Визит Кирилла к Вселенскому патриарху - колоссальная моральная победа Константинополя. Неважно, что везет патриарх Кирилл - ультиматум, чемодан денег, акт о капитуляции или ампулу "новичка" - он попросил аудиенции

Патриарх Московский Кирилл едет в Стамбул на встречу со Вселенским патриархом Варфоломеем. Встреча должна состояться 31 августа - накануне Архиерейского собора, на котором, предположительно, должен рассматриваться вопрос о предоставлении автокефалии украинской церкви. Инициатива встречи исходит от патриарха Кирилла. А вот вопрос "почему так поздно" следует адресовать, должно быть, патриарху Варфоломею. Ведь 31 августа - это, действительно, "немного поздно", поскольку вопрос должен рассматриваться на синоде епископов до Собора. Т.е. полдела уже будет сделано. Возможно, Вселенскому патриарху просто хочется держать в руках этот козырь в момент исторической встречи с "соперником номер один".

Выход один на один, - как сказал бы футбольный комментатор напряженной скороговоркой.

Напряжение, действительно, достигло пика. Не скажу "сейчас или никогда", но если не сейчас, то дальше - только раздражение. Что, конечно, не помешает решать вопросы, связанные с автокефалией, церковному руководству, но в руководстве светском может отозваться отказом разыгрывать партию дальше. Ни от кого не секрет, что с Томосом об автокефалии связаны определенные надежды президента Порошенко. Если начнутся проволочки, он может потерять интерес. А поскольку роль государства в получении Томоса очень большая, то это будет серьезным ударом по всему делу.

Поэтому прав спикер УПЦ КП владыка Евстратий Зоря: патриарх Московский может постараться убедить патриарха Вселенского если не отказаться от идеи предоставить автокефалию Украине, то хотя бы оттянуть это решение. Хотя бы до выборов президента. Найдутся аргументы - например, что Петр Порошенко, судя по рейтингу, больших шансов не имеет, а значит все гарантии, которые он давал Фанару, к моменту появления и становления украинской поместной церкви уже будут неактуальны. Имеет смысл подождать и заручиться поддержкой следующего президента - кто бы это ни был. В ход могут быть пущены самые разные - в том числе совершенно выдуманные - аргументы, вплоть до убеждения патриарха Варфоломея в том, что любой потенциальный президент вообще не заинтересован в поместной церкви. Вы, например, слышали что-нибудь о поместной церкви из уст Юлии Тимошенко? Нет? Вот и хорошо. Молчание можно интерпретировать как угодно. Что, если Вона, став президентом, откажется от поддержки проекта украинской поместной церкви? Ведь отсутствие преемственности обязательств - "эффект папередника" - стало неотъемлемой частью украинской политической культуры.

Но если намерения патриарха Варфоломей в отношении Украины серьезны, подобные аргументы могут его только подстегнуть - вопрос автокефалии нужно решать быстро, пока президент еще не сменился. А следующему президенту придется просто смириться с тем, что уже сделано до него.

Поэтому патриарху Кириллу придется напрячь фантазию. Что может действительно заинтересовать патриарха Варфоломея?

Если вы помните, одним из существенных - если не главным - "разменом", к которому Москва склонила Фанар в предсоборный период, был обмен участия Московской делегации в Соборе на отказ от рассмотрения украинского вопроса. Повестка дня, в которой украинский вопрос не значился, была утверждена, после чего Московская патриархия сама не явилась на собор и своих сателлитов отговорила от участия.

Демарш был, мягко говоря, неразумный и недальновидный настолько, что были основания заподозрить, что за ним стоит не воля патриарха Московского, а Кремль с Лубянкой. Последствия не заставили себя ждать - раз Москва отказалась от взятых на себя обязательств, Вселенский патриарх также может чувствовать себя свободным.

Это было кому-нибудь нужно? Если оставить в стороне балладу о "двух башнях Кремля", которые играют патриархом Кириллом в пинг-понг, то остается предположить, что либо в Моспатриархии не верили в возможность ответного демарша со стороны Фанара, либо у патриарха Кирилла осталось очень мало влияния и на Кремль, и на собственную церковь.

Впрочем, влияние патриарха Кирилла на Украину не имеет особого значения, если он не имеет влияния на украинскую власть. Никому другому это не может быть так близко и понятно, как ему. Он мог бы выиграть битву за автокефалию у Вашингтона, Брюсселя и даже Киева - в России здорово умеют вести гибридную войну против демократии ее же оружием. Но не у Фанара. Ведь это чисто византийская партия. В которой не так уж важно, о чем мечтают верующие массы, какие идеалы они исповедуют, каково соотношение сил и кто за кого проголосует на выборах или соборах. Важно лишь то, как легли карты на одном - самом главном - столе. На том столе, от которого патриарх Кирилл сам себя отлучил.

Патриарх Варфоломей дал понять, что он глух к обращениям "трудящихся масс" - его не впечатлили килограммы бумаги с однотипными просьбами не предоставлять автокефалию Украине, которыми завалили его резиденцию послы от УПЦ МП. Он точно так же пропустил мимо ушей обращения от делегаций епископов УПЦ МП, политиков, спонсоров, экспертов и прочих герольдов с придворными. Ничего не остается патриарху Кириллу - нужно ехать самому.

Это само по себе - колоссальная моральная победа патриарха Варфоломея. Неважно, что везет патриарх Кирилл - ультиматум, #чемодан_московских_денег, акт о капитуляции или ампулу "новичка" - он добивается аудиенции у Вселенского патриарха. В общем, вам понятно, кто тут главный? Да-да, это к вопросу о "первенстве в православном мире".

Рано или поздно они должны были встретиться на узкой дорожке - для матча-реванша. Точно так же, как Вселенскому патриарху хотелось провести исторический Всеправославный собор, патриарху Московскому кровь из носу нужно сохранить за собой Украину. И в случае с патриархом Кириллом это, не исключено, вопрос жизни и смерти. Либо он проявит свои хваленые дипломатические таланты, либо проиграет все.

Что же он может предложить патриарху Варфоломею? Может, еще один Всеправославный собор - теперь уже полный и окончательный, с участием Москвы и ее сателлитов?

Это могло бы помочь оттянуть время. Пока подготовят, пока проведут - тут и выборы в Украине пройдут, а с ними, не исключено, и автокефальные настроения у власти поутихнут. Патриарх Варфоломей хуже осведомлен о нашей специфике, чем патриарх Кирилл, который наверняка знает о нашем "эффекте папередника".

Еще одним предметом переговоров - и компромисса - может стать, собственно, автокефалия. Поскольку тут задеваются интересы РПЦ, вернее, одной из ее частей, патриарх Кирилл может настаивать на своем участии в процессе - в любом его этапе от написания Томоса до организации объединительного собора. Если уж чего-то не удается избежать - надо постараться это возглавить. Или хотя бы поучаствовать. При известной ловкости рук это даст Московской патриархии немалые возможности не только сохранить кое-какое влияние на украинскую церковь, но и оставить ее в своей орбите влияния, сделав союзником, в том числе, в спорах со Вселенским патриархом.

Вопрос в том, каковы приоритеты Вселенского патриарха. Не соблазнится ли он на завершение проекта Всеправославного собора? Понимает ли он, что времени на проект автокефалии для Украины у него не так-то много - ведь действительно пока неизвестно, кто будет следующим президентом и поддержит ли он/она этот проект. А если пропадет угроза украинской автокефалии, то и интерес Москвы в "окончательном соборе" немедленно улетучится. Мы можем только надеяться, что на Фанаре знают смысл выражения "наступать на грабли".

Но может оказаться, что оттягивать дело - в интересах не только Москвы, но и Фанара. Мы можем успокаивать себя тем, что "Вселенский патриарх не верит московской пропаганде" - о возможности насилии, переделе имущества и т.п. - но я бы не стала на это рассчитывать слишком сильно. Может, и не особо верит. Но на нервы действует. Да и масла в огонь подливают не только с московской стороны - чего стоят только слова патриарха Филарета о том, что Киево-Печерскую и Почаевскую лавры "передадут украинской церкви". Да, заголовки преувеличили - не "все имущество", а только лавры, и не "заберем", а "нам передадут", но от этих уточнений меняется только масштаб, а не смысл: передел имущества в пользу победителей предусматривается программой. А где передел - там и насилие.

Патриарх Филарет, конечно, неосторожно высказался - это поняли и в его пресс-службе, раз оперативно опубликовали "альтернативное" интервью-разъяснение. Но осадочек остался.

Фигура патриарха Филарета многих смущает - не только в Украине, но и на Фанаре. И дело не только в "московской анафеме" - цену которой знают и тут, и там, но вынуждены считаться - но и в личных качествах главы УПЦ КП. Он видит окончание этого исторического раунда только так - автокефальная, канонически признанная УПЦ КП с ним во главе. "Почему именно вы?" - спрашивает журналист. "А кто же еще?" - искренне удивляется патриарх. Несмотря на преклонные лета, у него нет другого ответа. Потому что за ним стоят уже не только и не столько собственные амбиции, сколько выстроенная им структура и команда. Которую устроит только такой вариант - автокефалию, каноническое признание и статус поместной церкви получает именно УПЦ КП, а не какая-то теоретическая компромиссная структура, в которой захотят "порулить" и греки, и Банковая, и еще какой-нибудь "вашингтонский обком". Не говоря уже о Москве.

С точки зрения прикладной справедливости, автокефалия для УПЦ КП и патриарший куколь для Филарета - это было бы правильно. На протяжении четверти века структура, созданная и уже долгое время возглавляемая патриархом Филаретом формирует идею украинской автокефалии. Битва за Томос, которую мы наблюдаем в нашем медиапространстве последние несколько месяцев - это тоже, преимущественно, результат усилий УПЦ КП, которой удалось мобилизовать всех своих сторонников в украинском обществе. Было бы только справедливо, если бы именно эта структура получила каноническое признание в качестве поместной церкви Украины.

У истории, впрочем, свои взгляды на справедливость - далеко не всем и не всегда удается насладиться плодами собственных усилий.

В одном патриарх Филарет прав: если не он, то кто же еще? Слабое место всех лидеров авторитарного типа - отсутствие достойных преемников. Поэтому патриарху Филарету и его команде надо спешить. Если не он, тогда, действительно, поместность и статус получит не УПЦ КП, а некая "новая структура", созданная при активном "внешнем" участии (если не "внешнем управлении").

Но вот что смешно - для Моспатриархии это должны было бы быть аргументом против отсрочек. Патриарх Филарет и его упрямое нежелание допускать в дела украинской церкви кого угодно - гарантия того, что украинская церковь не окажется в руках греков. А если этого не случится, то Моспатриархия проиграла только один раунд, а не всю партию.

Фигура патриарха Филарета - вовсе не такая уж неприемлемая для Москвы. Мы могли в этом убедиться всего полгода назад, когда на Архиерейском соборе РПЦ, пускай, не его самого, но его письмо-обращение приняли вполне благосклонно и дали понять, что все, включая анафему, можно "почтить аки небывшим". И если уж украинской автокефалии не избежать, то лучше пускай ее возглавит именно патриарх Филарет.

Во-первых, потому что чем хуже - тем лучше. Эта фигура обязательно вызовет волну неприятия среди верных УПЦ МП - многие так сжились с "анафемой" и привыкли испытывать к патриарху Филарету враждебность, что это позволит Моспатриархии сохранить свои структуры в Украине.

Но главное, все же, во-вторых: патриарх Филарет - тот человек, с которым в Москве смогут договориться скорее, чем на Фанаре. Просто потому, что они заканчивали одну школу и выросли на одинаковых идеалах, они способны понять друг друга и при наличии общих интересов выступить в союзе. В том числе, против греков.

Если автокефалия таки будет, все, что остается патриарху Московскому - постараться сделать так, чтобы Константинопольская церковь не получила слишком большого влияния на Украину и ее церковь. РПЦ может принять разделение себя, но только по сценарию развала СССР: государственная независимость в геополитической орбите России. В которой Украина оставалась до тех пор, пока Путину не пришла в голову идиотская (во всех смыслах, включая политический) идея урвать немного территории - только после этого лояльность украинцев к России сорвалась в пике. Но церковные политики могут надеяться на то, что они такой глупости, как аннексия, не допустят. Им нужно влияние на все, а не владение украденным куском.

Поэтому, вопреки многим голосам, патриархи могут вести переговоры и прийти к компромиссу по Томосу для Украины. Более того, на этой волне может быть продолжен парад автокефалий - каноническую независимость может получить также Беларусь. А может, даже Китай. Почему бы нет? Раз мировое православие нуждается в переформатировании - пусть так и будет. Московскому патриарху вовсе не помешает поддержка еще парочки поместных собратьев в его вечном перетягивании первенства со Вселенским патриархом.

Единственное, что делает подобные изощренные сценарии фантастическими - то, что Московская патриархия совершенно несамостоятельна в своей политике. Я допускаю, что при известной свободе даже сейчас патриарх Кирилл сумел бы выкрутиться из проблем не без пользы для себя. Но наиболее вероятным сценарием приходится считать наиболее простой и грубый - ультиматум, скандал, подкуп, раскол и уход в самоизоляцию и т.п. Все стратегии, нацеленные на победу в партии, а не в раунде, не будут одобрены кремлевско-лубянскими кураторами, которым, по большому счету, совершенно все равно, что будет завтра - с церковь, страной и миром - им нужно поднимать обвисший рейтинг прямо сейчас.

Теги: