5 сентября – трагический и одновременно памятный день в нашей истории. В этот день, 5 сентября 1918 г., советское правительство во главе с В. Лениным издало декрет «О красном терроре», которым узаконивались массовые репрессии и карательные акции советской власти и ее органов ВЧК против т. н. «классовых врагов», к которым были отнесены целые слои населения – буржуазия, дворяне, офицеры, духовенство, крестьяне-«кулаки», казаки, интеллигенция.

Одними из первых под действие этого карательного декрета подпало православное духовенство на занятых большевиками территориях Украины, России, Беларуси. До сих пор неизвестны точное количество расстрелянного духовенства в первые годы установления советской власти. «Следственная комиссия по расследованию злодеяний большевиков», созданная по распоряжению генерала А. И. Деникина, отмечала, что только в период 1918—1919 гг. большевиками было расстреляно не менее тысячи православных священников[1].

Если убийство священномученика Владимира (Богоявленского), Митрополита Киевского и Галицкого, при первом захвате Киева большевиками в феврале 1918 г. не имело еще официально узаконенного характера, то после декрета «О красном терроре» от 5 сентября 1918 г. такие казни обрели уже видимость «законности». Одним из первых жертвой этого декрета стал епископ на покое Исидор (Колоколов), расстрелянный 20 сентября 1918 года. Затем последовали казни священномучеников епископа Феофана (Ильменского; + 24.12.1918) Соликамского, и епископа Платона (Кульбуша; 14.01.1919) Ревельского, и многих других. Хотя и до этого злосчастного декрета большевиками уже осуществлялись казни православных архиереев: архиепископа Андроника (Никольского; + 20.06.1918) Пермского; епископа Амвросия (Гудко; + 09.08.1918) Сарапульского; архиепископа Василия (Богоявленского; 27.08.1918) Черниговского и Нежинского и других.

Согласно официальным сведениям председателя Всеукраинской ЧК М. Лациса, только Киевской ЧК в рамках политики «красного террора» в конце 1918 – начале 1919 г. в течение нескольких месяцев было расстреляно 825 человек. Всего за это время по официальным данным ВЧК были расстреляны 8389 человек, заключено в концлагеря – 9496 человек, тюрьмы — 34 334; взяты в заложники 13 111 человек и арестованы 86 893 человека[2]. Хотя, многие историки считают, что эти официальные данные ВЧК занижены и на самом деле количество жертв было намного больше.

О богоборческом характере «красного террора» свидетельствовали сами его организаторы. В директивах главы Всеукраинской ЧК М. Лациса отмечалось: «Жертвы, которых мы требуем, жертвы спасительные, жертвы, устилающие путь к Светлому Царству Труда, Свободы и Правды. Кровь. Пусть кровь… Ибо только полная бесповоротная смерть этого мира избавит нас от возрождения старых шакалов, тех шакалов, с которыми мы кончаем»[3].

Обосновывая политику «красного террора» главари ВЧК предписывали своим подчиненным: «Мы не боремся против отдельных личностей, мы уничтожаем буржуазию как класс… Не ищите в деле обвинительных улик о том, восстал ли он против Советской власти оружием или словом. Первым долгом вы должны его спросить, к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, какое у него образование и какова его профессия. Вот эти вопросы должны разрешить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность Красного террора»[4].

С особой ненавистью как «враждебный класс» уничтожалось духовенство. По сути, это был настоящий геноцид против Церкви. По оценкам историков, с 1918 по конец 1930-х годов в ходе репрессивной политики коммунистического режима были расстреляны либо умерли в лагерях и ссылках несколько десятков тысяч священнослужителей. Имена многих из них до сих пор остаются неизвестными. Лишь около 2000 из них прославлены в лике Собора Святых Новомучеников и Исповедников ХХ века. В Украинской Православной Церкви продолжается сбор сведений об архиереях, священниках и верующих, принявших мученические венцы в годы коммунистических богоборческих гонений.

Каждый населенный пункт Украины имеет своих мучеников и исповедников, пострадавших за веру в ХХ веке. В каждой области есть места массовых казней или захоронений невинных жертв репрессий. В Киевской области к таким местам относятся Лукьяновское кладбище и «Октябрьский дворец» в Киеве, но наиболее массовое место захоронения жертв репрессий – Быковнянский лес под Киевом, где по разным подсчетам захоронено от 60 до 100 тысяч расстрелянных, среди которых было много православных священников и простых верующих.

Все эти места для нас, православных, являются священными, поскольку там проливалась кровь христианских мучеников, там покоятся тела многих из них. Наш долг, как священнослужителей, так и мирян, разыскивать такие места, устанавливать там памятные знаки и кресты, собирать сведения о репрессированных, восстанавливать из забытья их имена и, главное, молитвенно чтить память этих невинных страдальцев за веру, подвигом которых устояли и наша Церковь, и сам народ. Все мы должны помнить их подвиг, дабы подобные трагические страницы нашей истории никогда больше не повторились.

Поэтому в сегодняшний день памяти жертв «красного террора» призываю всех православных молитвенно почтить подвиг наших новомучеников и исповедников ХХ века, и помолиться за всех невинноубиенных и пострадавших в годы страшных коммунистических репрессий. Да будет память их в род и род.

+АНТОНИЙ

Митрополит Бориспольский и Броварской,

Управляющий делами Украинской Православной Церкви

[1] Часть IV. На гражданской войнe. // Мельгунов С. П. «Красный террор» в России 1918—1923. — 2-ое изд., доп. — Берлин, 1924.

[2] Лацис М. И. Два года борьбы на внутреннем фронте : популярный обзор двухгодичной деятельности Чрезвычайных Комиссий по борьбе с контр-революцией, спекуляцией и преступлениями по должности. – М., 1920. С. 75— 76.

[3] ВЧК/ГПУ: документы и материалы. М.: Издательство гуманитарной литературы, 1995.

[4] Лацис М. И. Район действий Чрезвычайной Комиссия на чехословацкой фронте // Красный террор. Еженедельник Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией на чехословацком фронте. 01.11.1918. № 1-й. Цит. по: ВЧК уполномочена сообщить… М., 2004. С. 274-395.

Сhurch.ua

Теги: