27-28 июля в Киеве прошли торжественные мероприятия, посвященные 1025-летию Крещения Руси. Этот юбилей отличался двумя особенностями.

Во-первых, торжества начались в Москве, так что московская их часть выглядела как главная, а киевская и белорусская – как вторичные.

Во-вторых, сами киевские торжества явно разбились на три части, разделённые во времени: 26 июля – «внутриукраинская» часть с участием представителей всех украинских христианских церквей и политических руководителей; 27 июля – «внешнецерковная» и внешнеполитическая часть с участием церковноначалия большинства канонических православных Церквей (но без неканонических УПЦ-КП и УАПЦ) и лидеров нескольких «православных» государств; 28 июля – торжества под эгидой УПЦ-КП.

Такое разделение было неизбежным ввиду несовместимости российской церкви и государства с украинскими «раскольничьими» церквами. Украинское руководство и здесь продемонстрировало своего рода многовекторность, участвуя в двух несовместимых мероприятиях. Отметим, что ради участия в общеукраинской части празднования (26 июля) президенту В. Януковичу пришлось отказаться от участия в завершающей части торжеств в Москве, впрочем, мало значительной.

Общеукраинские торжества 26 июля начались с открытия выставки «Большое и величественное» в галерее «Мистецький арсенал», посвященной 1025-летию Крещения Руси. На выставке были представлены 1000 выдающихся произведений из коллекций 35 музеев Украины.

Подлинной сенсацией этой части торжеств стала встреча предстоятелей двух долго враждовавших Церквей – митрополита УПЦ Владимира (Сабодана) и патриарха УПЦ-КП Филарета (Денисенко), во время которой они обнялись, троекратно расцеловались и обменялись тёплыми словами, чего не случалось с начала церковного разделения в Украине.

В интервью журналистам в тот же день патриарх Филарет выразил убеждение, что «будет объединение [УПЦ – авт.] Киевского и Московского Патриархатов в одну единую поместную православную Церковь. Основания для этого уже есть, мы уже не враждуем».

На следующий день, выступая на Владимирской горке, митрополит Владимир выразился осторожнее: «Я обращаюсь к моим соотечественникам, которые также исповедуют православную веру, но находятся вне молитвенного общения с нами. Дорогие братья и сестры! Мы вас ждём, мы открыты для вас и простираем навстречу вам наши руки!». (Т. е. в его интерпретации речь может идти не об объединении, а о присоединении УПЦ-КП к УПЦ.)

Однако, так или иначе, эта встреча указывает на продолжающуюся тенденцию общих поисков и сотрудничества между двумя Церквами.

Официальная часть празднования состоялась во дворце «Украина». Собственно, там было только выступление президента В. Януковича, который, в частности, заявил, что «государство не допустит использования церквей и религиозных организаций некоторыми политическими силами в своих узких интересах. Это касается также и иностранных центров (sic! – авт.), которые через религиозные организации иногда стремятся влиять на внутриполитическую ситуацию в Украине». (Нетрудно догадаться, какие иностранные центры подразумевались.)

В СМИ не сообщалось об участии в торжествах 26 июля каких-либо зарубежных церковных или государственных лидеров; судя по всему, они там не были представлены.

Основным официальным мероприятием стал молебен на Владимирской горке 27 июля. На него прибыли главы 9 поместных православных Церквей, в т. ч. патриарх РПЦ Кирилл, ведущие иерархи остальных поместных Церквей. Вселенский патриарх Варфоломей I, принимавший участие в аналогичном праздновании в Киеве 5 лет назад, на этот раз не приехал.

На молебне присутствовали также президенты Украины, России, Сербии и Молдовы Президент Путин опоздал на молебен на полчаса, в связи с чем служба задержалась.

Службу вёл патриарх Кирилл. Лейтмотивом его проповеди после молебна было духовное единство «братских народов» России, Украины и Белоруссии, объединённых общей Церковью.

После молебна патриарх Кирилл, митрополит Владимир, президент Путин и их сопровождающие направились в Киево-Печерскую лавру, где Путин вручил главе УПЦ орден Александра Невского, а также награды другим церковным иерархам.

Все мероприятия проходили при исключительных мерах охраны: весь центр Киева был фактически перекрыт не только для противников визита гостей из России, но и для «политических православных», специально пришедших поддержать единство УПЦ (МП) с РПЦ с лозунгами типа «Наш патриарх – Кирилл». На молебен нельзя было прийти даже народным депутатам, не говоря уже о простых верующих.

Несмотря на запрет Окружного административного суда Киева, на Европейской площади состоялся митинг против визита патриарха Кирилла и президента Путина. В нём участвовали около 200 активистов националистических партий («Свобода», КУН, «Наша Украина»). Митинг продлился не более часа.

Парадоксальным образом сам день Крещения Руси (28 июля) был полностью отдан на откуп «раскольничьей» УПЦ-КП. Именно эта церковь организовала традиционный крестный ход от Владимирского собора до Владимирской горки. После литургии в соборе секретарь Священного синода УПЦ КП архиепископ Евстратий (Зоря) зачитал обращение синода к верующим, лейтмотивом которого были надежды на «преодоление существующего церковного разделения» в Украине. В подтверждение этих надежд упоминалось «особенно трогательное … тёплое приветствие» предстоятелей УПЦ (МП) Владимира и УПЦ-КП Филарета.

В самом крестном ходе по версии УПЦ-КП приняли участие более 25 тыс. человек, а по версии милиции 10 тыс. На молебен на Владимирской горке допускались все желающие, милиции вокруг него и в центре города было сравнительно мало.

В обращении к верующим после молебна патриарх Филарет сравнил юбилейные мероприятия 27 и 28 июля: «Вчера на этом месте был совершен молебен Московского патриархата для многоуважаемых государственных деятелей и чиновников, а сегодня Киевский патриархат совершил молебен для украинского народа». Эти слова прозвучали вполне убедительно: действительно, разница между двумя мероприятиями была очевидной и явно не в пользу первого.

От всех празднований наибольшие дивиденды получила УПЦ-КП. Как её молебен на Владимирской горке, так и встреча двух предстоятелей продемонстрировали, что она выходит из идеологической изоляции и находит общий язык с УПЦ, что будет однозначно приветствоваться её приверженцами. В то же время клир и миряне УПЦ отнесутся к расширению контактов между двумя Церквами не столь однозначно.

Что же касается государственного руководства как Украины, так и России, то им во время празднования оставалось «делать хорошую мину при плохой игре». Как бы те и другие ни представляли празднование как образец братства двух народов, уже сам формат мероприятий свидетельствовал о различном понимании этого братства.

Оттенок комизма в ходе празднования носили возникшие в связи с ним попытки двух сторон приватизировать наследие Киевской Руси. 24 июля на официальном сайте Московского патриархата появилось сообщение, начинающееся словами: «В день памяти святой равноапостольной Ольги, великой княгини Российской» и т. д. Так была поименована Ольга, княгиня Киевская, правившая задолго до возникновения понятий «Россия» и «Российский». Свидетельством того, что это не случайная оговорка, может служить начавшееся использование этого клише в разных контекстах на многих сайтах РПЦ.

Не остались в долгу и спичрайтеры президента Януковича. В своей речи во дворце «Украина» он назвал принятие христианства «судьбоносным историческим фактом, который вывел Украинскую Русь [т. е. Киевскую Русь – авт. ] на новый уровень».

Насколько приживутся эти неологизмы? Представляется, что с учётом позиции РПЦ и в контексте разворачивающейся «борьбы с фальсификацией истории» представление об «Ольге, княгине Российской» имеет шанс закрепиться в России. А вот понятие «Украинской Руси» (в смысле Киевской), если и закрепится в Украине, то не при нынешней власти.

Фото Glavred.info

Теги: