Портал "Религия в Украине" продолжает знакомить читателей с малоизвестными документами, опубликованными в ведомственном журнале «Религия в СССР» Комитета по делам религий при Совете Министров СССР. На материалах исследований советских социологов издание обнародовало в конце 1990 года "Аналитический отчет состояния межконфессиональных отношений на территории Западных областей Украинской ССР".

 

Аналитический отчет состояния межконфессиональных отношений в Западной Украине на рубеже 1980-90 годов

 

Аналитический отчет состояния межконфессиональных отношений на территории Западных областей Украинской ССР

(по материалам социологических исследований)

1. Межконфессиональный конфликт, история и современность 

 

В настоящее время на территории западных областей Украины имеет место острый межконфессиональный конфликт между последователями греко-католицизма, традиционного православия и автокефалистами, сопровождающийся насильственными захватами храмов, а порой и открытыми столкновениями верующих.

История этого конфликта уходит в глубь веков. С ХV в. до середины ХVII в. большая часть современной Украины была отвоевана у России Речью Посполитой - объединенным польско-литовским государством - и входила в его состав до 1654 г. Политика польских магнатов на завоеванных украинских землях направлялась на ограничение влияния Русской Православной Церкви (РПЦ) среди украинского населения. Так, ими в 1458 г. в целях ослабления духовной связи украинцев с Москвой православная церковь на Украине и в Белоруссии выделяется в обособленную митрополию, подчиненную непосредственно Константинопольскому Патриарху. Затем в 1596 г. православным на Украине Папским Престолом при содействии польской знати была навязана Брестская уния, результатом которой стало провозглашение греко-католической церкви[1]. Тем самым православие в Речи Посполитой фактически было поставлено вне закона.

Возрождение православия на территории Украины началось в период подъема национально-освободительного движения украинского народа против польско-литовского владычества. В 1621 г. Патриарх Иерусалимский Феофан возобновил православную иерархию на Украину, что означало и возобновление Киевской православной метрополии, которая после воссоединения Украины с Россией в 1686 г. вошла с благословения Константинопольского Патриарха в состав Московского Патриархата.

Однако этот исторический факт нынешние сторонники Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ) оценивают как насильственное поглощение УАПЦ Русской Православной Церковью. Только в 1919 г. после Октябрьской революции была предпринята первая попытка воссоздания УАПЦ, правда, административным путем - декретом Директории, возглавлявшейся С. Петлюрой. Но Московская Патриархия признала этот акт неправомерным и не дала на него своего святейшего благословения украинскому духовенству. Тогда в 1921 г. группа священников и прихожан провела свой Собор и вопреки решению Всеукраинского Православного Церковного Собора 1918 г. провозгласила создание УАПЦ. Участники этого Собора выдвинули из своей среды архиереев, и поэтому последователи УАПЦ получили в народе прозвище "самосвяты". До сих пор данное событие квалифицируется в кругах РПЦ как раскол. В 1929 г. начались аресты священнослужителей УАПЦ за участие в так называемом "Союзе освобождения Украины", и уже к 1930 г. в результате массовых репрессий УАПЦ фактически прекратила свое существование. Формальным поводом к ликвидации этой конфессии послужило решение чрезвычайного Собора УАПЦ 1930 г. о нецелесообразности ее дальнейшего существования[2].

Что касается Украинской Греко-Католической Церкви (УГКЦ), то она просуществовала на территории западных областей Украины, где ее влияние на религиозное население было практически безраздельным, до 1946 г. Эта церковь была обвинена сталинским руководством в пособничестве немецко-фашистским оккупантам, и по решению Львовского Собора 1946 г., организованного не без помощи властей, УГКЦ была присоединена к РПЦ, которая стала владельцем ее храмов и церковного имущества.

Таким образом, можно утверждать, что история развития межконфессиональных отношений на Западной Украине определялась острым противоборством трех конфессий (РПЦ, УГКЦ и УАПЦ), каждая из которых претендовала на роль истинного выразителя национальных интересов украинского народа, истинно национальной религии. До сих пор богословы всех трех конфессий отстаивают в своих трудах тезис о том, что именно их церковь берет свое начало от Киевского князя Владимира, который в 988 г. крестил Древнюю Русь[3].

В условиях командно-административной системы, существовавшей до недавнего фемени в нашей стране, имевшие место межконфессиональные противоречия разрешались государственными органами главным образом силовыми методами. Хотя казалось, что выгоду от этого извлекает РПЦ, на самом деле подобное решение проблемы не отвечало интересам ни одной из конфликтующих сторон, так как противоречия, по сути, загонялись вглубь. Особенно отчетливо это стало заметно сейчас в условиях перестройки и гласности, когда межконфессиональный конфликт проявил себя с новой силой.

Демократизация взаимоотношений советского государства и церкви, принятие соответствующего международным правовым нормам Закона СССР "О свободе совести и религиозных организациях" с необходимостью привели к тому, что деятельность ранее запрещенных общин УГКЦ и УАПЦ была легализована[4], те же в свою очередь предъявили претензии к РПЦ - по поводу принадлежавших им ранее (а порой и никогда не принадлежавших) храмов и церковного имущества.

К сожалению, вследствие нестабильности общественно-политической и экономической ситуации в стране и необходимости принятия жизненно важных законодательных актов принятие нового Закона СССР "О свободе совести и религиозных организациях" затянулось. Как известно, этот закон был принят в октябре 1990 г., а обострение межконфессиональных отношений на Западной Украине началось в конце 1988 г., когда наиболее организованные и многочисленные сторонники УГКЦ стали все настойчивее выдвигать требования о легализации УГКЦ и УАПЦ. Их требования поддержали не только религиозная общественность, околоцерковные круги, но и некоторые новые общественно-политические организации, национальные движения, а также многие радикально настроенные средства массовой информации (СМИ) как у нас в стране (например, "Огонёк", "Московские Новости", "Вечерний Киев", "Молодежь Украины" и др.), так и за рубежом, вещающие на Советский Союз (например, "Голос Америки", "Радио Свободы", "Радио Ватикана", "Радио Канады" и др.). Однако надлежащей правовой базы для урегулирования межконфессионального конфликта не было. Продолжал действовать устаревший закон СССР "О религиозных культах" 1929 г., государственные чиновники, ответственные за регистрацию новых религиозных общин, по-прежнему руководствовались инструкциями, запрещавшими деятельность УГКЦ и УАПЦ. Не на высоте оказалась и иерархия РПЦ, которая чересчур долго уходила от обсуждения этих проблем.

Тем временем межконфессиональный конфликт обострялся. Часть общин РПЦ заявила о своем переходе в греко-католицизм. В конце 1989 г. начались столкновения прихожан конфликтующих конфессий. Появились первые жертвы. Произошли первые насильственные захваты греко-католиками храмов, находившихся в пользовании РПЦ. Весной 1990 г. наконец-то были проведены переговоры между представителями РПЦ и УГКЦ при посредничестве Ватикана. Однако они зашли в тупик и не дали желаемых результатов. Делегация УГКЦ покинула переговоры. После чего процесс перераспределения храмов на Западной Украине был пущен на самотек.

Одновременно все сильнее звучали требования сторонников УАПЦ о легализации деятельности их конфессии. Причем они вступили в конфликт по поводу владения храмами не только с РПЦ, но и с УГКЦ. Несколько общин РПЦ объявили себя сторонниками автокефалии. Ситуация, таким образом, еще более осложнилась. Кроме того, участились случаи обращения священнослужителей и прихожан РПЦ в государственные органы, к общественности о притеснениях со стороны греко-католиков и местных органов власти.

В этой связи необходимо отметить, что немаловажным фактором в развитии межконфессионального конфликта на Западной Украине явилась победа Демократического блока Украины, основу которого составляли сторонники Украинского движения за перестройку (РУХ). Программа этого движения включала в себя одним из пунктов требование о необходимости легализации деятельности УГКЦ и УАПЦ. Новое политическое руководство в регионе, не дожидаясь решения этого вопроса высшими органами власти Союза и республики, фактически легализовало деятельность общин УГКЦ и УАПЦ на подведомственных ему территориях. Областные Советы нового созыва неоднократно заявляли о своей приверженности справедливому решению межконфессионального конфликта[5]. Однако реальность оказалась далекой от политических деклараций. Так, например, уже к осени 1990 г. в Львове все находившиеся в пользовании РПЦ храмы, а их насчитывалось около 20, были переданы местными органами власти общинам других конфессий.

Отметим, что обострение межконфессионального конфликта на западе Украины совпало по времени с активизацией процессов в сфере межнациональных отношений в целом по республике: ростом национального самосознания, формированием национальных движений, стремлением к суверенитету, распространением среди определенной части населения сепаратистских настроений и т.п. В этих условиях межконфессиональный конфликт стимулировал центробежные силы внутри православия и на востоке Украины. О своем выходе из-под юрисдикции Московского Патриархата и переходе в автокефалию заявили православные общины во многих областях на востоке Украины, например в Киеве, Житомире, Чернигове и др. Логическим завершением этого процесса стало проведение в Киеве в Доме кино (а не в Софийском соборе, как утверждали некоторые средства массовой информации) 5-6 июня 1990 г. Всеукраинского Собора УАПЦ, на котором Патриархом Киевским и всея Украины был провозглашен 93-летний митрополит Мстислав (Степан Скрыпник)[6].

Руководство РПЦ, естественно, не могло безучастно смотреть на раскольническую деятельность своих оппонентов из числа сторонников УАПЦ и УГКЦ среди православных. В целях противодействия центробежным силам в православной среде на Украине в январе 1990 г. на Архиерейском Соборе РПЦ было принято решение о переименовании Украинского Экзархата РПЦ в Украинскую Православную Церковь (УПЦ). Затем в июне на Поместном Соборе РПЦ были определены меры, направленные на расширение самостоятельности УПЦ. И наконец, в октябре 1990 г. на Архиерейском Соборе РПЦ Украинская Православная Церковь получила независимость и самостоятельность в своем управлении. В то же время УПЦ в отличие от УАПЦ сохраняет духовную каноническую связь с РПЦ. Однако эти действия не привели к благополучному разрешению конфликта. Об этом свидетельствуют открытые столкновения верующих, спровоцированные сторонниками УАПЦ и УГКЦ 28 октября 1990 г., во время пребывания в Киеве Патриарха Московского и всея Руси Алексия ІІ.

Недостаток объективной научной, в том числе социологической, информации о причинах и движущих силах межконфессионального конфликта на Украине оказал существенное влияние на развитие событий, так как это обстоятельство не позволяло своевременно принимать в кризисной ситуации оптимальных политических решений, удовлетворивших бы всех участников конфликта. С одной стороны, на протяжении многих лет советская историография, религиоведение и социология либо просто игнорировали проблемы греко-католицизма и автокефалии на Украине, либо представляли их последователей жалкой кучкой воинствующих националистов, деятельность которых инспирируется спецслужбами Запада. С другой стороны, по каналам зарубежного радиовещания на Украину шла информация о том, что в западных областях Украины проживают более 5 млн. греко-католиков (т.е. греко-католиками является практически все население этих областей), которые жестоко преследуются советскими властями при содействии РПЦ. Причем последнее бездоказательное утверждение перекочевало на страницы многих советских СМИ, освещавших этот межконфессиональный конфликт и, таким образом, формировавших общественное мнение вокруг его участников. В этой связи, на наш взгляд, практический интерес представляют данные социологического исследования, проведенного сотрудниками сектора социологии религии и атеизма Института социологии АН СССР в марте-июне 1990 г. на западе Украины (во Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской областях). Перед исследователями стояла задача выяснить состояние и перспективы развития межконфессиональных отношений на территории западных областей Украины и их влияние на изменение религиозной ситуации на территории УССР в целом. Исследование проводилось методом анкетного опроса 1423 респондентов из числа занятого населения[7], среди которых 725 человек было опрошено во Львовской области, 394 - в Ивано-Франковской и 304 - в Тернопольской. Респонденты для опроса подбирались в соответствии с квотно-пропорциональной выборкой со связанными параметрами, наиболее полно отражавшими характерные особенности генеральной совокупности, такими как: принадлежность опрашиваемых к той или иной отрасли народного хозяйства, их социально-профессиональный (за исключением военнослужащих) и национальный состав, их место жительства. В то же время социологи на основе аналогичного исследования в Одесской области попытались путем сравнения полученных данных определить распространенность в массовом сознании занятого населения одной из восточных областей УССР тенденций развития межконфессиональных отношений, выявленных в процессе исследования на западе республики. В Одесской области, являющейся одним из крупных центров православия на Украине, в марте-апреле с.г. было опрошено 1046 человек.

Учитывая динамичность политической ситуации в регионе, которая во многом обусловлена победой на выборах в местные органы власти сил, оппозиционных КПСС, для проверки и уточнения полученных ранее результатов, в июне 1990 г. во Львовской области было проведено специальное дополнительное исследование с большим объемом выборочной совокупности (был опрошен 1141 респондент) с привлечением к опросу респондентов из других сельских районов и райцентров области, нежели во время первого опроса в марте-апреле с.г.

2. Соотношение последователей УПЦ, УАПЦ и УГКЦ на западе Украины, их социально-профессиональный и национальный состав[8] 

 

Результаты исследования свидетельствуют, что греко-католицизм имеет довольно значительное число своих последователей во всех трех областях Западной Украины: во Львовской области 28% опрошенных указали на свою принадлежность к УГКЦ, в Ивано-Франковской области - 22%, в Тернопольской - 12%, В среднем на территории этих трех областей Западной Украины 23% респондентов считают себя последователями греко-католицизма. Однако православие по-прежнему играет, важную роль в религиозной жизни исследуемого региона. Так, последователями УПЦ и УАПЦ себя назвали: во Львовской области соответственно 28 и 15%, в Ивано-Франковской - 29 и 20%, в Тернопольской - 45 и 9%. В среднем доля сторонников УПЦ составила 31% участников опроса, УАПЦ - 15%. Приведенные данные показывают, что на территории западных областей Украины УПЦ является основной конфессией по численности своих последователей. Таким образом, утверждение о наличии 5 млн. греко-католиков на Западной Украине не соответствует действительности.

В то же время события, происходящие в регионе, в частности проведенное перераспределение храмов в пользу греко-католических общин, создает впечатление, что последователи УГКЦ численно преобладают над сторонниками других конфессий. Вероятно, такое впечатление складывается в связи с более высокой степенью организации общин УГКЦ, активностью и сплоченностью их последователей, что особенно отчетливо проявляется на фоне, происходящего раскола украинского православия[9]. Кроме того, следует отметить и политический аспект неточного представления о соотношении последователей указанных трех конфессий.

Политическое руководство, которое пришло сейчас к власти в регионе, по-видимому, с большей симпатией относится к греко-католицизму, чем к православию. Это предположение становится вполне вероятным, если учесть, что среди опрошенных во Львовской области членов РУХа, составляющих большинство в нынешних местных Советах, 65% респондентов назвали себя последователями УГКЦ и лишь 12% и 8% опрошенных членов РУХа указали соответственно на свою принадлежность к УПЦ и УАПЦ. Таким образом, соотношение последователей анализируемых конфессий среди членов РУХа резко отличается от аналогичного соотношения среди населения региона в пользу греко-католиков.

В результате исследования зафиксированы существенные расхождения в соотношении последователей УПЦ, УАПЦ и УГКЦ среди социально-профессиональных и национальных групп населения региона. Наиболее сильные позиции на территории Западной Украины греко-католики имеют среди рабочих промышленных предприятий и интеллигенции (врачей, учителей, научных работников и т.п.). Из рабочих 30% считают себя последователями УГКЦ, из интеллигенции - 25% (для сравнения: из колхозников, рабочих совхозов - 16%, инженерно-технических работников - 15%, служащих - 18%). УПЦ может рассчитывать на поддержку прежде всего тружеников села[10], среди которых 38% назвали себя последователями УПЦ, а также ИТР (38%) и служащих (35%). Для сравнения: среди рабочих 30% опрошенных заявили о своей принадлежности к УПЦ, среди интеллигенции -21%. Таким образом, рабочие являются социально-профессиональной группой, где позиции УПЦ и УГКЦ равны, а интеллигенция - той единственной группой, в которой последователи УГКЦ численно преобладают над последователями УПЦ. Доля последователей УАПЦ приблизительно одинакова среди всех социально-профессиональных групп. Так, из рабочих 18% назвали себя последователями УАПЦ, из колхозников, рабочих совхозов - 17%, ИТР - 15%, служащих - 11%, интеллигенции - 11%.

Отметим, что среди возрастных групп не зарегистрировано никаких значимых отклонений в сторону той или иной конфессии, т.е. соотношение последователей анализируемых конфессий в возрастных группах мало чем отличается друг от друга. Например, среди молодежи (до 30 лет) 34% респондентов назвали себя последователями УПЦ, 15% - УАПЦ, 22% - УГКЦ; среди 30-39-летних соответственно 35, 17 и 21% и т.д. Установленные в ходе исследования факты поддержки молодежью не только УГКЦ, но и православных конфессий свидетельствуют о перспективности деятельности УПЦ и УАПЦ на территории Западной Украины.

Наибольший практический интерес представляют данные, характеризующие соотношение последователей конфессий среди основных национальных групп региона: украинцев и русских. Этот интерес объясняется наличием тесной исторически сложившейся взаимосвязи национального и религиозного факторов общественной жизни. Социологические данные свидетельствуют, что претензии УГКЦ представить греко-католицизм единственным истинным вероучением украинского народа не имеют под собой достаточного основания. Безусловно, доля последователей УГКЦ среди украинцев значительно выше, чем среди русских: 25 и 4% соответственно. Однако среди трудящихся украинской национальности все же численно доминируют последователи УПЦ (31%) и УАПЦ (17%), а не греко-католики. (Для сравнения: из русских последователями УПЦ себя назвали 45% опрошенных, УАПЦ - 4%). Отметим, что в зависимости от специфики области соотношение последователей конфессий среди украинцев может меняться. Например, во Львовской области 27% респондентов-украинцев указали на свою принадлежность к УПЦ, 30% к УГКЦ и 16% - к УАПЦ. Однако, несмотря на это, утверждения о том, что греко-католицизм является "главным" вероучением украинского народа, по меньшей мере некорректны.

Таким образом, полученное соотношение последователей УПЦ, УАПЦ, УГКЦ свидетельствует о следующем:

- позиции всех трех конфессий на территории западных областей Украины достаточно прочны: каждая из них имеет значительное число своих последователей среди населения;

- последователи Украинской Православной Церкви численно доминируют в Тернопольской области и приблизительно равны по численности с греко-католиками во Львовской и Ивано-Франковской областях;

- специфика ситуации заключается в том, что ни одна из конфессий не преобладает численно над последователями двух остальных. Следовательно, "союз" двух любых конфессий оставляет последователей третьей конфессии в меньшинстве;

- позиции УПЦ наиболее прочны среди жителей села, колхозников, рабочих совхозов, ИТР и служащих. Позиции УГКЦ предпочтительнее среди горожан, рабочих промышленных предприятий и интеллигенции;

- представление о том, что греко-католики численно абсолютно доминируют среди религиозного населения региона, а также среди представителей украинской национальности, является упрощенным и предвзятым.

Приведенные социологические данные характеризуют ситуацию в марте-апреле 1990 г. Учитывая интенсивность развития межконфессиональных отношений в регионе, для выяснения изменений в соотношении последователей УПЦ, УАПЦ и УГКЦ в июне 1990 г. было проведено повторное исследование во Львовской области (где, напомним, позиции греко-католиков наиболее предпочтительны). Результаты исследования свидетельствуют о стабильности соотношения последователей анализируемых конфессий в этой области. Доля греко-католиков осталась среди населения области практически неизменной - 27%. Доля последователей УПЦ за три месяца уменьшилась с 28 до 25%, доля последователей УАПЦ, в свою очередь, увеличилась с 15 до 19%. Иными словами, можно утверждать, что полученное в марте-апреле 1990 г. соотношение последователей УПЦ, УАПЦ и УГКЦ среди населения западных областей Украины весьма устойчиво, хотя зафиксирована слабо выраженная тенденция укрепления позиций УАПЦ за счет уменьшения числа последователей УПЦ.

Межконфессиональный конфликт, характеризующий религиозную ситуацию е Западной Украине, постепенно распространяется в настоящее время и на другие области Украинской ССР. Для выяснения ситуации в других регионах Украины было проведено исследование в Одесской области. Однако здесь проблема межконфессионального конфликта оказалась малоактуальна. В апреле 1990 г. 47% трудящихся Одесской области назвали себя последователями традиционного православия (УПЦ и РПЦ), никто не указал на свою приверженность греко-католицизму и лишь 1% опрошенных отнесли себя к последователям УАПЦ. Даже среди респондентов украинской национальности не зафиксировано последователей УГКЦ: 52% украинцев отметили свою принадлежность к УПЦ, 2% - к УАПЦ, 1% - к другим конфессиям, но не к УГКЦ. Среди русских эти показатели составили соответственно 50, 1 и 2%. Таким образом, религиозное население Одесской области является почти моноконфессиональным. Позиции православия в этом регионе прочны и пока не испытывают серьезного противодействиясо стороны УГКЦ и УАПЦ. Результаты исследования показывают, что наряду с регионами, где УГКЦ и УАПЦ оказывают сильное влияние на религиозную ситуацию (западные области Украины), существуют области Украинской ССР (например, Одесская область), в. которых это влияние крайне незначительно. В то же время мы считаем, что существуют и такие области (например, Киевская область), в которых соотношение последователей конфессий во многом отличается от аналогичного соотношения как в Одесской, так и в западных областях Украины. Религиозная ситуация в таких областях заслуживает специального изучения социологическими методами.



[1] В данном случае термин "уния" означал союз восточной греческой церкви с западной латинской, причем провозглашённая униатская (гpeко-католическая) церковь признавала, основные догматы Римско-Католической Церкви, власть папы, но сохраняла традиционную практику богослужении, обрядов и других культовых действий на славянских языках.

[2] Во время войны в период с 1941 г. по 1944 г. УАПЦ была восстановлена на базе украинских епархий Польской Православной Церкви по прямому указанию Гитлера.

[3] Правда, некоторые богословы, историки-последователи УГКЦ и УАПЦ уверяют, что это была не Древняя Русь, а Древняя Украина. К сожалению, столь сомнительное с исторической точки зрения утверждение разделяет значительное число жителей Западной Украины - 30%.

[4] На 01.11.90, по данным Совета по делам религий при Совете Министров СССР, было зарегистрировано 277 общин УГКЦ (считается, что их около 1000) и ни одной общины УАПЦ (считается, что их число также приближается к 1000).

[5] В частности, Львовский областной Совет народных депутатов в мае 1990 г. принял постановление "О религиозных конфессиях на Львовщине"; которое, на наш взгляд, предусматривало вполне демократический путь решения проблем, т.е. пыталось сбалансировать интересы всех участников конфликта.

[6] Вот краткая биография избранного Патриарха. Степан Скрыйник является племянником С.Петлюры, был адъютантом и хорунжим главного штаба этого атамана. После окончания гражданской воины он эмигрировал в Польшу, где вскоре поступает на службу в органы безопасности. После начала второй мировой войны переходит на службу в гестапо в должности референта и в звании зондерфюрера. В 1942 г. он был назначен помощником главы УАПЦ архиепископа Поликарпа (Сикорского) и возведем в сан архиепископа УАПЦ. После разгрома фашистской Германии С.Скрипник проживает на Западе, сначала в Канаде, а затем в США. В 1971 г., когда скончался митрополит Иоанн (Теодорович), он возглавил УАПЦ в США (подробнее см. "Была ли автокефалия на Буковине". П. Петляков, В. Лешан. г. Черновцы, изд. "Радянська Буковина", 1990 г.).

[7] Опыт социологических исследований показывает, что данные, получаемые при опросе занятого населения, как правило, не имеют существенных отличий от данных, характеризующих общественное мнение населения в целом.

[8] В процессе исследования представители основных конфессий определялись, исходя из самоидентификации респондентов с той или иной конфессией при ответе на вопрос анкеты: "К какой церкви (вероисповеданию) Вы себя относите?" При этом последователи Русской Православной Церкви и Украинской Православной Церкви рассматривались как представители одной и той же конфессии и в дальнейшем изложении будут именоваться "последователи УПЦ".

[9] По нашим данным, различие в активности религиозной деятельности среди последователей конфессий действительно существует. Так, среди последователей УГКЦ 64% опрошенных указали на свое активное участие в жизни религиозной общины, среди последователей УАПЦ - 61%, УПЦ -51%.

[10] Позиции УПЦ в целом предпочтительнее на селе, чем в городе.

Источник: «Религия в СССР», № 12, 1990. – С. 1-25

Продолжение следует

См. также «Религия в СССР»: социология взаимоотношений греко-католиков и православных

Теги: