В последнем номере «Зеркала недели» я с приятным удивлением обнаружил текст Алексея Мустафина  (историка, ставшего журналистом), близкий по оценкам к написанному мной... Позволю себе начать с цитаты из коллеги Мустафина: «…демонстративное, нарочитое наступление на все, что вызывает у новой власти ассоциации с оранжевой эпохой (…даже простое присутствие украинского на телевидении и в кино) выглядит сознательной провокацией. Стремлением загнать ту часть интеллигенции, которую идеологи нового режима называют «национально озабоченной» в политическое, интеллектуальное (а, по возможности, и региональное гетто)».

О (не)любви к государству по-украински

Мустафин делает неутешительный вывод о растущей на этой почве популярности радикальных правых из «Свободы», достаточно открыто поддерживаемых близкими к власти денежными мешками наперекор «Батькивщине» Юлии Тимошенко. Я же на этот раз хотел бы сосредоточиться на отношении этих вот, «загоняемых в гетто», интеллигентов к государству.

Интеллигенция в Украине привыкла, что государство ею не интересуется и неспособно предложить ни социальных привилегий (пока еще памятных по позднесоветским временам), ни долгосрочного и надежного «социального заказа» (только казалось, что таким заказом станет дискурс о Голодоморе-геноциде, как новая власть устами самого президента заявила, что геноцида не было).

Читая о решении чрезвычайно щедро профинансировать из государственного бюджета публикации книг спикера Владимира Литвина, министра образования Дмитрия Табачника или министра Анатолия Толстоухова, никто не удивляется. Чиновным авторам это не кажется непристойным (как не кажутся непристойными спецбольницы или перекрытие дорог для их кортежей), а читатели интернет-сайтов другого от «слуг народа» и не ожидают. Более того, государственная поддержка интеллектуального проекта порождает подозрения и недоумение, а согласие войти, например, в состав Совета по гуманитарным вопросам при президенте провоцирует, как минимум, подозрения коллег.

Постсоветское украинское государство вызывает стыд, страх, жалость, но никак не гордость. При этом в устах украинского интеллигента не так легко представить себе фразу из известной песни российской рок-группы: «Я люблю свою страну, но ненавижу государство». Наоборот, со школьного учебника начиная, едва ли не главным выводом из описания того же Голодомора 1932–1933 гг. предлагается тезис о важности собственного государства. Тем самым СССР принципиально определяется как государство чужое. И за рамки выносится вопрос о возможной ответственности и украинцев в том числе за то, каким было советское государство и не менее важный вопрос о способности государства к преступлениям против собственных граждан.

Еще любопытнее, что и постсоветскую Украину многие интеллигенты не воспринимают как «свое» государство, по-прежнему ощущая себя если не в гетто, то в меньшинстве (языковом, культурном, социальном). Надежда на то, что государство станет своим появилась во время «Оранжевой революции». Тогда один из виднейших украинских интеллектуалов даже пообещал перевести свои сбережения с заграничных счетов в Украину. Правда, пост-оранжевая Украина очень скоро оказалась так же несвоей, чужой, нежелающей всерьез расстаться с рудиментами брежневской эпохи.

Вопреки декларациям учебников о тысячелетней государственной традиции ситуация собственной государственности для украинского общества и для украинской интеллигенции нова и непривычна. Это важно понимать, сравнивая Украину то ли с Польшей, то ли с Россией. Ни в одной из этих стран невозможна ситуация, когда как минимум пятеро членов правительства (с премьером во главе) не говорят на государственном языке. Ни в одной из этих стран нет четырех церквей, претендующих на статус национальной. Это создает особую общественную атмосферу в Украине, с которой приходится считаться каждой власти. Даже такой, которая похоже совершенно не понимает деликатности и многослойности полученного ими наследия. Возможна ли в такой ситуация иная, чем пресловутая «многовекторность», неконфликтная и невзрывопасная политика, мы узнаем уже в ближайшее время.

P.S. За последнее время представители правящей Партии регионов успели поддержать (пока что только на словах) идею коммунистов о возвращении 7 ноября в календарь государственных праздников. Тем временем большинство (если не все) вузы и школы страны уже украшены портретами Виктора Януковича и стендами «Украина для людей» (именно так называется программа Партии регионов). А в школах Днепропетровщины по инициативе местного управления образования запланированы такие мероприятия по случаю 90-летия …областной комсомольской организации: проведение единого урока «Дорогами комсомольской славы», районные фестивали комсомольской песни, просмотр фильма «Как закалялась сталь» и вечер воспоминаний «Не расстанусь с комсомолом…»

Источник - проект Уроки истории

Теги: