Греческий полуостров Афон — монашеская республика — единственное место на земле, где вот уже несколько столетий не ступает женская нога «всего дышащего, которое хвалит Господа» (Пс. 150, 6). На полуострове нет женских особей птиц и зверей. То обстоятельство, что Афон является сугубо мужским «ареалом обитания» является лакмусовой бумажкой для людей, неравнодушных к эмансипации или вернее, предполагают, что наличие такого места на земле, где нет женщин, обедняет жизнь слабого пола на земле.

Посмотрим сквозь историю на этот феномен монашеской республики.

Афон и эмансипация

Согласно Церковному Преданию, полуостров находится под особым покровительством Богородицы, которая проповедовала тамошним язычникам Евангельское благовестие. Вот что пишет об Афоне русский исследователь Востока XIX в. епископ Порфирий (Успенский), в своем труде «История Афона»: «Се в жребий Мне бысть Сына и Бога Моего! Божия благодать на место сие и на пребывающих в нем с верою и со страхом и с заповедями Сына Моего; с малым попечением изобильно будет им вся на земле, и жизнь небесную получат, и не оскудеет милость Сына Моего от места сего до скончания века, и аз буду тепла заступница к Сыну Моему о месте сем и о пребывающих в нем».

Уникальность Афона закреплена в его административно-правовом статусе. Конституция Афона имеет силу государственного закона Греции; особый статус Святой Горы закреплен  в 105-й статье действующей конституции Греции. Устав полуострова «проистекает из императорских золотых булл и типиков, патриарших сигиллий, султанских фирманов, имеющих силу всеобщих постановлений и древнейших монашеских положений», с того времени, когда в 676 году император Константин Погонат передал весь полуостров в вечную собственность населяющим его монахам, в чьих руках содержится законодательная исполнительная и судебная власть. Греческое государство на Афоне представлено губернатором, подчиняющемуся Министерству иностранных дел Греции. При нем есть небольшой штат административных сотрудников и полицейских, в обязанности которого входит наблюдение за соблюдением гражданского законодательства. Самоуправляемое сообщество 20-ти православных афонских монастырей с 1312 года находится в непосредственной церковной юрисдикции Константинопольского Патриарха (как в византийскую эпоху), чье имя провозглашается за богослужением. Статья 5 Устава гласит: «Не разрешается поминовение никого другого, кроме имени Вселенского Патриарха».

Вернемся к «женскому вопросу» Афона. Статья 186-я Устава закрепляет: «В соответствии с древним обычаем, запрещается для любого женского существа ступать на полуостров Святой Горы». Это ограничение основано на желании сохранить духовное целомудрие монахов и внимании к посещению Святого Горы Божией Матери.

Понятно, что с такими запретами количество женщин-паломников увеличится и великого чуда с ними не произойдет. Наоборот, скорее вразумление, а не исполнение желаний. Согласно древней легенде, дочь византийского императора Феодосия (V в.) Плакида посетила Святую Гору. У входа в монастырский храм, построенный на средства ее отца, она услышала голос, исходивший от иконы Богородицы, приказавший Плакиде удалится, если она считает себя добродетельной христианкой и не хочет своим присутствием вводить в искушение монахов. Царевна удалилась, а вход с тех пор запрещен для женщин и даже для домашних животных женского пола. По народным поверьям, птицы и те не вьют на Афоне гнезд и не выводят птенцов, подчиняясь воле Богоматери.

Однако историй с посещением женщин Афона не счесть. В 1347 году сюда приехал новоназначенный сербский король Душан, вместе с женой, которую не пожелал оставить без себя. Завоевав Грецию, Душан особо покровительствовал Афону, провел в монашеской республике несколько лет с семьей (видимо опасаясь свирепствовавшей чумы).

В 1470 году, на роскошном корабле с богатыми дарами на Афон прибыла сербская царевна Маро, супруга султана Мурата I. Ее встретил ангел и попросил вернуться на корабль, что она и сделала.

В 1821 г. после греческого восстания против турецкого владычества и в 1854 г. после неудачного восстания против турок на Афоне скрывались беженцы с семьями. В 1948 г. 17-летняя греческая партизанка Эвгения Пейю укрывалась на Афоне после разгрома, учиненного в ходе гражданской войны. В одном из интервью Пейю вспоминала, что ее обуял страх и раскаяние, когда она узнала, что находится на территории, куда женщинам вход воспрещен; отказавшись войти в монастырь, Пейю была оставлена нести караул снаружи. Все это время она молилась, чтобы в поле ее зрения не появился враг и ей не пришлось бы покуситься на убийство в святом месте.

Существует история о феминистке, проникнувшей на Афон в мужской одежде. Когда она поняла, что неузнана, то раздевшись, решила выкупаться в море, где и была съедена акулой.

Пресса пестрит сообщениями о требовании посещения женщинами Афона. Например: Εισβολή γυναικών στο Άγιο Όρος от 09. 01. 2008 (https://www.makthes.gr/news/reportage/11010/).

Проникнуть на полуостров можно с разрешения греческих властей, которое можно получить в ближайшем от Греции городе Уранопулосе. При въезде на территорию республики висит табличка, запрещающая посещение Афона женщинами.

Однако, как видим, «законы существуют, чтобы и нарушать». Эти нарушения, явные и тайне (незафиксированные проникновения женщин на остров также имеют те же мотивы, что и явные) можно разделить на несколько категорий:

1) Те, которые вынужденно посещают остров: беженцы, скрывшаяся от чумы семья сербского короля Душана. Эти люди, зная о святости места, вели себя пристойно. Их визит был мотивирован желанием спастись от преследований (возможно с верой в заступничество Богородицы) и помощью самой монашеской республике. Во всяком случае, эти люди не были отвергнуты монашеским сообществом полуострова.

2) Полная противоположность первой. Люди с корыстными побуждениями (Плакида, возможно царевна Марго, феминистка, погибшая в пасти акулы). Эти люди движимые личными амбициями получали вразумление свыше (голос от иконы, явление ангела), или знаменование и урок для других.

Конечно, судьба женщин проникших на полуостров не всегда известна широкой общественности. Может потому и неизвестна, что кроме позора, а точнее вразумления, которое горделивый ум не в состоянии пережить без «изменения психики и сознания» нечем похвалиться.

Покорение Афона не сродни покорению Эвереста. Особенно женщинами. Миру известно много историй где работает принцип: «не влезай — убьет» (открытие гробница Тутанхамона, 1922 г., различные «заповедные места», которые не поддаются изучению, земные аномалии и т. д.).

Владыка Иларион (Алфеев), рассказывая своим прихожанам о визите на гору Афон заметил, что запрет вступать женщине на Святую Гору обусловлен тем, что монахи, вступившие в монашескую республику решили радикальнейшим образом порвать с миром, создав условия духовной тишины для пребывания с Богом.

Какие выводы можно сделать в свете вышеизложенного и преломленного через призму феминистического движения?

Афон является индикатором духовного состояния того, кто туда прибывает. Не говоря о женщинах, не все монахи-мужчины смогут жить в Афонской монашеской республике со строгим уставом и высоким уровнем духовной жизни и созерцательности. В связи с этим странно желание многих просветленных современной свободной цивилизацией и уравнением прав мужчин и женщин, — феминисток, — оспаривать мужскую монополию на полуостров. Вряд ли одна из этих женщин примет образ жизни афонских насельников, а если вдруг ей станет трудно уравняться в правах, то в крайнем случае она может уйти в монастырь. Жаждущие равноправия женщины, скорее всего, устроят монастырь у себя дома со своим уставом и будут своему мужу рассказывать, какие он должен нести подвиги, тем более, что есть пример, пусть и не совсем такой, но пример.

Одно дело приехать посмотреть, позагорать, поглазеть, пофотографировать, посмотреть на высоты духовной жизни и уехать, причем может, даже зная, что уедешь. Другое дело — этим жить. Здесь не до феминизма.

Афон — узда для тех, кто думает, что вечные порядки и непреходящие ценности — пережиток прошлого. Тех, кто забыл какие-то истины, Господь вразумляет, особенно туристов.

Добиваясь каких-либо прав женщинами на посещение освященного многовековой молитвой острова, следует иметь в виду, что право налагает и ответственность. Почему-то мало кто из людей (если вообще такое случается) требует посещения горячих точек планеты (афганская война (1979–1989 гг.), Беслан (2004) да и вообще весь ближневосточный регион). Обыкновенно люди стремятся оставить этот регион и чем скорее, тем лучше. Почему же тогда человек требует получить право забраться в дебри многовековой (!) борьбы диавола с Богом на поле битвы с душманами или мусульманами, а один на один с самим собой? Известна ли цена этого права? Это безмолвная война происходит не в период атаки, наступления по правилам воной тактики, не в рабочее время с 9:00 до 18:00, она происходит на протяжении всей жизни. Это надо иметь в виду, чтобы не попасть туда, откуда уже не выбраться.

Теги: