Есть ли у РПЦ менее разорительный выход из нынешней ситуации?

То, что принято на Синоде РПЦ в Минске – это полусхизма. Схизма предполагает не только запрет на каноническое общение, но и анафемы. То есть объявление другой церкви еретической, безблагодатной, в учении которой содержатся еретические моменты. До этого в Минске российский Синод не дошел. Но сделал очень большой шаг в этом направлении.

Я не буду рассматривать исторические аналогии. Но они есть. Особенно сходна с нынешней схизма Московской самопровозглашенной автокефальной церкви, наступившая после 1458 года. Тогда появились бредовые и осужденные Московским собором 1666-67 годах учения о «Москве Третьем Риме» и «Мономаховом венце». А воспротивившийся этому безумному решению преп. Пафнутий Боровский был бит по приказу митрополита Ионы и закован в кандалы. Сто лет русская церковь была тогда в схизме, в отколе от православного мира.

И вот 15 октября Синод вновь пошел этим путем. Как и в XV-XVI веках, последствия схизмы будут печальны не для мирового православия, а для самой русской церкви. Опять же, я не буду говорить о духовном измерении. Оно есть и это главное.

В чисто практическом плане ущерб видится очень большим. Многие общины и монастыри Украины оставались в МП, поскольку альтернативой были раскольнические церкви КП и УАПЦ. Теперь в самопровозглашенной схизме сам МП, а в Украине создается пока ставропигия Вселенского патриарха, а потом – автокефальная церковь. Чтобы не оставаться в схизме, посещать Афон, Халки и Крит, общины МП в Украине начнут переходить в Константинопольскую юрисдикцию. Очень быстро МП растеряет большую часть своих 12 600 приходов в Украине.

По той же причине также начнется процесс перехода общин в Константинопольскую юрисдикцию в Белоруссии. Особенно общин, где служба совершается на белорусском языке. Ведь акт 1686 года отменен не только для Украины, но и всего пространства тогдашней Киевской митрополии. Осуждение «раскола» президентом Лукашенко звучит по меньшей мере двусмысленно. Такая «свобода выбора» поможет ему создать дистанцию от Москвы и в церковном вопросе.

В самой России смущение решением Синода очень велико. Русские люди веками считали Афон высшей святыней. Многие имеют и живой опыт жизни в скитах и монастырях Афона. Опыт, который потрясает своей подлинностью и не забывается. Запрет на молитву и евхаристическое общение в Святом Уделе Богородицы, от которого пошла вся монашеская жизнь древней Руси, крайне уронит доверие к тем, кто вчера принял решение отсечь Православную Русь от Афона и других святынь Вселенского православия. А без доверия, любви и уважения народа церковь существовать не может.

Есть и другие печальные следствия, но и этого достаточно. Есть ли у РПЦ альтернатива, выход, из нынешней ситуации менее разорительный? Конечно есть.

Во-первых, признать факт грядущей украинской автокефалии и поддержать его в принципе. Сопротивление здесь бесплодно и бесперспективно.

Во-вторых, согласиться на уже многократно высказанные и светской властью, и церковными лидерами Украины предложения, что те приходы и монастыри, которые желают оставаться в МП, могут беспрепятственно сохранять свою нынешнюю юрисдикцию. Еще лучше предложить МП включиться в процесс подготовки к созданию автокефальной украинской церкви.

И тогда в Украине будет мир, а во всемирном православии – единство. Пока это можно сделать сравнительно легко, но с каждым днем раскол в православном мире будет усиливаться и счастья от этого не будет никому. Многие из тех, кто могли бы спастись, не спасутся, увлеченные славой века сего, национальными амбициями, имперским бредом и банальной алчностью.

Андрей Зубов
Российский историк и политолог, доктор исторических наук

Nv.ua

Теги: