Ранней Церкви не были чужды чума, эпидемии и массовая истерия. Фактически, согласно как христианским, так и нехристианским источникам, одним из самых главных катализаторов бурного роста Церкви в ранний период было то, как христиане переносили болезни, страдания и смерть. Настрой Церкви оказывал такое сильное влияние на римское общество, что даже римские императоры-идолопоклонники жаловались языческим священникам на уменьшение числа их последователей, призывая их активизировать свою деятельность.

Так что же христиане делали по-другому, что так потрясло Римскую Империю? И чему ранняя церковь может научить нас в свете коронавируса?

Нехристианская реакция на эпидемии

С 249 по 262 годы н.э. западная цивилизация была опустошена в результате одной из самых смертельных пандемий в её истории. Хотя точная причина чумы остаётся неясной, утверждается, что город Рим терял примерно по 5 тысяч человек в день в разгар вспышки. Один из очевидцев, епископ александрийский Дионисий писал, что, хотя чума не делала различия между христианами и нехристианами, «полнота её воздействия пришлась на нехристиан». Отмечая разницу между реакцией христиан и нехристиан на чуму, он говорит о нехристианах в Александрии:

«При первом появлении болезни они отталкивали страдающих и убегали от своих родных, бросая их умирать на дорогах и обращаясь с не захороненными трупами, как с грязью, тем самым надеясь предотвратить распространение и заражение смертельной болезнью; но даже когда они делали всё возможное, избежать болезнь было трудно».

Это утверждение подтверждают и нехристианские источники. Спустя столетие император Юлиан попытался обуздать рост христианства после чумы, возглавив кампанию по организации языческой благотворительности, которая копировала работу христиан в этой сфере. В своём письме 362 года н.э. Юлиан жаловался на то, что эллинисты должны равняться христианам в добродетели, называя причиной недавнего роста христианства «благотворительность незнакомцам, заботу о могилах мёртвых и притворную святость их жизни». В другом месте он писал: «Это позор, что нечестивые галилеяне [христиане] поддерживают не только своих бедняков, но и наших».

Хотя Юлиан ставил под сомнение мотивы христиан, его стыд за эллинистические благотворительные организации подтверждает, что усилия язычников в целом не соответствовали христианским стандартам служения бедным и больным, особенно во время эпидемий. Согласно Родни Старку в его книге «The Rise of Christianity», «несмотря на то, что [Юлиан] призывал языческих священников повторять эти христианские практики, не было практически никакой реакции, потому что у них не было никакой доктринальной основы и традиционной практики, на которые они могли бы опираться».

Христианская реакция на эпидемии

Если нехристианский ответ на чуму характеризовался самозащитой, самосохранением и избеганием больных любой ценой, христианский ответ был противоположным. Согласно Дионисию, чума стала «обучением и проверкой» для христиан. В детальном описании реакции христиан на чуму в Александрии, он пишет о том, как «лучшие из них» честно служили больным, пока сами не подхватили болезнь и не умерли:

«Многие из наших братьев-христиан проявили безграничную любовь и верность, совершенно не щадя самих себя и думая только друг о друге. Не обращая внимания на опасность, они взяли на себя ответственность за больных, заботясь о каждой их нужде и служа им во Христе, и вместе с ними уходили счастливыми из этой жизни, беря на себя болезнь своих близких и с радостью принимая их боль».

Также в биографии епископа Киприана Карфагенского, написанной диаконом Понтием, говорится о том, как епископ напоминал верующим о служении не только братьям-христианам, но и нехристианам во время чумы:

«Нет ничего уникального в заботе о своих собственных людях с должной любовью и заботой, но совершенным может стать тот, кто будет делать больше, чем язычники и мытари; кто будет побеждать зло добром и практиковать милосердную доброту, подобную Божьей; кто будет любить и своих врагов… Потому что добро нужно делать всем людям, а не только своим по вере».

Влияние этого служения было двоякое: (1) христианское пожертвование собой ради своих единоверцев ошеломило мир, когда люди увидели такую любовь внутри общины, которой не видели прежде (Ин. 13:35), и (2) христианское пожертвование собой ради нехристиан привело к экспоненциальному росту церкви, поскольку выжившие нехристиане, получившие помощь от своих соседей-христиан, массово обращались к вере.

Христианская реакция на коронавирус

Продолжая думать о том, как нам реагировать на коронавирус, обратите внимание на то, как нехристиане в Римской империи делали акцент на самосохранении, в то время, как ранняя Церковь подчёркивала бесстрашное и жертвенное служение. В то время, как нехристиане бежали от эпидемий и бросали своих больных близких, потому что боялись неизвестного, христиане шли прямиком в эпидемию и служили как христианам, так и нехристианам, рассматривая своё собственное страдание как возможность распространять Евангелие и являть любовь Христову.

Как же нам практически воплотить эту позицию, оказавшись лицом к лицу с вирусом COVID-19, отличая себя от мира в том, как мы реагируем на растущую эпидемию? Возможно, мы начнём противодействовать страху, ведущему к панике в различных сферах общества — практикуя мир и спокойствие. Возможно, если мы живем в США, мы решим покровительствовать местным азиатско-американским ресторанам и бизнесу, который другие американцы сейчас избегают из-за основанных на страхе стереотипов. Мы также должны стремиться жертвенно служить нашим близким, предусмотрительно следуя советам медиков, чтобы помочь замедлить распространение инфекции. Вместо своего собственного здоровья мы должны отдавать приоритет здоровью более широкого общества, особенно наиболее уязвимых граждан, проявляя осторожность и не распространяя страх, истерию и дезинформацию. Это может стоить нам чего-то: отмены поездок или запланированных мероприятий, или даже самокарантина, если мы полагаем, что могли заразиться, но мы должны принять это с радостью.

«Другие люди могут думать, что не время для праздника, — говорил Дионисий об эпидемии в его дни. — [Однако] это далеко не время скорби, но время невероятной радости». Уточню, что Дионисий не прославлял смерть и страдания, сопутствующие эпидемии. Скорее он радовался обстоятельствам, которые предоставляли возможность для проверки нашей веры — чтобы мы изо всех сил старались любить наших ближних и служить им, распространяя евангелие надежды, и словом, и делом, во время великого страха.

Автор — Мозес Й. Ли / thegospelcoalition.org
Перевод — Анна Иващенко для ieshua.org

Іeshua.org

Теги: