Раиса Ивановна Кураковская — мать девушки, которая три с лишним года была в беде. От наркомании не помогало лечение в наркологическом диспансере. Денег, чтобы оплачивать длительное дорогостоящее лечение, не было. Да и, как выяснилось, медикаменты не всесильны — они не дают никакой гарантии освобождения от наркотической зависимости. В безуспешных попытках помочь родному человеку Раиса Ивановна шаг за шагом подошла к рубежу, который полностью изменил не только её собственную жизнь, но и жизнь её единственной дочери.

Моя история, а если точней, её начало, мало чем отличается от рассказов, которые я слышала от родителей тех, кто попал в ту же самую беду, что и моя дочь Ирина.

Все началось где-то в 97-м. Время, как вы помните, было тяжелое: каждый выживал, как мог. Ирина сначала, как и многие, тоже ездила за товаром в Польшу, а потом осталась там по торговым делам, познакомилась с молодым человеком, рэкетиром. Родила дочку Настеньку. С ним вместе она и пристрастилась к наркотикам.

Сама об этой беде я бы и не догадалась, если бы не моя сестра. Людмила тогда приехала ко мне в гости из Санкт Петербурга. Знаете, жизнь в таком крупном городе многому учит. Вот она и обратила мое внимание на то, что Ирина, когда бывает дома, все время спит и ест много сладкого. Посоветовала ещё присмотреться: нет ли следов уколов на руках. Понаблюдала я за Ириной… и мои опасения подтвердились.

Потом Ира ещё несколько раз ездила в Польшу, пыталась найти там работу. В конце концов, её оттуда депортировали. Так у нее исчезла последняя возможность заработать на наркотики. Тут и начался самый настоящий ад не только для нее, но и для нас с мужем. Ирина начала выносить из дома все: постельное белье, занавески… Глядя на эту беду, муж мой тоже стал заливать горе водкой, выносить и пропивать то, что осталось после дочери.

От отчаяния я уже и не знала, что делать. Положение было бы совсем безнадежным, если бы не мама того молодого человека, с которым тогда жила и употребляла наркотики моя Ирина. Эта женщина, которая жила в Киеве, узнала мой адрес и телефон, стала звонить иногда, потом написала письмо о том, что надо обратиться к Богу, пойти в церковь и молиться за Ирину, потому что её сын к тому времени, благодаря её вере в Бога, уже освободился от наркотической зависимости.

В 1999-м я, можно сказать, от безысходности стала искать Бога — ставила свечки в храмах, думала, что это поможет. Потом ко мне постучались свидетели Иеговы, и я два года провела с ними в так называемом «изучении Библии».

А в это время Ирина услышала от одного из своих знакомых, Дениса, что в Луганске есть церковь, куда приходят наркоманы и становятся свободными через веру в Иисуса Христа. Денис тоже был наркоманом, но уверовал в Бога, покаялся, и Господь освободил его от наркотической зависимости. Вот Денис и пригласил Ирину в церковь.

Так мы получили где-то год передышки. Пока Ирина ходила в церковь, она не кололась. За это время я, глядя на дочку, тоже стала сомневаться в пользе моих занятий со свидетелями Иеговы. Меня смущало, что они настаивали на том, что нет ни ада, ни рая, ни Святого Духа, ни Сына Божьего, ни Отца Небесного — один Иегова. Словом, пришла я посмотреть, куда это попала моя Ирина и так изменилась. Пришла в собрание церкви и осталась.

Было это в марте 2000-го. А осенью того же года Ира поехала в Петербург к моей сестре, оторвалась на время от церкви, не устояла в вере, сорвалась, укололась. Ужас опять вернулся в жизнь нашей семьи.

К тому времени я уже не работала, ещё и ответственность за внучку добавилась — нужно её воспитывать, содержать… Эти обстоятельства буквально заставили меня задуматься о духовном росте: я ведь понимала, что Бог — моя единственная надежда на спасение Ирины от наркомании. А чтобы в это поверить по-настоящему, у меня не хватало библейского основания.

Слава Богу, что у нас в церкви есть Библейская школа. Как мне ни было трудно,все-таки я себя заставила и стала студенткой на целый учебный год. Не скажу, чтобы было легко, но я и сама не поняла, как год прошел, Библейская школа закончилась, а моя вера в Бога окрепла настолько, что я начала с постоянством молиться о том, чтобы Господь освободил мою дочь от наркотической зависимости. Он мне и слово из Священного Писания дал для того, чтобы я могла верить и знать, как это произойдет: «…И они к самим себе почувствуют отвращение за то зло, какое они делали во всех мерзостях своих» (Иезекииль, 6:9).

От Господа я поняла, что Он проведет Ирину через обстоятельства, когда жизнь в наркотическом рабстве будет вызывать у нее отвращение, а не удовольствие. Так и произошло, когда я начала молиться этими словами из книги пророка Иезикииля.

Пока я молилась, казалось бы, все только ухудшается: Ирина, чтобы уколоться, стала воровать на рынке. Её поймали, избили. А потом вообще завели уголовное дело и осудили условно на один год за употребление и хранение наркотиков. Три с лишним года непрерывной молитвы, и три года кошмара, когда дочь, казалось, вообще перестала быть похожей на человека… Тогда же Господь проговорил ко мне и сказал, что ад всегда там, где Его нет…

Так Бог подвел мою дочь к тому, что ей опротивела такая жизнь наркоманки, тем более, что раньше она уже в церкви попробовала, как благ наш Господь.

В 2003 году я решила навестить мою сестру в Петербурге и, чтобы не оставлять Ирину дома одну, взяла её с собой. Уже на третий день в Петербурге, смотрю, моя Ирина стала искать работу (а до этого она почти три года нигде не работала). И к моему отъезду, она уже, слава Богу, вышла на работу! Потом нашла церковь, «Благая весть» называется, пастор в ней Дмитрий Шатров. Уже через год я смогла ей доверить внучку — отправила её к Ирине, ведь она её дочка и должна жить с мамой. А Господь благословил Ирину другой, более высокооплачиваемой работой. Теперь им с Настей хватало денег, чтобы снять квартиру и жить отдельно, а не у моей сестры. На этом Божья милость не закончилась. О себе дал знать папа Насти, стал принимать участие в жизни дочери деньгами. Хотя они и не живут вместе, у них с Настей и Ириной прекрасные отношения.

Так Бог оказался верен Своему слову — не только уберег нас с дочерью в страшных обстоятельствах, но спас Ирину от рабства! Теперь, уже почти пять лет, моя дочь Ирина (на фотографии) свободна от наркотиков, живет полноценной жизнью и воспитывает мою внучку! Не оставляйте и вы своего упования на Господа, а Он не подведет.

Текст подготовил Андрей Бошаров

Теги: