Историческое, без преувеличения, событие ‒ получение Украиной автокефалии ‒ состоялось полгода назад. И многие следившие за этим процессом наблюдатели вздохнули с облегчением ‒ «Здобули». Но, как оказалось, расслабляться было рано. Судьба приготовила сюрприз, причем откуда не очень ждали. Один из главных промоутеров церковной независимости оказался не очень доволен результатом и помышляет о реванше или рекогносцировке, кому как удобно это назвать.


Почетный патриарх Филарет заявил о том, что Киевский патриархат не ликвидирован и всерьез озвучивает планы о его восстановлении. Логика следующая ‒ УПЦ-КП признали лишь частично ‒ в рамках митрополии. Поэтому церковью сейчас руководит митрополит. Но поскольку церковь независима, то нужно самим созвать собор и провозгласить патриархат. Руководителем которого будет патриарх. К тому же у нас уже есть один патриарх, вот он и возглавит новую церковь.

Религиозные новости последних дней несколько шокировали общественность, никто не ждал такого поворота событий. Хотя в церковных кулуарах о таких планах «почетного» говорили давно.

После Объединительного собора в декабре прошлого года должен был произойти транзит церковной власти. Прежние институции были распущены, и на основе них создана новая. Есть даже Постановление про ликвидацию УПЦ-КП, которую собственноручно подписал сам Филарет.

Не сотвори себе кумира или Что происходит вокруг УПЦ-КП

ПЦУ должна была юридически быть зарегистрирована как структура, созданная путем ликвидации и объединения УАПЦ и УПЦ-КП. В январе этого года еще многие недоумевали: почему так долго регистрируют ПЦУ? Все упиралось в то, что Филарет не захотел отдавать документы для снятия Патриархии с регистрации. Когда тянуть с регистрацией ПЦУ было уже не возможно, ее зарегистрировали просто как новое религиозное объединение, а документы на КП остались у Филарета. Последнему это дало возможность оформить дуумвират власти, который звучал так: «Во внешних делах церковь представляет митрополит Епифаний, а внутри Украины всем руководит патриарх Филарет». Публично патриарх об этом не говорил, но в коридорах на Пушкинской такие разговоры звучали.

Особенно интересно такое распределение власти в свете того, что Филарет перед самим Собором письменно обещал Варфоломею, что он не будет претендовать на какие-либо должности в новой церкви.

Могут ли отозвать Томос?

Такие действия, в случае их реализации, будут нарушением Томоса об автокефалии, в котором четко сказано:

«... имея Первого в церковных делах и признавая каждого ее канонического Предстоятеля, который носит титул «Блаженнейший Митрополит Киевский и Всей Украины», ‒ не допускается какого-либо дополнения или вычитания от его титула без разрешения Константинопольской Церкви...».

Ранее в интервью LB.ua богослов, архимандрит Кирилл (Говорун) пояснял, что нарушение условий Томоса может повлечь за собой отозвание документа.

В истории церкви уже были подобные прецеденты. В XIX в. румыны после обретения независимости в одностороннем порядке провозгласили автокефалию. Константинополь этого не признал, и случился раскол. Спустя 13 лет удалось договориться, и Вселенский патриархат выдал Томос об автокефалии с рядом условий. Уверенные в своей правоте румыны сразу же нарушили условия документа. И Константинопольский патриарх Иоаким III немедленно отозвал документ. Понадобилось еще 7 лет для того, чтобы разрешить конфликт. И в 1885 г. румыны таки получили Томос про автокефалию.

Дискуссия о патриаршем статусе породила скандал и в Болгарской церкви. Еще в 1872 г. болгары самостоятельно провозгласили автокефалию. Это привело к расколу и анафемам со стороны Константинополя. Конфликт длился больше 70 лет. В конце концов в 1945 г. Константинополь выдал Томос об автокефалии, но в статусе митрополии. В 1953 г. болгары внесли изменения в устав и провозгласили патриархат. Это стало причиной новой напряженности между церквями. Константинополь признал таковой статус лишь в 1961 году.

И болгарам в этом контексте еще очень повезло. Их патриархат признали относительно легко ‒ ведь этот процесс лоббировала РПЦ, а в Болгарии у власти были коммунисты. Кстати, именно местное ЦК компартии дало отмашку для получения патриаршего статуса. БПЦ 10 сентября 1948 г. получила уведомление политбюро:

«Руководствуясь необходимостью укрепить общественный авторитет Болгарской Православной Церкви, что является необходимым условием организации борьбы православных церквей против Ватикана и его реакционной политики, ЦК дает Болгарскому Экзархату согласие на его возведение в ранг Патриархата».

Какие у нас шансы?

Более того, Болгарскую церковь к тому моменту признавали уже все Поместные Церкви. В случае с Украиной такого легкого пути у нас не будет. Ведь у нас еще нет всеправославного признания. К тому же провозглашение патриархата инициирует перестановки в православном мире. Существует список церквей по иерархии: патриархаты, архиепископии и митрополии. Мы в этом списке занимаем последнее 15 место. Если мы провозглашаем патриархат, то автоматически переезжаем на 10-ое место, потеснив в списке древнюю Кипрскую церковь. Последняя недовольна своим нынешним 10-ым местом и претендует на 5-ое (там сейчас РПЦ), а уж от 11-го места она точно будет не в восторге. Кипрская церковь ‒ одна из тех, кто позитивно относится к ПЦУ, но официально её она пока не признала. Стоит ли портить отношения с киприотами, от которых нужно еще получить признание, вопрос риторический.

Безусловно Украина заслуживает на патриарший статус, но всему свое время. Перед тем, как заявлять о патриарших амбициях, ПЦУ должна объединить большинство общин в самой Украине, численно стать доминирующей православной церковью, а также получить признание со стороны других церквей. Без выполнения этих двух условий ‒ это будет фальстарт, обреченный на поражение.

Возможные сценарии

ПЦУ сейчас фактически находится на развилке. Если победит партия Филарета, тогда большая часть или вся ПЦУ вернется в раскол, а ее Томос Константинополь отзовет. Выиграет от этого Московский патриархат, а идея украинской автокефалии если не навсегда, то надолго останется скомпрометированной. Более того, такие действия нанесут серьезный урон по позициям Вселенского патриархата, а в Православии усилится влияние РПЦ.

Если победит партия Епифания, то ПЦУ выстоит. Возможно, она избавится от некоторых токсичных элементов, что в краткосрочной перспективе обернется турбулентностью, однако в дальнесрочной перспективе позитивно отобразится на международном признании и в объединении с УПЦ (МП). Ведь в последней есть немало тех, кто не столько против автокефалии, сколько не хочет «идти под Филарета». Надо понимать, что частью украинского общества Филарет воспринимается как герой и чуть ли не отец нации. Однако в среде УПЦ (МП) у него огромный антирейнтинг. Это и следствие пропаганды, и результат некоторых его личных дел. Такого неприятия Епифания там нет. Да и в Поместных Церквях к Филарету есть претензии за попытки создать «раскольнический интернационал», откусывая приходы недовольных на территории других церквей.

***

Подобная ситуация в Православной Церкви Украины возникла из-за затянувшегося постсоветского церковного транзита. Бывший Киевский патриархат существенно не отличался от РПЦ. Разнились флаги и герои, а не ценности и принципы. В УПЦ-КП не работали институции, а церковь управлялась в ручном режиме. Не было демократизации, а Синод работал по партийному принципу «митрополит-бюро», где вся власть была в руках узкой группы епископата. Уже приходилось писать о необходимости реформ в ПЦУ. Однако прочитав комментарии церковных людей о последних заявлениях владыки Филарета, можно прийти к выводу, что церкви кроме децентрализации и демократизации нужна еще и серьезная кампания по развенчанию культа личности. Благо и заповедь подходящая есть: «Не сотвори себе кумира» (Ис. 20:4)

Lb.ua

Теги: