- Хто ми з тобою?
- Ми з тобою хрещені.
- Де ми хрещені?
- В церкві на Троєщині.
Рок-гурт "Жадан і собаки"

Деревянный храм, который сейчас стоит в центре скита и является его доминантой – это фактически старая церковь с. Троещина, относящаяся ко второй пол. ХVIII века. В Троещину схиархимандрита Серафима Соболева (тогда еще в миру о. Леонида) перевели служить из с. Бортничи, где он отличился неутомимым строительством храма из того, что было. Не совсем легко пришлось ему и на новом месте. Здесь власти, в начале 1960-х, решили снести старый Троицкий храм и на его месте построить дом культуры (который, к слову, стоит и по сей день). Но о. Серафим, никогда не отчаивавшийся при трудных обстоятельствах, проявил мудрость и напористость. Будучи участником Второй мировой войны, в частности, обороны Киева в 1941 г., он отправился оббивать властные пороги и все-таки добился разрешения перенести церковь хотя бы на окраину села. Перенос церкви занял несколько дней непосильного труда совместно с прихожанами, но храм был чудесным образом сохранен. Именно эта невзрачная деревянная церквушка впоследствии стала тем зерном, из которого получился тучный хлеб – современный Троицкий собор-красавец.

Владыка и «болгарка». О церковном конфликте на Троещине

Для того, чтобы начать его строительство, о. Серафим продал свою личную квартиру в центре Киева (на ул. Трёхсвятительской) и это была первая лепта, необходимая в 1991 г. для начала возведения величественного собора - первого, построенного в Киеве после советской власти и первого такой величины на левом берегу столицы. Для его завершения о. Серафим приложил огромные духовные и физические усилия и только лишь благодаря его бесспорному духовно-нравственному авторитету, которым пользовался он среди сильных мира сего, храм был завершен.

Как уже было сказано, собор был освящен в 1997 г. митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром Сабоданом. Казалось бы, для о. Серафима должны были наступить годы собирания плодов - живи, молись и радуйся в новом соборе-красавце, собирай паству. Но… не так сталося, як гадалося.

В 1996 г., в самом конце строительства нового собора, в его клир был введен молодой выпускник Московской духовной академии священник Дмитрий Григорак. Выходец из Ивано-Франковщины – традиционно религиозного края – он поначалу демонстрировал уважение к старцу Серафиму (так теперь в схимническом постриге звали бывшего архимандрита Пимена, а ранее протоиерея Леонида Соболева), который оставался настоятелем новопостроенного собора. Но это продолжалось недолго.

Прошло меньше года, как о. Дмитрий Григорак стал всячески притеснять о. Серафима, мешать его пастырству, порочить его доброе имя (например, распространял, слухи: якобы о. Серафим купил свидетельство фронтовика и участника обороны Киева в годы ВОВ; что о. Серафим не настоящий монах; что он неадекватный и проч.).

Владыка и «болгарка». О церковном конфликте на Троещине

В конце концов, все пошло по "классической" схеме: о. Димитрий договорился с церковным руководством и его назначили новым настоятелем собора вместо о. Серафима, который также остался здесь. Как это удалось о. Димитрию Григораку – один Бог знает, при том, что он не имел прямого отношения к строительству храма, образно говоря, "запрыгнув в последний вагон поезда" перед самым его освящением.

Логично, что буквально через совсем короткое время о. Серафим был ущемлен в правах – дошло до того, что в один день его по команде нового настоятеля не пустили служить в собор. Священник Димитрий поступил, как пасынок в "благодарность" к своему духовному отцу за то, что о. Серафим принял его в клир своего прихода.

Есть ещё одна интересная страница из жизни двух троещинских настоятелей. Ещё в 1990-е годы о. Димитрий Григорак стал депутатом Киевского городского совета по протекции того же о. Серафима, который благодаря своему авторитету среди влиятельных лиц столицы продвинул туда о. Димитрия, по смирению отказавшись от предложения самому стать депутатом. Ну, а последний времени не терял в должности депутата, заводил "высоких" друзей, используя свои связи и возможности, чтобы закрепиться в новом статусе.

Что оставалось о. Серафиму? Смириться и служить дальше, тем более, как он сам говорил, жить ему оставалось немного. Схимник продолжал молиться в своей деревянной церкви.

В скором времени вокруг храма, стараниями о. Серафима, были построены корпуса и кельи, крестильня. Несмотря на соседство с новым вместительным собором, старенькая церквушка всегда была заполнена людьми на службах. Два храма начали сосуществовать рядом, несмотря даже на то, что о. Димитрий, которому и так достался лучший кусок пирога, всячески пытался строить козни о. Серафиму.

Владыка и «болгарка». О церковном конфликте на Троещине

Схиархимандрит Серафим был действительно необычным человеком и монахом. Он – коренной киевлянин из обычной среднезажиточной семьи. Внешне батюшка тоже выделялся, так как был инвалидом, получившим ранение во время защиты Киева от фашистов в 1941 г. Но, кроме необычной внешности, его также отличала огромная любовь – и к людям, и к животным: собакам и котам. Вокруг отца Серафима их всегда было большое количество. Он любил повторять слова: "Кто душу живую (т. е. животных) пожалеет, того и Господь пожалеет". Таким отношением к животным – собакам и котам, которых о. Серафим считал братьями меньшими, он подражал святым, среди которых прп. Герасим Иорданский, прп. Власий, прп. Серафим Саровский, современные старцы, например недавно умерший архимандрит Григорий (Зимис), настоятель афонского монастыря Дохиар. Все они также дружили с животными, считая их добровольными соучастниками страданий на земле. Схиархимандрит Серафим проявлял о них заботу и христианское милосердие. Это, возможно, приносило некоторым дискомфорт, но больше было тех, которые разделяли заботу о. Серафима. Они остались и до сегодняшнего дня, выполняя завет о. Серафима о заботе и милосердии к животным.

22 августа 2000 г. о. Серафим мирно преставился и был похоронен на территории скита. Он завещал своим духовным чадам заботиться о ските, о животных, которые находились на его территории; надеялся, что его духовный подвиг продолжат монахи и монахини, которые должны были населять скит и продолжать в нем духовное делание.

Владыка и «болгарка». О церковном конфликте на Троещине

Киевской митрополией после смерти старца на служение в скит был назначен его ученик иеромонах Филарет (Егоров). Будучи чадом о. Серафима, о. Филарет добросовестно нес священническое служение в Троицком храме скита. Священник отличался прежде всего миссионерским талантом, собирая вокруг себя молодых прихожан. И если бы о. Филарет остался служить на Троещине, с уверенностью можно сказать, что к сегодняшнему дню это уже был бы мощный социально-просветительский центр в новом микрорайоне г. Киева, к которому стекались бы потоки волонтеров, желающих послужить Богу и людям в этом месте. Именно такой Центр св. Климента был основан им позже, в 2007 году в другом месте, ведь интригами о. Димитрия Григорака иеромонах Филарет был переведен на служение за 60 км от Киева – в с. Лишня Макаровского района Киевской области. На его место, опять же стараниями о. Димитрия, митрополия больше никого не присылала и всего через четыре месяца после смерти о. Серафима богослужебная жизнь скита прекратилась. Зато в с. Лишня о. Филарет (Егоров), теперь уже в сане архимандрита, реализует множество церковных проектов, наиболее известные из которых ежегодные международные Успенские чтения, ежегодный Киевский летний богословский институт (КЛБИ), международные "Климентовские чтения" и т. д.

Со временем о. Димитрий Григорак решил, по-видимому, вообще стереть память об о. Серафиме, его заветах и начинаниях. Например, на территории скита о. Димитрием были установлены камеры наблюдения – как только кто-то из близких о. Серафиму священников приезжал послужить на его могиле панихиду, о. Димитрий немедленно выбегал из церковного дома Троицкого собора, применяя к таковым или грубую физическую силу, или же писал жалобы в митрополию о том, что, мол, подобные панихиды совершают без его благословения.

Наверное, самый вопиющий случай произошел в 2017 г., когда панихиду приехал совершать протоиерей Анатолий Левицкий, настоятель храма в с. Лыхнивка (Барышевского района Киевской области). Отец Димитрий, заметив священника по камерам наблюдения, выбежал, сорвал с него облачение и побил. Целая группа священнослужителей по этому поводу обращалась в Киевскую митрополию, высказывая недоумение и протест относительно деятельности о. Димитрия Григорака. Однако опять всё решали связи о. Димитрия и ему это сошло с рук.

Владыка и «болгарка». О церковном конфликте на Троещине

Похожие выходки о. Димитрия испытывали на себе и другие священники и монахи Киево-Печерской лавры, которые после смерти о. Серафима приезжали послужить панихиды на могиле своего собрата. Один из старейших священников Киевской епархии протоиерей Михаил Макеев однажды выразил общее недоумение многих священнослужителей епархии: «Выходит так, что один не совсем адекватный священник (имея в виду о. Димитрия) кошмарит всю Киевскую епархию, а Блаженнейший митрополит Онуфрий ему в этом потакает?». Но митрополит Онуфрий, прибывший из Буковины, вряд ли вникал в конфликтную ситуацию на киевской Троещине, которая тянется вот уже 20 лет.

В последнее время, с приближением двадцатилетней годовщины со дня упокоения старца Серафима, о. Димитрий перешел в новое наступление, начав культивировать идею сноса старого храма, пережившего советские гонения, и эксгумацию останков почившего настоятеля с переносом на отдаленное кладбище. Протоиерей Димитрий обнес территорию скита высоким забором, чтобы еще больше усложнить доступ к могиле о. Серафима. Также его усилиями инициировано упразднение приюта для животных, основанного о. Серафимом на территории скита. К скиту уже подогнаны экскаваторы, готовые сносить всё на своем пути.

Владыка и «болгарка». О церковном конфликте на Троещине

Далее о. Димитрием на территории скита площадью более 0.30 га планируется строительство некоего Просветительского центра. Однако многие прихожане и священники, знающие о. Димитрия, считают, что это будет скорее коммерческая недвижимость, приносящая прибыль настоятелю.

Сейчас инициативные юристы, знакомые с ситуацией на Троицком приходе, пытаются выяснить, не было ли нарушений украинского законодательства при оформлении этого участка в собственность общины.

Владыка и «болгарка». О церковном конфликте на Троещине
Прихожане и духовные чада схиархимандрита Серафима особенно расстроены тем, что в планы о. Димитрия по переустройству прихода вступил его земляк епископ Виктор (Коцаба), назначенный главой викариатства, в состав которого входит Троицкий приход Киева. Совсем недавно в его присутствии и при стечении возмущенных прихожан о. Димитрий лично срезал «болгаркой» замки на дверях старой церкви скита, обосновав это якобы потерей ключей от храма. И это при том, что в эти же дни епископ Виктор (Коцаба) отправлял в международные европейские институции жалобу о нарушении прав верующих на Западной Украине. Получается, что владыка Виктор с утра жалуется Европе о притеснении верующих в Украине, а вечером болгаркой срезает замки на храме своего викариатства, игнорируя мнение собственных прихожан.

Какой выход видится из сложившейся ситуации, не прекращающейся уже два десятилетия? Ведь, помимо прихожан, которые были духовными чадами о. Серафима, за 20 лет конфликта выросло новое поколение его почитателей, не желающих мириться с уничтожением памяти о старце, а также разрушением старой деревянной церкви и основанного при ските приюта для животных.

Они выходят к Киевской митрополии УПЦ с таким видением решения вопроса:

1. На базе скита сформировать отдельную общину (по факту она всегда существовала, несмотря на гонения со стороны о. Димитрия Григорака), которая будет являться отдельной приходской единицей, со своим настоятелем, избранным приходским собранием. В УПЦ есть много примеров, когда разные храмы соседствуют и их общины благополучно развиваются, продолжая свои традиции. Тем более, что попытка Киевской митрополии решить вопрос именно таким путём уже была. В 2001 г., после смерти схиархимандрита Серафима, в скит на Троещину был командирован на то время секретарем митрополии протоиереем Виталием Косовским священник Александр Журавлев — преподаватель Киевской духовной академии. Он должен был нести в храме скита служение приходского священника. Но, как и его самого, так и приехавшую решить вопрос сосуществования двух приходов комиссию в составе секретаря митрополии протоиерея Виталия Косовского и епископа Митрофана (Юрчука), о. Димитрий Григорак просто «отфутболил», пригрозив самыми непредсказуемыми последствиями с его стороны.

2. Старому деревянному Свято-Духовскому храму, перенесенному о. Серафимом вместе с общиной с центра села на окраину и таким образом сохранившему его от уничтожения, должен быть предоставлен статус памятника истории, в том числе и как символу сопротивления тоталитарному советскому режиму. Похожий статус должен быть предоставлен захоронению о. Серафима рядом с храмом.

3. Цивилизованным способом должен быть решен и вопрос приюта для животных, который находится на территории скита. Для животных должны быть сделаны вольеры согласно нормам, предусмотренным в таких случаях. Молодые прихожане с трепетной заботой относятся к кошкам и собакам приюта, животные простерилизованы и ухожены, и это вселяет надежду, что приют будет существовать.

В противном случае конфликт будет обостряться, прихожане не намерены сдавать свои позиции, отстаивая заветы своего духовного отца – схиархимандрита Серафима (Соболева).

Александр Марченко, Ирина Демидова, Оксана Ворошилова, Денис Редько, Наталья Бак, Виктор Кротов, Сергей Лазарев, Татьяна, Анна и Наталья Завгородние, Александр Клименков, Александр Черняк, Татьяна и Григорий Герасимчук, Евгений и Елена Максименко, Лариса Сибирева, схимонахиня Ореста (Евдокия Коваль), инок Александр, священнодиакон Павел и др. представители общины о. Серафима (община насчитывает около сотни человек)

Владыка и «болгарка». О церковном конфликте на Троещине

Теги: