Последнее время много говорится о системе катехизации пред Крещением1, но все остается на словах, а на деле – «воз и ныне там». Существуют, несомненно, ситуации, когда человек, не пройдя еще подготовку ко Крещению, тем не менее, хотя бы прислушивается к Церкви и проявляет готовность к духовному развитию. Но существуют такие ситуации, когда пришедшего креститься мы просто обязаны «завернуть». О ряде таких случаев я и расскажу здесь.
I. Ложные религиозные представления о Боге и религии

Недавно ко мне обратился человек лет 45-50 с просьбой покрестить его. На мои попытки завести с ним беседу о Боге я встретил резкое самоутверждение пришедшего: «Не надо мне рассказывать про ваши символы веры – у меня свои личные отношения с Богом и своя вера, вы меня просто покрестите». Это как раз тот случай, когда священник обязан сказать прибывшему: Если у вас свои личные отношения с Богом, то вам нет нужды в Церкви, тогда зачем же вы просите крещения? Крещение означает, что человек ищет именно ту веру и то понимание истины, которые дает Церковь! Креститься, значит, приобщиться к церковному пониманию Бога и религии, а если у вас есть «свое», то, пожалуйста, оставайтесь со своим – никто вам не мешает и не запрещает, но Церковь не может преподать вам в этой ситуации крещение.

Но этот сюжет ставит в новом ракурсе вопрос об индивидуальной и коллективной религиозности. Многие люди считают, что в Церкви присутствует эффект «стадности», а вот «личные отношения» всегда, мол, ценнее и подлиннее. Здесь коллективное противопоставлено индивидуальному. Правильно ли это противопоставление?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо отношения с Богом рассматривать через призму понятия «семья». Называя Бога своим «Отцом», человеку необходимо понять, что он не единственное дитя Божье, но есть и другие – такие же полноправные – дети Божьи. Круг этих детей и называется семьей. У всех членов семьи, разумеется, присутствуют свои личные, неповторимые отношения с Главой Семьи. Но эти личные отношения и возможны только в силу присутствия каждого отдельного человека в кругу Семьи. И выход из семьи означает не только потерю отношений с братиями, но и – увы – разрыв отношений с Отцом.

Что же остается у человека от реальных отношений с отцом после того, как он покидает семью? – Память об отце и свои «представления» о нем. Точно так же и в религиозном плане – у человека за пределами Церкви остаются только «представления» о Боге, но никак не живой опыт отношений с Богом как с Отцом, открывшем Себя в Церкви Своего Единородного Сына. Приход в Церковь означает, что человек хочет вырваться из своих личных, субъективных, далеких от действительности «представлений» о Боге и готов войти в пространство реального богопознания. Стоя на пороге Церкви, мы должны понять, что наши представления, с которыми мы пришли к Церкви, скорее всего не совпадают с реальностью, а наш разум, наш рассудок не способен сам собою войти в живой общение с Богом – все это будет проекцией слишком личных суждений и вкусов, перенесенных на почву религии. Но человек может узнать о Боге только приняв Откровение Самого Бога о Себе Самом. Пространством этого Откровения и является Церковь, где слово Евангелия и сила Духа Святаго дают человеку причастность к живому роднику религиозной жизни. Только Откровение Бога о Себе Самом позволяет нам вырваться из сети многообразных иллюзий о Боге к Свету Веры Евангельской.

Итак, именно Церковь, как Семья Христова, не отрицает, а наоборот – дает возможность человеку вступить в живые, подлинные личные, индивидуально-неповторимые отношения с Богом. Причастность к «коллективу» или «стаду словесных овец» не исключает, а наоборот – обеспечивает реальную возможность общения с Единым Пастырем этой Семьи. И только жажда этой встречи с Пастырем душ наших может быть основанием для принятия Крещения. И личное сыновнее чувство к Богу всегда логически выражается в жажде войти в Его Семью – Церковь.

II. Подмена религии национальным или социальным фактором

Выдающийся иерарх и богослов, митрополит Вениамин Федченков описывает следующий случай из его личной архипастырской деятельности:

«Ко мне пришел один еврей, юрист по образованию. Он просил разрешение на Крещение (тогда было такое правило, что желающий креститься еврей просит у епископа дозволения). Я стал его расспрашивать: читал ли он Евангелие?; Как он понимает Христианство? Оказалось, что его познания весьма слабы и неправильны. И поэтому я ему отказал. Но поинтересовался о причинах его желания принять крещение. На что он мне откровенное сказал: "…Когда началась революция, я понял, что хотя руки у нее китайские и латышские, но голова еврейская. И я решил отказаться от еврейства и стать христианином"»2. Говоря о современности, важно отметить два факта: 1. Сегодня его никто не стал бы спрашивать о причинах желания принять Крещение. И даже если бы удостоверились в неправильности его мнений о христианстве, все равно бы покрестили, провещав нечто вроде «потом научится». Да еще бы прыгали от радости и громко кричали на каждом переулке и во всех епархиальных ресурсах: «а мы окрестили жида». 2. Представляю, с какими распростертыми объятиями приняли бы сегодня этого «прозелита» представители нашего «политического православия». Узнав о национально-культурных или политических побудителях «сменить веру», современные «пастыри Церкви» даже не потрудились бы спросить, а верует ли этот гражданин во Христа вообще – уж если ни в Богочеловека, то хотя бы как в историческое Лицо? Уверен, что для большинства «политических» и «национально ориентированных» «верующих» этот вопрос вообще не имеет значения: для них христианство превращается из религии (союза со Христом) в идеологию.

Профанация религии до уровня некоего национально-культурного базиса в равной мере присутствует как в России, так и в Украине. И там, и тут я встречаю одно и то же заявление: «Хочу креститься, потому что хочу принадлежать к культуре своего народа». И эта проблема ярко выражена и в идее Киевского Патриархата: Если принадлежащие Московскому Патриархату еще могут сказать, что мы принадлежим к МП исключительно в силу его вхождения в семью Поместных Церквей (хотя и за этим нередко прячется только национальное самосознание), то принадлежащие к КП принадлежат исключительно на основании своей национально-культурной идентичности3. И в МП, и в КП религия нередко превращается в «служанку государства», а место живой веры во Христа занимает национальная гордость. Это наша общая болячка, и мы это должны понимать. Я не знаю, делается ли хоть что-то для излечения этого недуга в КП, но вижу, что у нас, в МП, не делается ничего. Даже напротив, такая подмена фундаментальной веры во Христа национальной (или имперской) идеологией весьма приветствуется. Тот же Вениамин Федченков рассказывал о своем диалоге с одним протестантом, который заявил, что религия нужна, чтобы существовала крепкая мораль. Святитель возмутился этим: «Значит, вас интересует нравственность, а не сама вера в Бога, как таковая? Это похоже на то, как если бы кто женился на девушке не ради нее самой, а ради ее приданного! так и вас интересует не сама религия и вера, а ее "приданное"….Сам Бог нам оказывается нужен не Сам по Себе, а "из-за приданного"»4. К сожалению, обе наши Церкви5 (!) сегодня сконцентрированы на социальной и культурной роли религии (т.е. на "приданном, прилагающемся к религии"), но не составляющих её суть! На вопрос атеистического собеседника о "социальной пользе от религии" митрополит Вениамин, в тяжкие годы гонения на религию в СССР, ответил: «Меня, как человека верующего, этот вопрос не волнует. Меня волнует собственно вопрос самой религии: существует ли этот сверхъестественный мир? и если да, то каков он и какой путь лежит к нему»6. Вот – задача и цель религии: Быть путем к тому, что находится за пределами «мира сего»; свидетельствовать о вечном. Да, это свидетельство меняет во взглядах и принципах поведения человека многое. Верующий просто не может поступать так, как неверующий; религиозный не может гнушаться Откровением Бога о мире и о человеке. А значит, сообразовывает свои поступки с волей Бога. Но основой мировоззрения и поступков верующего человека является не «социальная польза», а именно живое Слово Божье, откровение воли Бога, познав которую, верующий спешит её исполнить на деле. А это значит – и это необходимо признать, – что «социальная роль» верующего может выглядеть и отрицательно. Ведь если общество больно, то верующий обязан «плыть против течения». Так поступали библейские пророки. Так поступал Сам Христос! Они обличали греховные «общественные устои», даже когда всем казалось, что эти «устои» базируются на религии!

Любая попытка заговорить о национально-культурной роли религии как об основании религиозности – убийственная для религии! Тогда мы веру превращаем в идеологию, а сакраментальный религиозный культ – в «общественный уклад». Это – профанация религии. Один вопиющий факт этой профанации стоит у меня перед глазами много лет (и он является самым ярким выражением этого извращенного подхода к религии):

В Российском городе Иваново (где я проходил священническое служение с 2004 по 2007 гг., будучи еще и преподавателем Духовной Семинарии) епископ Иосиф (Македонов) (с 2006 г. управляющий епархией, а с 2012 – митрополит Ивановский) завел плачевный обычай. По его распоряжению священники в Страстные Пятницу (!) и Субботу должны были бегать по магазинам и …«освящать куличи» прямо на торговых лотках! Такие люди, как Македонов, не понимают, что мы должны нести людям не обмирщенную «пасху», а свет Евангелия. Понятное дело, что большинство «пасочников», о которых мы говорим, просто «отваливаются» от пасхальной службы окончательно, т.к. они уже «купили освященный кулич» прямо в хлебном магазине! Может, еп. Македонов и хотел, чтобы эти люди «отвалились» от ночного богослужения на Пасху? Но ведь это – антимиссия! Он выступал на телевидении – мог использовать этот ресурс с целью объяснить, что такое Страстная Пятница (а не осквернять ее бегатней своих священников по магазином с кропилами и водосвятными чашами), что такое Пасха и для чего совершается освящение пасхальной пищи после пасхальной службы! Но в том то и дело, что тем, кто «наверху», до сих пор интересна больше вот такая клоунада, чем свидетельство о Евангелии Христовом! Поэтому Иосиф (Македонов) сегодня митрополит в Иваново. Господи, когда же начнется Суд в Доме Твоём (1 Пет. 4:17)?

III. Религиозное безразличие, полный «пофигизм»


Если «отсутствие действия – тоже действие», то и «отсутствие взглядов – тоже взгляды». Таким «отсутствующим взглядом» до сих пор смотрит на христианство инертная масса, которая даже не может сама себе объяснить побудительные причины, направляющие их в храм просить Крещение себе или своим детям.

Года 3-4 тому назад был случай, который вызывает одновременно и смех, и досаду. Ко мне пришел креститься человек, страдающий алкогольной зависимостью и направлявшийся на какую-то операцию. Я начал вести с ним беседу, потом дал ему две брошюры – «Беседа о Крещении» убиенного священника Даниила Сысоева и краткий молитвослов с приложением Заповедей Божьих. Я просил его ежедневно прочитывать утренние и вечерние молитвы, заповеди Бога и брошюру о.Сысоева, а через неделю придти на Крещение. Приходит, начинаю с ним разговаривать, и понимаю, что он ничего не читал. «Ладно, думаю, хоть трезвый пришел. Все ж к операции готовится. Покрещу, так уж и быть». Совершаю чин Оглашения, доходим до отрицания от сатаны, подробно разъясняю, кто такой сатана и почему от него надо отрекаться и, разумеется, задаю установленный вопрос: «Отрекаешься ли от сатаны, от всех дел его, всего служения ему и от всей гордыни его»? На что получаю ответ, введший меня в ступор: «Нет! Я с ним ссориться не хочу»! Я, едва переведя дыхание, останавливаю чин, сажусь на лавочку, усаживаю рядом с собою «оглашенного» и начинаю долгую беседу. Спрашиваю «понял»? – «Понял, но отрекаться не буду, ссорить ни с кем не хочу»! Разумеется, я не стал его крестить! Но через месяц я его встретил в райцентре, и он шел с крестиком на шее. Спрашиваю: «Как же ты крестился»? – «Да, вот, о. Григорий покрестил!». – «А как же? Ты же не хотел отрекаться от сатаны?». – «Так о.Григорий меня про это и не спрашивал»! Читатель, наверное, удивится: Неужели ваш благочинный упускает целые части чина Крещения? – Нет! Он ничего не опускает, но он читает так, что ничего не поймешь, даже стоя рядом и хорошо зная чинопоследование Таинства! Когда я захожу на его службу или на его «требы», то о том, какой сейчас «момент» я «догадываюсь» не по его словам (которые не разобрать), а по его «литургическим жестам». Вот уж сразу вспоминаются слова классика: «Читай, не так как пономарь…».

К сожалению, мы видим, что «крещальный конвейер» в большинстве случае работает бездумно. И священник, который требует религиозной сознательности, выглядит «белой вороной». В моей практике были вопиющие случаи, когда отклоненные мною лица на место «восприемницы» (к примеру, ввиду того, что данное лицо увлекается оккультизмом и даже распространяет среди селян оккультную прессу), «без вопросов» стали восприемницами в храме у благочинного. Не внимая моим увещаниям, эти люди отправились в райцентр и там благочинный окрестил ребенка, не зная ни семью, ни так называемую «восприемницу». Конечно, он скажет, что не знал об оккультных увлечениях «восприемницы» – и не соврет. Но дело ли это, что священник, впервые видя человека, не вопросив его о вере, не приняв исповедь, принимает это лицо быть восприемником? Несколько лет назад один «кандидат в крестные папы» на мое требование «хотя бы перекреститься», заявил: «Вот еще, я боюсь креста, я не покойник, а вы, батюшка, ко мне не лезьте – дитя крестите». Я отказал им в крещении, а благочинный принял на свой «конвейер».

В своих приходах я знаю каждого человека – немощи, слабости, заблуждения и достоинства каждого. Это – основа прихода как «церковной семьи» (с чего, собственно, и начался наш разговор). Считаю, что без этого никакого серьезного пастырского служения быть не может. Пастырь «зовет своих овец по имени» (Иоан.10:3). Такое возможно только в приходе! Но такое невозможно «на проходном дворе», где «потребители» «покупают» религиозные обряды, как товар, и тут же «сквозняком» выветриваются из храма! Я не ставлю пред желающими крестить своих детей «недосягаемых высот». Но если я вижу, что побуждение к принятию Крещения не от веры, а от языческих суеверий («чтоб не болел, да чтоб не сглазили»); если я вижу, что люди не собираются даже азбучно ни сами знакомиться с христианством, ни своих детей (тех, что постарше) не пускают в храм, разумеется, я отклоняю такую инициативу.

Архимандрит Феогност (Пушков),

кандидат богословия,

Луганская епархия УПЦ (МП)

------------------------------------------------------------------------

1 См., в частности, две мои предыдущие статьи: «Помолитесь, оглашенные, Господу». О катехизации в Древней Церкви и о современных перспективах оной. [https://www.religion.in.ua/main/27431-pomolites-oglashennye-gospodu-chto-takoe-katexizaciya.html]; «Как создать и проконтролировать огласительную систему?» [https://www.religion.in.ua/main/28241-kak-sozdat-i-prokontrolirovat-oglasitelnuyu-sistemu.html]

2 Федченков Вениамин, митр. Беседы в вагоне. – М. «Скимен», «Пренса», 2003. – С. 45.

3 Хочу тут сделать важное примечание: Сказанное относится исключительно к тем, кто переходит из МП в КП или к тем, кто перешел в него изначально. Но я нисколько не обвиняю тех людей, которые, скажем, родились уже в семье, принадлежащей к КП, крестились там, живут, к примеру, в глухом селе, где, быть может, и храма то МП не было! Я верю, что эти люди, в простоте своего сердца могут искренно обретать Христа, принадлежа к КП не по «политическим и национальным» соображениям, а в силу Крещения в этой Церкви еще во младенчестве.

4 Вениамин Федченков. Ук. соч., с. 21.

5 я подчеркиваю это слово! я признаю и МП, и КП Церквями, хотя одна и находится в экклесиологическо-евхаристическом общении с другими Церквами Православия, а другая – нет. Разрыв общения – это рана на Теле Христа. Но отказаться видеть в своих братиях, находящихся «вне общения», христиан – уже граничит с хулой на Духа Святаго: кто из нас может дерзко утверждать, что из-за их административного и национально-культурного (а не вероучительного) разногласия с нами Христос от них «ушел» и Дух Святой покинул их храмы?

6 Вениамин Федченков. Ук. соч., с. 16.

Фото kivertsi.in.ua

Теги: