1900. репр.. М.: Паломник. 2000. Т. 2. С. 128.

4. Бойкикева А. Болгарская Православная Церковь. С. 155.

5. Бойкикева А. Болгарская Православная Церковь. С. 166, 169.

6. Бойкикева А. Болтарская Православная Церковь. С. 166-167.

7. Никон (Рклицкий), архиепископ. Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Т. 6. С. 11.

8. Церковные ведомости. 1922. № 16-17. С. 2-3.

9. Църковен вестник. 1926. № 13. С. 130.

10. Кратък животопис на Светител Серафим… // Православно слово. 2002. № 1. С.16.

11. Църковен вестник. 1922. № 19-20. С. 13.

12. Църковен вестник. 1922. № 2. С. 7.

13. Бойкикева А. Болгарская Православная Церковь. С. 168.

14. Церковные ведомости. 1922. № 16-17. С. 2-3.

15. Бойкикева А. Болгарская Православная Церковь. С. 168.

16. Бойкикева А. Болгарская Православная Церковь. С. 168.

17. Шкаровский М. История русской церковной эмиграции. С. 61.

18. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. М. ББИ. 1996. С. 192.

19. Нивьер А. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в западной и центральной Европе. 1920-1955. М.: Русский путь; Париж: YMCA-PRESS. 2007. С. 56, 65.

20. Никон (Рклицкий), архиепископ. Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Т. 7. Нью-Йорк. Издание Северо-Американской и Канадской епархии. 1961. С. 194.

21. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. М. ББИ. 1996. С. 191-192.

22. Троицкий С. История самочинной карловацкой организации. Церковно-исторический вестник. 2001. № 8. С. 41.

23. Църковен вестник. 1924. № 33-35. С. 7; Митрополит Антоний (Храповицкий). Жизнеописание. Письма к разным лицам 1919-1936 годов. СПб.: Издательство Олега Абышко. 2006. С. 192.

24. Църковен вестник. 1926. № 13. С. 130; Бойкикева А. Болгарская Православная Церковь. С.168.

25. ГА РФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 2. Л. 51-51 об.

26. Църковен вестник. 1928. № 18. С. 218.

27. Народен страж. 1938. № 16. С. 5.

28.ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 418. Л. 158.

29.

30. Църковен вестник. 1950. № 8-9. С. 2.

31. Бойкикева А. Болгарская Православная Церковь. С. 169.

Из книги: Жизнеописание архиепископа Серафима (Соболева). София, Синодальное издательство, 2011 г.

Теги: