С течением времени открываются все новые возможности проповеди. В античности проповедь была преимущественно устной и оставалась такой до конца средневековья, пока печатное слово (после изобретения книгопечатания и дешевого способа производства бумаги) не стало исподволь вытеснять слово произнесенное. В XIX веке с появлением радио началось восстановление устной проповеди, но все равно сильным ее конкурентом оставалась проповедь печатная – ведь уровень грамотности и возможностей доступа к книге также стал более высоким. Изобретение телевидения еще больше чем радио усилило позиции произносимого слова.

Главные акценты современной православной проповеди

Перелом тысячелетий, который с точки зрения каналов коммуникации ассоциируется в первую очередь с появлением и распространением интернета, поставил устную (или, скорее, устно-визуальную) проповедь практически на один уровень с печатной. Разница в выборе канала проповеди зависит сегодня от личных предпочтений воспринимающего и скорости его интернета. Тем более что в отличие от телевизора и радио в интернете можно самому выбрать время просмотра/прослушивания/прочтения или скачать файл для позднейшего воспроизведения, а количество материалов несравненно выше.

Каковы результаты этого коммуникационного прогресса для проповедника? Проповедник, как мне кажется, сейчас более свободен в выборе аудитории. Если ограниченный стенами храма проповедник должен стараться соответствовать интересам всех групп прихожан (как возрастных, так и по интересам), а это публика достаточно разношерстная, то записанная на любой носитель проповедь может быть адресована той аудитории, с которой проповеднику наиболее интересно работать, которая близка ему самому. Более того, я полагаю, что специализация проповедника на какой-либо социальной группе не просто допустима, но и желательна.

Описанный коммуникационный сдвиг – от прихожан конкретного храма к посетителям конкретного сайта – с одной стороны, позволяет нивелировать недостатки евангелизационной работы конкретного пастыря, с другой, дает прихожанам возможность слушать проповедь не только во время посещения богослужений или церковных просветительских встреч, но и в любое удобное время. Впрочем, это касается иль крупных населенных пунктов, где хорошо ловит радио- и телевещание, где есть доступ к интернету. В глубинке основным инструментом проповедника остается слово и, что зачастую еще более важно, личный пример. Если медийный проповедник отгорожен от воспринимающего монитором и отсутствием общих знакомых, его личная жизнь редко становится предметом обсуждения, для провинциального проповедника личные качества имеют первостепенное значение. Ведь именно по его поведению, а не по качеству его проповеди, судят и об остальных.

Впрочем, и в крупных городах простой слушатель, даже если он является воцерковленным православным, посещающим все воскресные богослужения, может слышать проповедь в храме 2-3 часа в месяц. Каковы же тогда возможности услышать церковную проповедь у тех, кто в храме не бывает? А даже если и услышат, насколько им будет интересна звучащая там просветительская или нравоучительная проповедь, предназначенная для людей, у которых уже выработался навык посещения храма, а не миссионерская, которая обращена именно к тем, кто еще не стал членом Церкви Христовой?

Однако, поскольку подавляющее большинство населения имеет доступ к средствам масс-медийной коммуникации, именно этому каналу со стороны проповедников уделяется максимальное внимание.

Иногда проповедь посредством масс-медиа приобретает довольно необычные формы. Иллюстрацией может послужить кампания, проведенная в Киеве зимой 2010 года накануне Великого поста, когда на улицах города появились билборды и ситилайты со следующим пояснением: «В пост главное не есть друг друга», - за подписью митр. Владимира (Сабодана).

Достаточно много прошло времени после появления харизматических теле-проповедников, пока в православной среде не появились спикеры, которые интересны СМИ не только потому, что выкупают эфирное время, а, в отличие от большинства харизматов, интересны сами по себе. Православных спикеров начали приглашать в ток-шоу, у них берут интервью, за ними даже охотятся папарацци. И хотя большинству СМИ интересно не содержание проповеди, а собственный рейтинг, создаваемый в том числе за счет таких популярных проповедников, как диак. Андрей Кураев в России и прот. Андрей Ткачев в Украине, за счет их личной интересности зрителю их выпускают на экраны.

Теперь, после краткого обзора каналов проповеди, остановимся на ее содержании. Однако из-за широты охвата аудитории мы будем рассматривать не приходскую проповедь, а проповедь посредством СМИ.

Проповедь через СМИ, как и приходская, ведется в нескольких направлениях. Но если в последней доминируют такие виды как нравоучительная, экзегетическая или евангелизационная, то масс-медийная проповедь имеет преимущественно характер миссионерский. Конечно, и в СМИ встречаются проповеди, направленные на воцерковляемых или воцерковленных, и их количество даже превосходит миссионерские, но их аудитория (и по количеству тех, к кому она направлена, и по количеству кликов на соответствующих ресурсах) несравнимо меньше той, к которой направлена миссионерская проповедь.

Современную миссионерскую проповедь, как мне кажется, характеризует следующий посыл: «До того, как начать обоживаться, необходимо очеловечиться», высказанный диак. Андреем Кураевым. Да, свидетельствовать о Христе можно любому человеку, но любой человек в первую очередь посмотрит на личность свидетеля, и лишь потом – на свидетельство. Показательными являются слова прот. Павла Великанова: «С высот Евангельских призывов к совершенству, свобод во Христе и плаванию в море нетварной благодати попробовать ощутить себя просто порядочным человеком, не нарушающим элементарных требований общественного бытия – включая правила дорожного движения и многое другое. Не халтурить на работе. Не забывать исполнять обещанного. Не врать. Не лицемерить перед вышестоящими. Не гнобить тех, кто под тобой. Что, уже много? Слишком много для ведущего активную духовную жизнь? А может, всё-таки стоит попробовать?».

Но воспитание человека человеком, несмотря на всю его важность, не является самоцелью. «Мы не гуманисты. Человек без Бога нам не только не интересен – он нам страшен. Человек без Бога (которым гордится гуманизм) есть самое чудовищное и антигуманное явление в истории» (прот. Андрей Ткачев).

Да, необходимо соответствовать нормам общечеловеческой нравственности, прекрасно выраженным во второй части Декалога Моисея. Действительно, большая часть заповедей относится к отношениям между людьми. Но, как свидетельствует история, забывая первых четыре заповеди, мы утрачиваем человеческий облик.

Вспомним последние слова Христа апостолам: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мт 28:19-20). К современным проповедникам это напутствие-обетование относится в той же мере, что и к апостолам. Как и они, мы должны свидетельствовать о Христе, каждый из нас призван нести такое апостольское служение. Вопрос заключается только в том, как научиться делать это правильно.

С моей точки зрения лучшими (и самыми тиражными) образцами такого миссионерского служения являются такие медиа-проекты как журналы «Фома» (Россия) и «Отрок» (Украина). Особенностью публикуемых там материалов является то, что они отвечают не на вопрос «какой?», а на вопрос «зачем?». Они не столько рассказывают о Церкви и христианстве вообще, сколько о том, как встреча с Христом изменяет человека, что значит быть, а не казаться христианином, как научиться оставаться с Христом…

Среди христианских сайтов по посещаемости лидируют такие проекты как «Православие.ру» (проект Сретенского монастыря) и «Православие и мир» (независимое СМИ, финансируемое за счет поддержки читателей), ориентированные на людей, которым ключевые вопросы христианства уже небезразличны. Смысловым центров публикаций на этих сайтах является поиск ответа на вопрос: «Как быть православным в современном мире?». Их посещаемость – а они обгоняют официальный сайт РПЦ – свидетельствует о живом интересе к Православию, что именно такая постановка вопроса значима для интернет-аудитории.

Настолько глобальная задача подразумевает и поиск решений на частные вопросы. Например, формулировка понятий «грех» или «христианская семья». Что страшнее: выпить стакан молока Великим постом – нарушение прямого запрета – или создать на дороге аварийную ситуацию – ведь в канонах об это ничего не говорится? Как правильно воспитать детей в вере: тащить в храм силком или попытаться наставить собственным примером? Чем мы руководствуемся, когда скрываем от приемных детей правду? Пусть такие вопросы – всего лишь частности, но они осмысляют нашу жизнь и очеловечивают нас.

Содержание христианской проповеди не зависит от времени. Могут разниться лишь акценты, связанные с общественно-политическим строем: напр., должен ли христианин голосовать против коррумпированной, но лояльной к Церкви государственной власти, что должно стоять выше – голос совести отдельного христианина или возможность посещать храм для каждого? Пусть эти вопросы бывают чрезвычайно острыми, но они преходящи. А борьба с грехом не зависит ни от места, ни от исторических обстоятельств.

Среди акцентов «вечных», «бытийных», неразрывно связанных с сущностью христианства, с моей точки зрения, основное внимание уделяется следующим: 1) кем для любого человека является Христос; 2) что значит быть христианином, как христианину жить в современном мире; 3) что такое грех, и как ему противостоять; 4) какой должна быть христианская семья, как правильно воспитывать детей; 5) что такое молитва, как ей научиться; 6) каков смысл постов, как правильно поститься? Я думаю, что затрагивание именно этих тем является знаком качества проповеди. И следует отметить, что основные церковные каналы проповеди главное внимание уделяют именно таким вопросам.

Впрочем, в церковной и околоцерковной среде мы встречаемся и с другими акцентами в проповеди: на каком языке молиться, какой календарь более правильный, должна ли у нас быть автокефальная Церковь, принимать ли идентификационный номер?.. Печально, что им уделяется так много внимания. И у меня возникает встречный вопрос: если они не свидетельствуют о Христе, не приводят человека к Богу, насколько такие проповеди можно назвать христианскими?

Наличие такого небывалого прежде разнообразия каналов проповеди не меняет ее содержания, но вынуждает Церковь осмыслить их и наполнить собственным, христианским, содержанием. Как указывает прот. Павел Великанов: «Одна из претензий, активно предъявляемая сегодня Церкви со стороны нецерковного большинства – крайне узкий круг лиц «церковных спикеров». В первую очередь это связано с тем, что людей богословски грамотных, с широким кругозором, хорошо владеющих словом и при этом не впадающих в ступор под объективами телекамер у нас никто специально не готовит. И в то же самое время – это одно из перспективнейших направлений, где спрос будет только расти с каждым годом». Т. е. дать достойный ответ вызовам времени Церковь сможет лишь путем реформирования существующей системы духовного образования, причем одним из элементов реформы должно стать создание кафедр, на которых будущих пастырей будут готовить к проповеди в современных условиях.


Об авторе

Илья Бей, магистр богословия, преподаватель Киевской духовной академии УПЦ

Теги: