То, что происходило в начале этого месяца в одном из храмов Малина, районного центра Житомирской области, трудно охарактеризовать русским словом. В украинском языке для данного случая вполне подходит слово безлад. Притом этот «безлад» был присущ каждой из сторон (как РПЦЗ, так и УПЦ МП), защищающей свое православие (точнее, свое понятие православия). Мне в данном случае более симпатична позиция УПЦ, хотя к Московской Патриархии и не испытываю очень уж благоговейных чувствований. Если мы наберем в поисковике фразу «борьба за храм в Малине», то нам предложат побродить исключительно по сайтам РПЦЗ. И если свои карикатурные действия «зарубежники», братья по юрисдикции, называли защитой церкви, то патриархия оказалась более разумной, не описывая действия своих верных никак.

Для того, чтобы убедиться в неадекватности действий клирика РПЦЗ священника Василия Демченко с его, так сказать, духовными чадами, достаточно читателю приехать в центр города Малина (2 часа электричкой из Киева) и посмотреть на храм, имеющий вид закрытой церкви советских времен. К нему желательно ближе четырех метров не подступать во избежание обвала штукатурки (как это произошло 2 июля во время молебна в церковном дворе). Храм достаточно высокий, но над входными дверями зияющая пустота: такое ощущение, что все святые изображения лет десять тому назад были забелены известью. На входных дверях приклеен большой лист ватмана с надписью «Оставляйте телефон дома или выключайте при входе» с изображением мобилы первого поколения, перечеркнутой двумя жирными линиями. Чем-то напоминает причудливый плакат Остапа Бендера (к/ф «Двенадцать стульев») с надписью «Покупайте облигации выигрышного займа». Именно перед этим изображением («иконой», если выражаться по-гречески) и совершались продолжительные молебны священниками и мирянами УПЦ.

Сам о. Василий Демченко живет в доме недалеко от храма. Если вы к нему постучитесь и увидите его трезвым, знайте: вам повезло. Если вы тоскуете по экстриму, скажите батюшке о том, что вы прихожанин Московской Патриархии – и первый предмет, который попадется ему под руку, сможет проверить на прочность вашу голову… Удивительно, что РПЦЗ, известная своей дисциплинированностью и требовательностью к своим клирикам, по неведанной нам причине допускает подобное. Возможно, сказывается большая отдаленность малинского прихода от центра митрополии в Одессе.

Что же на самом деле произошло? 1 июля в открытый храм Покрова Пресвятой Богородицы (какой юрисдикции он принадлежит, толком не ясно: с документами неразбериха полная) зашел священник УПЦ (МП) с «группой поддержки» и предложил о.Василию Демченко выйти «подобру-поздорову». Тот, естественно, начал сопротивляться, тогда группа из МП вывела его под руки. На сайте Архиерейского Собора РПЦЗ 1 июля появилась запись: «Настоятель храма был избит», - а через два дня появилось нечто более интригующее: «...выкрутив руки, повалив на землю и вытащив на улицу его настоятеля». Не будет удивительно, если еще через неделю появится что-то вроде «вооруженная группа МП, угрожая смертной расправой, пыталась настоятеля заставить отречься от РПЦЗ».

Что творилось далее, можно только представить: в храме непрестанная ругань, крики, в алтаре «движуха», священники постоянно что-то говорят по мобильному (возможно, информируют своих начальствующих о ходе операции) – и в это время служится литургия, совершается Евхаристия. Видимо, в МП считают подобные действия своих клириков весьма целесообразными.

Как, впрочем, и действия некоторых мирян УПЦ, в основном хрупких женщин, которые несмотря ни на какие уговоры со стороны прихожан РПЦЗ, наотрез отказывались выходить из церкви, дабы ее таким образом отстоять, закрыв при этом дверь с обратной стороны (непонятно, как они себе представляли процесс возвращения храма в МП). Этим женщинам через дверную щель подавались еда и… памперсы, которые через определенное время после использования выбрасывались из окна. Когда я у них спрашивал, зачем они допускают такого рода осквернение святыни, те отвечали «такое благословение: мы здесь будем стоять насмерть». Священники МП на мое недоумение реагировали крайне спокойно: «У нас всё под контролем».

Итого, священнослужители из УПЦ дежурили в течение первых трех дней днем и ночью, прохаживаясь возле храма и о чем-то беседуя с людьми. «Зарубежников» это крайне раздражало, что выражалось во всем богатстве их ненормативного лексикона.

Очень часто слетало с их уст выражение «рейдерский захват». У меня лично, напротив, «захватчики» эти вызывали скорее чувство сострадания, чем агрессии. «При чем здесь захват – мы просто здесь прогуливаемся», «мы находимся не по своей воле: нас благословил сюда прибыть владыка Виссарион», «перестаньте возмущаться: мы еще немного походим и уедем», - такого рода фразы то и дело говаривали священники УПЦ (МП). Некоторые из них пытались вести полемические дискуссии, но весь их миссионерский запас сводился лишь к двум тезисам: «Храм принадлежит нам, поскольку строился по благословения нашего архиерея» и «Запретный в служении священник не имеет благодати». Как-то жалко смотрелись «захватчики» из МП на фоне активно настроенной зарубежной общины.

Интересно, что все они были присланы из двух соседних районов: Овручского и Коростенского. В течение этих трех дней ни один священник из местного благочиния УПЦ, многие из которых живут в Малине, здесь не появлялся. Вся эта операция по «защите канонического православия» выглядела явно непродуманой и уродливой (неужели в УПЦ нет богословски образованных священников?). Лишь к вечеру 3 июля приехал сюда митрополит Виссарион, управляющий данной епархией УПЦ (МП), что-то сказал священникам, а те в свою очередь -- сидящим в тюрьме храме, после чего узницы вместе со своим архиереем под ругань и свист бесславно покинули церковную территорию. На упомянутом сайте РПЦЗ по этому поводу говорится: «Таким образом, с помощью Божией и Его Пречистой Матери… храм и на этот раз удалось отстоять». Будучи самовидцем, должен сделать существенную оговорку: «мать» защитники Василия Демченко в своих словоизречениях действительно упоминали, притом довольно часто, но… совершенно иную и совершенно в ином контексте.

Кстати, о «зарубежниках». Вынужден внести еще одну не менее важную поправку: никаких «зарубежников» в Малине, если не считать самого о. Василия Демченко, на самом деле нет – его сторонники наотрез отказываются себя идентифицировать с РПЦЗ (многие из них о такой конфессии и слухом не слыхивали). Когда я расшифровал им эту четырехбуквенную аббревиатуру, те стали возражать: «Мы не русская церковь и тем более не зарубежная – мы церковь украинская: русская церковь – это вот они», - указав в сторону толпы из УПЦ (МП). И так в унисон кричали все, человек 20 присутствующих защитников о.Василия, которым, видимо, нет никакого дела до того, в какой юрисдикции находится он и его община – главное, чтобы она не имела никакого отношения к «коммунистической» (по их выражению) патриархии.

В аскетическом образе жития батюшки сомневаться особо не приходилось: если до полудня он еще как-то воздерживался от зельного пития, то во второй половине дня уже, как правило, передвигался лишь при помощи посторонних. Словами он особо не церемонился: мирно молящихся во дворе священников он обзывал разными зооэпитетами. Когда во время молебна один священник из УПЦ пытался что-то возразить против его ругательств, тот его дважды отправил на церковнославянскую литеру, после чего, вздохнув, при всем честном народе подытожил: «п…расы».

Вот так это всё примерно проходило. Каждая из сторон пыталась «защищать православие», а Православие в результате того оказалось лишь опозоренным и высмеянным. На второй день здесь находилось много представителей светских СМИ, которые происходящее констатировали примерно так: «Православные попы никак не поделят церковное имущество и деньги».

Напоследок еще об одном казусе. Храм, о котором весь этот сказ, находится по адресу Соборная, 3. Рядом находится еще одна церковь (здание бывшего военкомата) на Соборной, 1, принадлежащая УПЦ (МП). Между ними расстояние пять метров. И тот, и другой храм называется Покровским. Это как в анекдотическом случае с двумя девятыми вагонами…

Подобных трагикомизмов здесь обнаружилось предостаточно.

Да, (не)веселое получилось представление.

Теги: