Его труды, написаны на высоком научном уровне. А. Гассиев жил и творил в то время, когда Осетия уже более полувека была частью Российской империи в период перехода от традиционно-общинных отношений к национально-правовым, что нашло свое отражение в наследии осетинского мыслителя. Важным фактором, повлиявшим на становление мировоззрения А. Гассиева, было пограничное нахождение Осетии, на стыке двух религиозных традиций, ислама и христианства; последние, вместе с язычеством находились в сфере исследований ученого.

Родился Афанасий Абрамович (Афако Абиевич) Гассиев 9 мая 1844 г. Его жизненный путь сопоставим с жизненным путем М. Ломоносова: рожденный в бедноте, до 14 лет он не умел ни читать, ни писать, однако благодаря своим способностям и упорству, он окончил Владикавказское духовное училище, затем, работая, Кавказскую (Ставропольскую) гимназию и КДА. Владикавказские епархиальные ведомости так передают историю обучения А. Гассиева: «Начальное образование он получил в бывшем Осетинском Владикавказском Духовном училище, которое вскоре было закрыто ввиду найденных в нем беспорядков и настроений (причем инспектор училища Томилин удавился). Затем поступил в Ставропольскую Духовную Семинарию, в качестве стипендиата общества восстановления православия на Кавказе, но оттуда должен был выйти через год и поступил по экзамену в Тифлисскую Духовную Семинарию, где пробыл всего год, будучи уволен после за участие в истории с регентом хора Утарновым, впоследствии протоиереем военного собора в Тифлиссе. Отсюда Афанасий Абрамович поступил снова в Ставропольскую Семинарию, причем в богословском классе пробыл всего год, так что и весь семинарский курс прошел в пять лет. В Ставропольской семинарии он состоял одновременно лектором осетинского языка, с разрешения конференции Казанской Духовной Академии. В сентябре 1876  года поступил в Киевскую Духовную Академию, получив по конкурсному экзамену казенную стипендию»2.

Период обучения в КДА

В 1867 г. Афанасий Гассиев получив положительный результат обязательного медицинского осмотра на предмет общего состояния здоровья и отсутствия заразных болезней и после сдачи вступительных экзаменов был принят в КДА на стипендию Святейшего Синода3 и обучался на церковно-историческом отделении.

§ 148 Устава духовных академий 1869 г., предусматривал слушание лекций, написания сочинений и подготовку к ежегодным экзаменам. Лекции длительностью в один астрономический час проходили ежедневно с 9:00 утра до 14:00. В день было 3-5 лекций. В воскресные и праздничные дни, а также в период экзаменов лекции отсутствовали. На воскресных и праздничных богослужениях, а также в среды и пятницы Великого Поста студенты молились, участвуя в чтении и пении. В первую неделю Великого Поста и в Страстную седмицу совершалось обязательное Причастие св. Таин (кроме других дней).

На I курсе А. Гассиев изучал такие предметы как Священное Писание Ветхого Завета, историю философии, логику, психологию, греческий язык и его словесность, латинский язык и его словесность, французский язык, библейскую историю и общую древнюю гражданскую историю. Также А. Гассиев написал три сочинения: по Священному Писанию Ветхого Завета, библейской истории и психологии.

На II курсе А. Гассиев продолжал изучать Священное Писание Ветхого Завета, историю философии, логику, психологию, греческий язык и его словесность, латинский язык и его словесность, французский язык. Поскольку он обучался на церковно-историческом отделении, то к предыдущим дисциплинам добавлялись также исторические дисциплины, такие как древняя общая церковная история, новая общая гражданская история и российская гражданская история. Сочинения, написанные А. Гассиевым были по философии, древней общей церковной истории и новой общей гражданской истории.

«Заметки о верованиях некоторых кавказских горцев». Обучаясь на II курсе А. Гассиев написал статью «Заметки о верованиях некоторых кавказских горцев», напечатанную в журнале «Руководство для сельских пастырей»4, в которой он как один из первых религиоведов, обратил внимание на характерные черты религиозного сознания кавказцев, в частности, осетин: соединение элементов язычества, христианства и мусульманства, что позднее станет именоваться религиозным синкретизмом (смешение разных верований). В этой статье, написанной спустя несколько лет после окончания Кавказской войны, в которой обе стороны использовали религию для достижения своих целей, А. Гассиев излагает краткую историю ислама на Кавказе и движение Шамиля. Изучение ислама в этот период представляло только научный интерес. Теперь же, когда Российская империя участвовала в разрешении конфликтов на Кавказе и среди славянских народов Османской империи подобные исследования помогли бы понять характерные черты ислама, и разногласия на религиозной почве возможно было бы урегулировать дипломатичным путем. Важно было выработать новые цивилизованные отношения в условиях Кавказа, достичь взаимопонимания между представителями христианства и ислама. С достижением этой цели был связан интерес молодого ученого. «До 60-х годов XIX века исламоведение было «белым пятном» в российской науке. Она располагала большим количеством материала о шиитах Ирана, чем о мусульманах Кавказа. А сведения об учении Магомета и содержании Корана россияне получали преимущественно из монографий западноевропейских авторов»5. Ценность работ А. Гассиева по исследованию мусульманства в том, что они заполняли это «белое пятно», открывали путь к Российской коранистике и исламоведению. Важнейшей работой в этом направлении было кандидатское сочинение А. Гассиева, «Коран, его происхождение и образование», защищенное автором в 1871 г. в КДА и опубликованное в ТКДА (о нем ниже идет речь).

Возвращаясь к «Заметкам о верованиях некоторых кавказских горцев», отметим, что из всех трех мировоззренческих наслоений (язычество, христианство и ислам) наиболее значимым автор считает именно христианский пласт. «…В верованиях большей части кавказских народов христианский элемент сильнее, виднее, чем магометанский; сквозь кору языческих верований и легенд видны тот и другой, но магометанский бледен и отходит на задний план. Это свидетельствует о том, что христианство в свое время успело сродниться более или менее с религиозным духом и мировоззрением обращенных народов; но впоследствии уступило место оружию ислама, начала которого все-таки не могли заслонить собой христианских идей в их мировоззрении… В теперешних верованиях кавказских народов заметно влияние всех трех религий. Христианские понятия перемешаны с языческими и магометанскими… Легче сообщить языческому народу чистые христианские понятия, чем очистить и прояснить религиозные понятия, образовавшиеся в народе вследствие сложного влияния разных пропаганд или чередования разных вер. …Нужно еще уметь отличать христианское от нехристианского там, где народная фантазия перепутала то и другое вместе, нашедшими между ними точки соприкосновения чрез отдаленно сходственные представления. Таковы именно понятия и верования религиозных горцев кавказских» 6.

В статье автор упоминает о том, что вера в духов у осетин слаба и темна, горцы не могут понять какова природа духа. Значительное место составляют жертвы духам и различные действия у святилищ. Примечательно, что встречаются святилища в честь святых (пророка Илии, «Ауцилла», великомученика Георгия «Уастырджи», Божией Матери «Майрам»), что является плодом синкретизма. Так, например, почитание полубогов, запечатленное в легендах, заменялось христианскими миссионерами, на почитание святых «по ближайшему сходству народных представлений о полубогах с христианскими сказаниями о святых. Поэтому и не было никакой нужды народу исправлять древние, привычные языческие понятия по христианским; так христианский святой окружался ореолом языческих легенд с примесью более или менее христианских сказаний о нем. Так образовались языческо-христианские легенды, очень распространенные у кавказских горцев, к ним примешивались еще магометанские сказания сунн и Корана, сказания из жизни Магомета, апокрифические христианские предания (в алкоране) о Иосифе, Моисее (Мусса пророк) и о Спасителе (Исса пророк)»7. Как же поступать миссионерам? Правильно ли подменять полулегендарные имена христианскими, и оставлять сюжет? Автор дает однозначный ответ: Окончательно опровергать языческие легенды, «если не как ложных суеверий, то как искажения истины, и стараться сообщить, взамен старых понятий, новые, истинно-христианские повествования о святых Божиих и пр. Тогда меньше, по крайней мере, будет между обращаемыми христианско-языческих смешанных форм мировоззрения и не будет общения света со тьмою»8.

В позднейшей незавершенной и посмертно изданной работе: «Торжество и гибель Христа. Образ и учение Иисуса Христа»9 А. Гассиев сравнивает уже только язычество и христианство.

Также в ТКДА была напечатана работа А. Гассиева «Симон волхв и его время (историко-критический очерк)»10, на примере которого он показал несостоятельных пытливого ума решить непознаваемые вопросы, что вылилось в большое количество сект (автор приводит около 30 гностических сект). «Человек ищет знания о том, что выше его сил, хочет решить вопросы непознаваемого, но приходить к разноречащим решениям — факт, выступающий с поразительной очевидностью. Где же искать единства для одной истины? Разум историей показал слабость в этом деле. Приходится или принять авторитет выше человеческий, или отказаться от врожденного стремления познать то, что выше человеческой возможности и в чем, стало быть, разум не пригоден, или же наконец, решая эти вопросы, осуждать себя на бессильную работу в вертящемся кругу человеческого сознания. На подобные размышления наводит религиозно-философская история смутного периода гностицизма»11.

Последние годы в КДА

Возвращаясь к годам обучения Афанасия Гассиева в КДА, следует заметить, что, будучи на III курсе КДА, он перешел с церковно-исторического отделения на богословское12, изучал такие предметы, как: Священное Писание Нового Завета, основное богословие, педагогику, латынь, догматическое и сравнительное богословие. На III курсе согласно Уставу духовных академий 1869 г. (§ 136), писалось кандидатское сочинение, удачно написанное и защищенное А. Гассиевым (рассмотрено ниже). Также А. Гассиев на II курсе «выдержал на богословском отделении устное испытание удовлетворительно (3-3 по среднему балу)... Написал одно сочинение очень удовлетворительно (3-4) и одно удовлетворительное (3 1\2)13… при поведении очень удовлетворительном и удовлетворительном» был переведен на IV курс14.

На IV курсе обучение состояло: 1) в первом полугодии, в слушании лекций по выбранным А. Гассиевым предметам (основное богословие, история философии, педагогика, психология) и изучении их под руководством наставника, исследовании специальной литературы по предметам, сдаче магистерского экзамена, а также подготовке к преподаванию в семинариях; 2) во втором полугодии, А. Гассиев изучал учебники и пособия для семинарий и преподавал предметы согласно с учебной программой для духовных семинарий, которая утверждалась Учебным Комитетом.

Студенты-иностранцы иногда писали прошения о перемене пищи, или создании иных условий для питания, ввиду того, что привыкли к пище родного края15. В их числе был и А. Гассиев, ходатайствовавший в прошении от 16 мая 1870 г., из-за расстройства пищеварительных органов, не привыкших к местной пище, вместо казенного содержания зачислить за ним Лаврскую стипендию с возможностью перейти жить на вольнонаемную квартиру16. Отсутствие медицинского заключения о состоянии здоровья А. Гассиева, которое могло бы сопровождать прошение, побудило Совет, на заседании 25 мая 1870 г., вначале потребовать у академического врача заключение о состоянии здоровья студента, потом вынести суждение о поданном прошении. В медицинском заключении академического врача Степана Коршунова, данном 15 июля 1870 г. указывалось на пользу перемены места жительства и появившейся возможности пользоваться Лаврской стипендией в размере 200 руб. в год17. Совет КДА, на том же заседании, утвердил предложенный переезд А. Гассиева на квартиру и ежемесячную выплату Лаврской стипендии18.

Находясь на IV курсе, А. Гассиев сдал удовлетворительно магистерский экзамен по специальным предметам IV курса: основному богословию, психологии, истории философии и педагогике и был признан магистрантом по этим предметам19.

А. Гассиев окончил XXV курс КДА (1867–1871 гг)20, защитив кандидатское сочинение на тему: «Коран, его происхождение и образование», часть которого напечатана в ТКДА21.

Какова характеристика этого сочинения?

Автор пишет о том, что образованные арабы еще в «глубокой древности опередили многие другие нации Востока своим общественным устройством»22, примером чего может служить книга Иова, которую автор считает по происхождению арабской. Происхождение Корана автор усматривает в менталитете народа, описывая его ярко и образно, в восприятии мира, выразившемся в языке, литературе. Роскошность мира, его разнообразие и величие, «занимательность внешней природы», стали причиной образного мышления, живости, несосредоточенности в себе, быстроты прохождения физиологических процессов, что выразилось в быстро сменяющихся возбуждениях самого духа. «Особенности восточного духа, восточной мыслительности и мыслевыражения отразились в Коране. Тут, как и там, та же отрывочность выражений, тоже богатство образности, нередко величие созерцания и идеи, та же живая сменяемость образов и мыслей, тоже прерывающееся течение чувства, игра образов и проч., а вместе с тем, отсутствие того, что мы называем спокойным размышлением»23.

Автор достаточно критически относится к тексту Корана: 1) Описывает то, как Магомет переиначивал смысл пророчеств в случае их несбыточности24. 2) свидетельствует, что «в главах исторического характера больше последовательности, чем в главах или стихах, содержащих нравоучение или вероучение, — и это понятно: истории легче рассказывать как следует, чем рассуждать как следует»25. 3) объясняет, что «ввиду прямых противоречий во многих местах Корана, мусульманские богословы выдумали «два смысла», буквальный и духовный, и три рода так назыв. отменений»26. 4) суры, количество которых увеличивалось, необходимо было записывать. Запись производили домашние писцы под диктовку; эти записи «служили только для исправления неверного чтения в затруднительных случаях. К ним часто прибегал Магомет, когда память изменяла ему, особенно к концу жизни. Желая возобновить в своей памяти какую-нибудь суру, он читал ее наизусть, а домашний его писец по прежней записи подсказывал ему, что он забывал или читал иначе»27. 5) Одни и те же суры могли иметь разное содержание, поскольку Магомет мог забыть, изменить или намеренно не диктовать текст своих речей. Это привело к разночтениям, с которыми Магомет соглашался, «если не замечал в них значительной разности мыслей»28. 6) Пророк отвечал: «Коран дан небом на 7-ми различных родах чтения, выбирайте тот род чтения, который для вас легчайший». Таков либеральный взгляд совершенно в духе Магомета»29.

А. Гассиев пишет о том, что большая часть Корана содержалась в устном предании, которое каждый из ближайших помощников Магомета мог в разной степени истинности записывать и так собирать текст Корана. Разность текста могла привести к вооруженным восстаниям, тогда переписывали текст, отдавая первенство курейшитскому наречию, на котором говорил Магомет30.

«Коран признается делом Божиим, в котором каждая часть имеет глубокий смысл, в котором выразилась полнота истины»31. Этим объясняется чрезвычайное благоговение к вешней стороне Корана: к нему не прикасаются, предварительно не умывшись и с нечистыми руками (во избежание такого прикосновения, рассматриваемого как грех, на переплете книги надписывают: «никто не прикасайся к этой книге, кроме тех, которые чисты»); к Корану обращаются за разрешением в затруднительных случаях; носят на войну; употребляют в качестве талисмана; стихами из Корана исписывают знамена.

Рассматривая этимологию разделов Корана, автор выделяет названия, носящие догматический смысл и без такового. К первой группе относятся названия; «китаб аль-джакр» («книга книг благовестие»); «аят» («стих», «чудо», «знамение», потому что выражает тайну Бога, Его откровения, тайны). Ко второй группе относятся наименования: собственно «Коран» от «кора», «чтение»; «сура» («глава»), «чин», «порядок», «ряд».

Во второй части, автор описывает политическое положение и верования, исповедуемые в Аравии перед приходом Мухаммеда: язычество, сабеизм, иудаизм (в частности ессеи), христианство (монофизиты, ариане, несториане, евиониты, елкасаиты, бериллы, коллириды, мариамиты), их взаимоотношения32, которые он именует александрийским эклектизмом33, переходящим в индифферентизм. Все религиозные направления автор группирует в два потока: довольствовавшиеся старым и желавшие реформ, чьей надеждой был Мухаммед. Перелом жизни последнего произошел после женитьбы, и ежегодного месячного уединения, когда он видел нечто и в результате он «не в силах был отличить реальность явления от образа или вида предмета, образующегося внутри, в самой душе его и поддался обману»34. Называя Мухаммеда «религиозным мечтателем, экзальтированным пророком»35, нуждавшимся в поправках и советах других автор считает этих других лиц как таких, которым ислам обязан своим утверждением, а происхождением обязан Мухаммеду36. Далее текст исследования прерывается. Как видим, автор обстоятельно подошел к исследуемому вопросу, рассмотрев историю происхождения Корана, основываясь на характерных чертах арабов, их мировоззрении, менталитете и религиозных чаяниях.

Через несколько лет автор публикует еще одну исламоведческую работу: «Анализ Корана по основным вопросам вероучения и нравоучения»37. Другие работы автора касались таких тем как: положение женщин в исламе38, совместимость ислама с христианством39, суфизм40, мусульманский фатализм41. В работе «Мир христианский и мир магометанский» А. Гассиев один из первых российских ученых обратил внимание на опасность распространения радикальной формы ислама — «ваххабизма».

Различия между христианством и исламом согласно А, Гассиеву достаточно существенные: для христиан все люди — братья, какой бы веры они не были, мир ислама — это мир убеждений, мир людей, объединенных не силой любви, а силой одной веры. Христианство завещает мир для всех людей, война же с неверными является ненормальным явлением. С другой стороны сам Мухаммед не стремился отстраниться от христианства, а его последователи ужесточили Коран, из чего произошли крайние формы выражения мусульманства, которые автор считает чуждыми изначальному учению Мухаммеда: «По признанию всех историков и биографов Магомета последний до конца жизни сохранил доброе расположение и приязнь к христианам за то, что «у них нет гордости» (слова Корана); несколько резко отзывался он о житейском характере евреев: «Они, — говорил арабский пророк, — исполнены гордости, потому что воображают себя одних союзниками Бога, исключая все другие народы»; «Магомет, — говорит Э. Ренан, — сохранил простоту араба и остался чужд идее величества»42. … Известно, что Магомет давал льготные грамоты христианам, заключал союзы дружественные с христианскими и еврейскими общинами Аравии и ближайших частей Азии… Исламизм как догматизированное учение также уподобляется чистому источнику, принявшему в себя нечистые излияния мистиков, схоластиков, поэтистов, политиков и мечедержцев»43. Автор показывает, что мусульманство и исламизм это различные течения, одной реки, причем, последняя явно была загрязнена. «Для Гассиева ислам при всех его противоречиях — достойное уважения и изучения явление культурно-исторического процесса, хранящее огромный опыт духовных исканий человечества»44.

Исследования А. Гассиева по язычеству, исламу и христианству на Кавказе являются в некоторой степени актуальными и сегодня, когда, как пишут российские исследователи, «в наши дни в Осетии, как и в других регионах России, предпринимаются попытки под видом возрождения древней «национальной» религии создать, по сути, новую неоязыческую религию и, в нарушение сложившейся традиции, противопоставить ее христианству и исламу»45. 

Окончание см. тут: Афанасий Гассиев. Возвращение из Киева на родину

Протоиерей Андрей Ухтомский, кандидат богословия

-------------------------------------------------

1 Знал осетинский, русский, древнееврейский, греческий, латынь, французский, немецкий и старославянский язык.

2 История Моздокского духовного училища // Владикавказские Епархиальные Ведомости. 1910. 1 октября, № 19. Сс. 15–16.

3 «Афанасий Гассиев как бывший стипендиат «Общества восстановления христианства на Кавказе» содержавшийся в Академии за казенный счет по ходатайству председателя сего Общества». (Исаев И. Отчет о состоянии КДА в 1870/1871 г. // 1871 Октябрь. Т. III. с. 20.).

4 Гассиев А. Заметки о верованиях некоторых кавказских горцев // «Руководство для сельских пастырей», журнал, издаваемый при КДС. №. 36. 1868. Сс. 10–24. № 6. 1870. Сс. 206–208. № 13. 1870. Сс. 460–464. № 19 1870. Сс. 76–84. № 21. 1870. Сс. 149–159.

5 Дзеранов Т. Е. Творческое наследие А. А. Гассиева и проблемы нашего времени // Журнал «Современные проблемы науки и образования». 2014.  № 1. С. 6.

6 Гассиев А. Заметки о верованиях некоторых кавказских горцев // «Руководство для сельских пастырей», журнал, издаваемый при КДС. №. 36. 1868. Сс. 11, 13.

7 Гассиев А. Заметки о верованиях некоторых кавказских горцев // «Руководство для сельских пастырей», журнал, издаваемый при КДС. №. 36. 1868. С. 24.

8 Гассиев А. Заметки о верованиях некоторых кавказских горцев // «Руководство для сельских пастырей», журнал, издаваемый при КДС. №. 36. 1868. С. 24.

9 Гассиев А. Торжество и гибель Христа. Образ и учение Иисуса Христа. Владикавказ, 1999.

10 Первая часть — ТКДА 1869. Октябрь Т. IV. Сс. 3–38. Вторая часть — ТКДА 1870. Февраль Т. I. Сс. 445–473.

11 Гассиев А. Симон волхв и его время (историко-критический очерк) // ТКДА 1870. Февраль Т. I. С. 473.

12 Исаев И. Отчет о состоянии КДА в 1869/1870 г. // 1871 Март. Т. I. с. 28.

13 Протоколы заседаний совета КДА за 10 июня 1870 г. // ТКДА. 1870. Октябрь. Т. IV. Сс. 11–12.

14 Протоколы заседаний совета КДА за 10 июня 1870 г. // ТКДА. 1870. Октябрь. Т. IV. С. 17.

15 Несмотря на прохождение всеми абитуриентами обязательного медицинского осмотра на предмет общего состояния здоровья и наличие заразных заболеваний, влияние пищи на желудок студента можно было определить только путем практическим: длительным питанием в столовой и реакцией организма.

16 В своем прошении от 16 мая он пишет: «как уроженец Кавказского края, привыкнув до поступления моего в Академию к особенной пище, чем академическая, я нередко страдаю расстройством пищеварительных органов, и в настоящее время чувствую расслабления своего здоровья. Желая вследствие этого получить возможность пользоваться другой пищей, осмеливаюсь утруждать Совет Академии, вместо теперешнего казенного содержания, зачислить за мной Лаврскую стипендию, с дозволением выйти мне на вольнонаемную квартиру» (Протоколы заседаний совета КДА за 25 мая 1870 г. // ТКДА. 1870. Сентябрь. Т. III. Сс. 38–39).

17 «Студенту Академии Афанасию Гассиеву, при его болезненном расстройстве, может принести значительную пользу жизнь в частной квартире, где он может пользоваться прогулкой и частым движением на свежем воздухе и свободнее, по состоянию здоровья, располагать своими занятиями, чем в сожительстве с товарищами. К сему имею долг присовокупить, что Лаврская стипендия, по увольнении из Академии студента Михаила Родионова, получавшего оную, с июля остается свободной и что в настоящее время она выдается от собора Киево-Печерской Лавры к количестве 200 рублей в год» (Протоколы заседаний совета КДА за 19 августа 1870 г. // ТКДА. 1870. Октябрь. Т. IV. С. 62.)

18 «Принимая во внимание засвидетельствование врача Академии Степана Коршуна, что студент Гассиев скорее поправится в здоровье на частной квартире, нежели в общем сожительстве в здании Академии, дозволить ему, Гассиеву, выйти на вольнонаемную квартиру, определив ему на содержание в квартире Лаврскую стипендию в 200 руб. из которой выдавать ему ежемесячно причитающееся по расчету количество денег: предварительно испросить на сие утверждение Его Высокопреосвященства» (Протоколы заседаний совета КДА за 19 августа 1870 г. // ТКДА. 1870. Октябрь. Т. IV. С. 63).

19 Протоколы заседаний совета КДА за 4 июня 1871 г. // ТКДА 1871. Ноябрь Т. IV. С. 10. Исаев И. Отчет о состоянии КДА в 1870/1871 г. // 1871 Октябрь. Т. III. С. 19.

20 В списках студентов КДА указан год окончания 1869. (Списки студентов КДА. // ТКДА. 1869. Ноябрь. Т. IV. С. 445.)

21 Исаев И. Отчет о состоянии КДА в 1870/1871 г. // ТКДА 1871 Октябрь. Т. III. С. 18. Первая часть — ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. Сс. 273–323. Вторая часть — ТКДА 1871. Январь Т. I. Сс. 144–190.

22 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. С. 274.

23 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. С. 283.

24 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. Сс. 290–291.

25 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. С. 294.

26 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. С. 296.

27 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. С. 298.

28 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. С. 299.

29 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. С. 300.

30 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. Сс. 300–313.

31 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1870. Ноябрь Т. IV. С. 318.

32 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1871. Январь Т. I. Сс. 150–166.

33 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1871. Январь Т. I. С. 166.

34 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1871. Январь Т. I. С. 183.

35 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1871. Январь Т. I. С. 150.

36 Гассиев А. Коран, его происхождение и образование // ТКДА 1871. Январь Т. I. С. 189.

37 Гассиев А. А. Анализ Корана по основным вопросам вероучения и нравоучения // Гассиев А.А. Избранные произведения. Владикавказ: Ир, 1992. Сс. 95–132.

38 Гассиев А. А. Нечто о положении женщин у горцев-мусульман // Гассиев А. А. Избранные произведения. Владикавказ: Ир, 1992. Сс. 150–156.

39 Гассиев А. А. Мир христианский и мир магометанский // Гассиев А. А. Избранные произведения. Владикавказ: Ир, 1992. Сс. 143–149.

40 Гассиев А.А. Дервиши в исламе. // ОРФ СОИГСИ (Отдел Рукописных фондов Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований) им. В.И. Абаева; ф. 49 А.А. Гассиева, оп. 1, д. 36, лл. 18–28.

41 Гассиев А. А. Фатум // Гассиев А. А. Избранные произведения. Владикавказ: Ир, 1992. Сс. 133–138.

42 Ренан Э. Очерки по истории религии. М., 1857. С. 249.

43 Гассиев А. А, Ислам и Конституция // Тифлисский вестник. № 213 от 1 октября 1877. Перепечатка в: Вестник Владикавказского научного центра. 2017. №. 1. Сс. 2,3.

44 Айларова С. А. Коран и прогресс: исламоведческие исследования А.А. Гассиева // Материалы научной конференции «Религия в современном обществе», 25–27 февраля 2003 г. Владикавказ, 2003. С. 48.

45 Дзеранов Т. Е. Творческое наследие А. А. Гассиева и проблемы нашего времени // Журнал «Современные проблемы науки и образования». 2014.  № 1. С. 5.

Фото osetini.com

Теги: