Пока в Украине православная церковь Московского патриархата чувствует себя, как дома – беспрепятственно устраивает крестные ходы национального масштаба и пропагандирует «русский мир», в России 3 октября Московский областной суд вынес решение – разрушить единственный в РФ православный храм Киевского патриархата, расположенный в Ногинске (Московская область). Причем обязал священников сделать это за свой счет.

Сайт «15 минут» через Skype связался с владыкой Адрианом (Стариной), который служит в Ногинске с 1989 года. Он возродил там Богоявленский собор, создал при нем семинарию, гимназию. В 1990-е организовал подсобное хозяйство и бесплатную столовую для неимущих. В 1993 году владыко Адриан вместе с парафией перешел в Киевский патриархат. «Я родом с Украины, Днепропетровска, а ныне – Днипра. Мне тогда очень понравилась идея независимой украинской церкви», − объяснил святой отец. После этого долго занимать видное место в жизни ногинской общины РПЦ ему не дала. Сперва с негласной помощью Лужкова (бывший мэр Москвы) у священника и его прихожан отобрали Богоявленский собор, а теперь хотят заставить разрушить Свято-Троицкий храм УПЦ Киевского патриархата, построенный их руками.

 − Кто был инициатором иска о принудительном сносе вашего храма?

− Русская православная церковь. Конкретнее – Московская епархия Русской православной церкви Московского патриархата. Но эта церковь настолько сильна и в Украине, а тем более – в России, что она действовала через администрацию Ногинского района Московской области. Именно глава администрации района подписал иск в Ногинский городской суд, чтобы снести наш новый Свято-Троицкий храм.

− Какова официальная причина, по которой требовали его разрушить?

− Благочинный Ногинского района Московской епархии РПЦ Московского патриархата Михаил Ялов обратился к главе администрации Ногинского района с просьбой о снесении нашего храма…

− В августе 2015 года в городе началась активная кампания против нас, – вступает в разговор помощник владыки Адриана, − на каждом столбе расклеили листовки, что в Ногинске находится оплот «украинской хунты», так сказать, вотчина украинской церкви в Ногинске, которая вместе с Филаретом благословляет убивать ополченцев на Донбассе. Мы, мол, не можем допустить, чтобы здесь находилась украинская церковь, потому что неизвестно, чего от них можно ожидать.

− Сколько лет храму?

− Нет и двух лет, − продолжает владыко Адриан.

− Когда он строился, вы получали разрешения?

− У нас был храм по улице Советской Конституции, 17. Это было большое трехэтажное здание. Нужны были большие средства для его ремонта, особенно крыши. Поэтому одна организация нам предложила поменяться – они нам дают деньги на покупку земли, а мы им отдаем то здание. Фактически мы купили землю с домом. Потом на этом участке мы построили большую столовую, кухню, школу. А храм у нас находится отдельно от этих зданий.

− Какими будут ваши действия после решения суда о сносе?

− После решения Ногинского суда с апелляционной жалобой мы обратились в Московский областной суд. 3 октября состоялось заседание этого суда. Если это, конечно, можно назвать заседанием. 5-10 минут, и нас выгнали: мол, достаточно, нам все понятно. Эта тройка, которая читает решение, заявила: «Оставить в силе решение Ногинского городского суда». Но мы надеемся, что, кроме Московского областного суда, есть и высшие инстанции, куда мы будем обращаться.

− То есть разрушать храм вы не будете?

− Ни в коем случае! Знаете, перед всей этой историей я обратился с письмом к местной власти, потому что думал, если им не нравится наш храм в этом месте, где мы его построили, то пусть дадут другой участок в Ногинске. Единственное, чтобы там были подведены газ, вода и электричество. Но нам ответили, что удовлетворить нашу просьбу они не могут.

Но я хотел бы подчеркнуть другое – на протяжение всего этого времени (а это около года) я обращался к губернатору Московской области Андрею Воробьеву, который дал поручение министерствам решить наши проблемы. Глава администрации Ногинского района Вадим Константинович Рейтер в ответе на мое письмо дал мне совет – мол, обращайтесь в Министерство строительства Московской области, там, мол, и решат ваш вопрос. Мы обращались не только в это министерство, но и во многие другие ведомства, где нам шли навстречу. Но РПЦ Московского патриархата настолько сильно требовала от них всех, что у судьи ногинского суда уже было готово решение – снести наш храм.

− Что об этом говорят ваши прихожане?

− Они не говорят, они плачут. Потому что над нами издеваются еще со времен Богоявленского собора. Знаете, ведь это я в Ногинске отстроил Богоявленский собор, на его территории построил десять больших зданий, сформировал духовную семинарию, общеобразовательную православную гимназию, лицей искусств, библиотеку, бесплатную столовую. У нас было подсобное хозяйство. Так что люди ко мне привыкли. Меня не случайно избирали депутатом Московского облсовета, а потом − Ногинского районного совета.

В 1997 году Московская патриархия вышла на мэра Москвы Юрия Лужкова, который выделил около ста ОМОНовцев, которые приехали в Ногинск, захватили собор и всю территорию, а нас – гимназистов, семинаристов, священников и верующих − выгнали.

− Сейчас вам не угрожают?

− Угрожали нашему адвокату. От них можно всего ожидать.

− Когда мы находились в старом храме (на улице Советской Конституции) нам били окна, приходили провокаторы, − добавляет помощник владыки.

− Один раз пьяная женщина в четыре часа утра побила окна. Наш храм тогда был на центральной улице. Но то был один раз, а так, слава Богу, люди к нам очень толерантно относились и продолжают так относиться.

− Кто ваши прихожане: украинцы-заробитчане или местные жители?

− В основном россияне. Украинцев очень мало – может, найдется 2-3 человека. Приезжих совсем нет. Дело в том, что в 1989 году ныне покойный патриарх Пимен (который был родом из Ногинска) прислал меня сюда возобновлять собор, в котором он молился, учился в детстве. Я очень быстро возобновил собор, построил еще все эти помещения. А 90-е годы были очень голодными. Мы бесплатно кормили людей. Поэтому мое имя здесь, в Ногинске, запомнилось, и относятся здесь ко мне, как к своему. А Московский патриархат, конечно, свое дело делает – и по местному радио, и по телевидению пытается настроить людей против меня. Но ногинчане ко мне очень хорошо относятся. Куда б я ни поехал, нигде меня не встречают руганью. Я сам водитель, вожу грузовую машину, чтобы можно было строительные материалы перевозить. Сам их покупаю, привожу и руковожу работами. Хоть мне и говорят: ты зачем один ездишь, надо с охранником! А я отвечаю – это же сколько денег надо заплатить этим охранникам! У меня таких средств нет. Для меня главное – строительство храма и возможность бесплатно людей кормить. У нас еще есть небольшое подсобное хозяйство. При соборе было больше, а тут – маленькое: 15 коз, одна корова, куры, 18 соток земли, где мы сажаем картошку, капусту, огурцы… У нас действенная парафия и, можно сказать, такая, сельскохозяйственная!

− Владыко Адриан, я не ошибусь, если напишу, что разрушать храм за собственные деньги вы не собираетесь?

− Никогда! Это они могут приехать и разрушить. У нас и в планах такого нет, чтобы мы разрушили свой храм! Это равносильно тому, что Бог создал нас, людей, а мы возьмем и уничтожим его творение – наше тело. 

15minut.org

Теги: