В Министерстве культуры Украины 31 июля заявили, что Украинская православная церковь Киевского патриархата прекратила свою деятельность путем присоединения к ПЦУ. Патриарх Филарет во время своей проповеди 4 августа отметил, что "служил 53 года во Владимирском соборе, а теперь его выбрасывают на улицу", и призвал прихожан использовать все законные способы для того, чтобы "защитить Киевский патриархат от ПЦУ и Минкульта". Мы встретились с патриархом в его резиденции, чтобы опровергнуть слухи о состоянии его здоровья, узнать о планах по возрождению УПЦ КП, будущем ПЦУ и отношениях с митрополитом Епифанием, а также поинтересовались, общается ли сейчас патриарх с пятым президентом Порошенко и теперешним главой украинского государства Зеленским. 

- Недавно архиепископ ПЦУ Евстратий (Зоря) сделал заявление об ухудшении состояния Вашего здоровья, будто Вы начали терять работоспособность. Скажите, пожалуйста, как Вы себя чувствуете сейчас?

- Чувствую себя хорошо. То, что сказал архиепископ Евстратий, - все это неправда, клевета, потому что я служу, работаю, как и работал. Бог дает силу, я думаю, что и в дальнейшем будет давать для того, чтобы в Украине была независимая Украинская православная церковь, которая служила бы украинскому народу и украинской православной полноте.

- Сейчас Министерство культуры ликвидировало Украинскую православную церковь Киевского патриархата путем присоединения к Православной церкви Украины. Какие сейчас меры принимаются УПЦ КП по определению её юридического статуса? Возможно, были уже какие-то первые шаги?

- Почему митрополит Епифаний (предстоятель ПЦУ, - ред.) создал ликвидационную комиссию? Потому что патриарх Варфоломей (Константинопольский патриарх, - ред.) настаивает на скорейшей ликвидации Киевской патриархии. И поэтому, выполняя просьбу Вселенского патриарха, митрополит Епифаний создал незаконную ликвидационную комиссию. Но для того, чтобы ликвидировать Киевский патриархат, во-первых, нужно согласие патриарха, такого согласия нет, и никакой ликвидационной комиссии мы не признаем. Кроме того, для того чтобы создавать ликвидационную комиссию, это должен делать тот Собор, который ликвидировал Киевский патриархат. Вот тогда, когда он ликвидировал Киевский патриархат, тогда должен был и создать комиссию, а ее не создали 15 декабря. Во-вторых, 20 июня Украинская православная церковь провела Поместный Собор, на котором приняла постановление о том, что мы не признаем ликвидацию Киевского патриархата от 15 декабря 2018 года и продолжаем существовать как Киевский патриархат. Таким образом, мы вышли из состава ПЦУ. А если мы не находимся в ее составе, то постановление о создании ликвидационной комиссии 29 июля 2019 нас не касается.

- То есть решение Минкульта по ликвидации УПК КП Вы не признаете?

- Они не имеют права, потому что это не их церковь.

- Вы отметили, что митрополит Епифаний создал ликвидационную комиссию по просьбе патриарха Варфоломея. У Вас личный конфликт со Вселенским патриархом?

- Из СМИ стало известно, что при встрече нашего президента Владимира Зеленского с патриархом Варфоломеем 8 августа речь шла об ускорении ликвидации Киевского патриархата. Президент сказал, что он не будет вмешиваться во внутренние дела церкви, а будет относиться одинаково ко всем церквям, в том числе и к Киевскому патриархату. И мы благодарны Владимиру Александровичу за то, что он занимает принципиальную позицию. Потому что по закону церковь отделена от государства, поэтому он не хочет вмешиваться во внутреннюю жизнь церкви. Но сказал, что будет поддерживать существование всех церквей Украины, а это не только православные церкви.

- А на Ваше недавнее обращение к нему и ОБСЕ президент ответил?

- Обращение мотивировалось чем? Министерство культуры без нашего ведома, без нашей просьбы сняло Киевскую патриархию с регистрации. Они не имели права этого делать. Но через некоторое время это же сделало и Министерство юстиции. Поэтому мы обращаемся к президенту Украины, чтобы он на законных основаниях повлиял на то, чтобы Минкульт и Минюст не нарушали государственные законы. Нарушение в том, что они сняли с регистрации церковь. Мы (УПЦ КП, - ред.) существуем и не обращались к ним по поводу ликвидации.

- Но официального ответа президент Зеленский Вам не предоставил?

- Нет, официального ответа он пока не давал.

- Пока что у Вас была только одна встреча с президентом Зеленским?

- Да, была встреча, на которой президент сказал, что будет поддерживать все церкви, не будет вмешиваться в церковные дела.

- По поводу ваших отношений с Петром Порошенко - после предоставления томоса вы еще не виделись и не общаетесь?

- После получения томоса у нас прекратилось общение с Петром Порошенко. Но он достиг своей цели: томос получили, а какой томос, это его не интересует.

- Скажите, сколько сейчас приходов насчитывает УПЦ КП, сколько архиереев после того, как часть из них перешла в ПЦУ?

- На сегодняшний момент у нас пять архиереев (до 15 декабря 2018 года УПЦ КП насчитывала 42 архиерея, - ред.), какое количество духовенства и приходов, я не могу сказать. Сейчас я не знаю, какие приходы в разных епархиях остались в составе УПЦ КП. Потому что по всей Украине есть приходы, которые не перерегистрировали свои уставы на ПЦУ.


- Тогда, возможно, Вы планируете собрать Собор для решения этого вопроса?

- Это будет установлено со временем, когда к нам будут обращаться приходы о том, что они находятся в составе Киевского патриархата и не вошли в состав ПЦУ. Какое количество приходов сохранило устав УПЦ КП - мне пока не известно, но много.

- А Вы ожидаете большой приток священноначалия от ПЦУ снова к УПЦ КП?

- Я ожидаю, что УПЦ КП, как независимая ни от Москвы, ни от Константинополя, будет существовать в Украине. Сейчас идет борьба за ликвидацию Киевского патриархата. Почему его хотят ликвидировать? Потому что патриархат не может быть частью другого патриархата, а митрополия может быть частью. И поскольку Константинопольский патриарх хочет, чтобы Украинская церковь находилась под его влиянием, то он требует, чтобы был уничтожен Киевский патриархат. Потому что на патриархат он влияния никакого не может иметь. А для того, чтобы иметь влияние, надо ликвидировать УПЦ КП. Тогда ПЦУ, Киевская митрополия будет находиться под влиянием Константинопольского патриарха. Поэтому томос, который был дан нам, не удовлетворяет нас. Также он изменил название нашей церкви с УПЦ на ПЦУ. Это означает, что украинские приходы и епархии, которые находятся за пределами Украины, принадлежат не к ПЦУ, а относятся к Константинополю. Поэтому это не удовлетворяет нас и не удовлетворяет самих украинцев, которые хотят принадлежать к Украинской церкви. Мы хотели иметь такой устав (томос), который имеют другие церкви, вышедшие из состава Константинопольского патриархата. Такие, как Греческая церковь, Румынская, Болгарская, Сербская и та же Русская, - они имеют полную независимость.

- Какую, по Вашему мнению, выгоду имеет патриарх Варфоломей от того, что влияет на приходы ПЦУ?

- В Турции в Константинопольском патриархате всего 6-10 тысяч верующих. И поэтому ему (патриарху Варфоломею, - ред.) надо расширить паству. По этой причине он не уступает свои епархии в северных областях Греции (Элладская православная церковь), острова принадлежат тоже ему, хотя это другое государство. Ему принадлежат все греческие приходы за пределами своего государства. И мечта Вселенского патриарха, чтобы все православные эмигранты принадлежали не к своим церквям, а принадлежали к Вселенскому патриархату. Поэтому он (патриарх Варфоломей, - ред.) хочет, чтобы наши украинские приходы принадлежали ему, и он это записал в томосе. Нас это не устраивает.

- Сейчас Киевская православная богословская академия находится под руководством митрополита Епифания, то есть относится к ПЦУ. Как Вы собираетесь решать вопрос о духовных учебных заведениях под Вашим председательством?

- Когда в 1992 году мы создали православную церковь Киевского патриархата, у нас не было никаких учебных заведений. Я создал Киевскую православную семинарию, затем академию: нашел преподавателей, профессоров, помещения. И все эти архиереи благодаря тому, что я создал семинарию и академию, получили образование, а потом стали священниками и епископами. Что касается будущего - Киевский патриархат имеет возможность снова создать свою духовную школу, сначала семинарию, затем академию. И поэтому мы как независимая Украинская церковь вправе и имеем возможность, если нам нужно, открыть новую семинарию и академию. Сила, слава Богу, есть.

- В этом году впервые с момента основания Киевского патриархата вы не шли крестным ходом в день Крещения Руси. Почему?

- Мы не шли, потому что в первую очередь не хотели противостояния. Чтобы не было на святом месте, Владимирской горке, противостояния между верующими Киевского патриархата с верующими и духовенством ПЦУ. Вторая причина - нас было мало, и поэтому мы не хотели показывать свою слабость. У нас был крестный ход вокруг Владимирского собора по случаю храмового праздника. Но, я думаю, все обратили внимание, что в этом году ПЦУ собрала не более 10-15 тысяч верующих, а в прошлом году Киевский патриархат собрал более 60 тысяч. Видите, какая разница? А наоборот, Московский патриархат в этом году собрал гораздо больше верующих, чем ПЦУ. Это свидетельствует о том, что ПЦУ вместо того, чтобы расти, уменьшается. Из этой церкви выходят, потому что видят ложь, видят подчиненность грекам. И таким верующим нужна независимая церковь, которой является УПЦ Киевского патриархата. Даже многие думают: "Патриарху 90 лет, придет время, когда умрет". Да, умру, но выберут нового патриарха. Потому что архиереи есть, духовенство есть, церковь есть, и она выберет нового патриарха. Но пусть еще подождут, когда Господь призовет меня в другую жизнь.

- Раньше своим преемником Вы назначили митрополита Епифания, но сейчас он возглавляет ПЦУ. Возможно, Вы уже выбрали себе преемника, который после Вас возглавит Киевский патриархат?

- О преемнике я сейчас не думаю. Я думаю сейчас о том, каким образом Киевский патриархат утвердить, увеличить и показать силу. Вот об этом я думаю.

- Сейчас с митрополитом Епифанием Вы не общаетесь? И когда вы виделись в последний раз?

- Никакого общения нет и не было. Потому что после избрания его предстоятелем ПЦУ он со мной ни разу не служил. Даже в день моего 90-летия, когда много архиереев служили, он не служил. И то, что мы с ним ни разу не служили, - это аномалия. И если он хочет, чтобы с ним служили другие главы церквей (других поместных церквей), то почему он ни разу не служил со своим патриархом?


- Вы считаете, что это его личное решение или на него оказывают определенное давление из Константинополя?

- Я думаю, что это его личное решение. Он со мной не встречается и не обсуждает церковные вопросы. Кроме двух случаев: когда я был на заседании Синода (Синода ПЦУ 5 февраля, - ред.), и еще было две встречи за все эти девять месяцев. Но мы говорили о погоде, а не о делах. И поэтому я вижу, что он со мной, породившим его и выдвинувшим его предстоятелем, потому что если бы я не настаивал, он никогда не стал предстоятелем, все знают, какая была борьба, - так вот этот неблагодарный предстоятель не хочет со мной общаться. Но я на него в душе не имею никакой обиды, так же, как не имею никакой обиды на патриарха Алексия (патриарх РПЦ Алексий II, до 2008 г., - ред.) и патриарха Кирилла (патриарх РПЦ с 2008 г., - ред. ). И поэтому у меня в душе мир, потому что я не имею никакой неприязни и ненависти. Бог, который руководит церковью, от которого зависит все, сам рассудит и кого надо накажет.

- Вы сейчас вспоминаете то время, когда в 1990 году были избраны местоблюстителем Патриаршего престола и могли возглавить РПЦ?

- Я молился тогда, чтобы была на мне воля Божья. Если Богу было бы угодно, чтобы я стал Московским патриархом, я был готов нести этот крест, я знаю, что такое возглавлять церковь. Я молился, чтобы была воля Божья, и я не стал Московским патриархом. Я мог бы стать Московским патриархом, возможность была, но я не хотел идти против воли Божией. И когда образовался Киевский патриархат, я не стал сразу патриархом, а был патриарх Мстислав (Скрыпник), а после него Владимир (Романюк), а меня избрали уже третьим патриархом, и в этом есть воля Божья. Я никогда не думал, что бы было, если бы я возглавил РПЦ, и не думаю.

- Скажите, пожалуйста, почему Вы носите римский куколь (головной убор), который чаще называют "московским", такой же, как носит патриарх РПЦ Кирилл?

- Каждая церковь сама выбирает форму своего головного убора. Если вы посмотрите на предстоятелей всех церквей (поместных церквей, - ред.) - у всех они разные. Не я придумал этот куколь. До меня его носили и патриарх Владимир, и Мстислав (второй и первый патриархи УПЦ КП, - ред.). Ничего в этом нет такого недостойного. Я продолжаю то, что делали до меня.

- Недавно Вы дали интервью российскому телеканалу, которое вышло под названием "Ничего святого". Вы не рассчитывали тогда, что это вызовет такой шквал критики из-за того, что это канал страны-агрессора?

- Я не рассчитывал, что будет такое отношение к тому, что я дал интервью враждебному по отношению к Украине каналу. Я не видел в этом никакого греха, потому что надо об истине свидетельствовать всем: и друзьям, и врагам. А поскольку пошли негативные отзывы, я извинился, что дал интервью каналу, который работает против украинского государства.

- Перед кем Вы за это извинялись, перед верующими УПЦ КП?

- Перед теми, кто меня обвинял. Верующие не обвиняли, я говорил правду, как и сейчас.

- Недавно бывший глава Информационного управления Киевской патриархии архиепископ Евстратий (Зоря) заявил, что состояние Вашего здоровья быстро ухудшилось и Вы начали терять работоспособность. Он был Вашим "голосом" много лет, сейчас вы также не общаетесь?

- Я уже говорил, что он говорит неправду. Да, он был моим "голосом", Епифаний был наместником, но предали. И я этому не удивляюсь, что предали патриарха, их выдвинувшего. Потому что Иуда тоже был среди двенадцати апостолов, совершал чудеса, ибо Господь дал ему дар, как и другим апостолам, но предал.


- А если они захотят вернуться в Киевский патриархат, примете?

- Если покаются. Если Господь принимает и разбойника, и блудницу, и Савла... А я хочу быть Христовым. Значит, я должен тоже поступать, как учит и показывает пример Христос. Христос принял, и я должен принять. Вот если они покаются, то мы забудем все, что было до этого.

- Как вы считаете, ПЦУ будет развиваться?

- ПЦУ развиваться не будет, в том положении, в котором она есть, потому что это зависимая церковь, а Украина хочет иметь независимую.

- Вы можете рассказать, какой будет теперь процедура восстановления Киевского патриархата, возможно, получение нового томоса для того, чтобы быть признанными всеми поместными церквями?

- Надо сначала создать в Украине одну православную церковь. Я убежден в том, что все православные объединятся в одну церковь. А когда будет одна православная церковь, а она будет обязательно патриархатом, а не митрополией, тогда мы не будем просить признать нас, а к нам будут приезжать и с нами служить. Потому что эта церковь будет большой. Если взять все поместные церкви, кроме Русской, то они не больше все вместе, чем одна украинская. Так признают они эту церковь или нет? Поэтому нам надо заботиться не о признании, а об объединении вокруг настоящей украинской независимой церкви.

- Вы сейчас, возможно, общаетесь с представителями УПЦ Московского патриархата?

- Сейчас нет никаких переговоров и контактов нет. Но Бог создает условия, и он создаст такие условия, что хочешь - не хочешь, а должны объединиться.

- Скажите, пожалуйста, сколько Вы сейчас совершаете богослужений в неделю?

- Служу литургию каждое воскресенье и каждый праздник. Накануне воскресенья, в субботу вечером и накануне праздников совершаю Всенощное бдение. Служу каждое воскресенье акафист Покрову Божией Матери, во вторник - акафист святой великомученице Варваре, в четверг - акафист святому священномученику Макарию. А сейчас я нахожусь на профилактике в Феофании, поэтому служу литургии, а акафисты пока нет.

- Задумывались ли Вы, какой будет Ваша роль в истории через сто лет?

- Меня не интересует, что обо мне будут говорить через сто лет. Меня интересует, куда я после смерти попаду: в Царство Небесное или в ад. Вот это меня больше всего интересует. А что обо мне сейчас говорят и будут говорить - не интересует. Меня интересует вечное будущее. И хочу попасть в Царство Небесное, для чего и работаю, и терплю, и делаю все, что от меня зависит, и молюсь и раскаиваюсь, потому что думаю о Страшном суде.

112.ua

Теги: