Размышления о некоторых перспективах украинского евангельского христианского образования в настоящем и будущем

Вот и наступил новый год, и никакого конца света в декабре не произошло. А раз так, то значит можно – и даже нужно! – задумываться о будущем, строить планы, мечтать и, конечно же, плодотворно трудиться ради осуществления своих задумок. Причём нужно задумываться не только о своих личных делах, но и об определённых коллективных задачах типа «res publica» (общее дело) или «cosa nostra» (наше дело). Одной из таких задач для ряда людей является христианское образование или, если говорить конкретнее, евангельское христианское образование[1] в Украине. Именно о нём и о его возможном будущем хотелось бы немного поразмышлять, оттолкнувшись от нескольких идей, прозвучавших месяц назад на одной замечательной конференции.

3 декабря 2012 года, в Киеве состоялась международная научная конференция, название которой вполне раскрывает тему дискуссии, посвященной этой встрече – «Актуальнi проблеми викладання релиiгiєзнавчих та релiгiйних дисциплiн у вищому навчальному закладi». На ней присутствовал целый ряд видных деятелей образования и специалистов в сфере философии, богословии и религиоведения. Подробнее об этом мероприятии можно узнать на сайте «Релігія в Україні», т.к. именно он обеспечивал информационную поддержку данного события.[2] Я же лишь хотел бы поразмышлять над будущим именно протестантского, точнее, евангельского, христианского образования во свете современных тенденций и проблем в преподавании религиозных и религиоведческих дисциплин, которые были освещены на вышеупомянутой конференции и вообще на просторах интернета. Свои достаточно субъективные размышления (как бы вместо «евангельского послесловия») я хотел бы предложить в виде ряда тезисных предложений с пояснениями и комментариями. 

1. Нет необходимости в украинской госаккредитации для богословских программ

 

Хотя многие, если не все, протестантские вузы мечтают или даже предпринимают определённые шаги к получению государственной аккредитации для своих богословских или психологических программ, эта задача по-прежнему остаётся для них неподьёмной. Более того, возникает вопрос: а стóит ли стремиться к этой самой лицензии и аккредитации? И хотя ответ очевиден, ведь признание вуза государством гарантирует определённые льготы и определённый статус, не всё так просто.

С одной стороны, на данный момент с юридической точки зрения аккредитация подчёркнуто религиозных (читай, христианских) учебных заведений как официально признанных учебных заведений по-прежнему невозможна. Это обусловлено тем, что деятельность любых религиозных организаций, к которым относятся и духовные вузы, регулируется не законами «Об образовании» («Про освіту») или «О высшем образовании» («Про вищу освіту»), но законом «О свободе совести и религиозных организациях» («Про свободу совісті та релігійні організації»). Детальнее об этом можно прочесть в подробной статье Ю. Решетникова на эту тему.[3] Я же лишь ограничусь замечанием, что на данном этапе, общая ситуация такова: либо государство должно изменить нормативные параметры всей системы (высшего) образования и включить в эту систему определённые христианские учебные заведения, либо сами эти вузы должны перестать быть строго религиозными и односторонне конфессиональными и трансформироваться в обычные светские институты (с точки зрения статуса и общей политики предоставления образовательных услуг). Второй вариант не выглядит удачным ввиду необходимости некоего «самоотречения» со стороны христианских вузов, первый же пока неосуществим, хотя в этом направлении ведётся работа.[4]

С другой же стороны, даже продвижение в сторону получения государственной лицензии или само получение лицензии и аккредитации со стороны украинского государства не гарантируют решения всех существующих в евангельском богословском образовании проблем. Далеко не факт, что при наличии права предоставлять студентам богословское образование, соответствующее официальным критериям религиоведческого высшего образования, и впоследствии давать выпускникам дипломы государственного образца, количество абитуриентов увеличится, финансовые трудности будут преодолеваться за счёт государственных дотаций и оплаты образования самими студентами, а академический уровень педагогического состава вырастет сам собой. На самом деле это практически неосуществимо по трём причинам:

(i) само светское религиоведческое образование в Украине переживает не лучшие времена ввиду, с одной стороны, нестабильного финансирования и вообще частичной «ненужности» или невостребованности данной отрасли, и, с другой стороны, трудностей организационного и научного характера, как то недостаточный квалификационный уровень определённого числа специалистов, отсутствие разработок в целом ряде направлений религиоведческой науки, почти полная изолированность всей украинской гуманитаристики от мирового научного сообщества и т.п. Об этом чётко и ёмко писал ещё год назад В. Еленский[5];

(ii) кроме того, диплом государственного образца не является гарантией трудоустройства. Более того, в условиях рыночной экономики с её культурой соперничества (т.е. конкуренции) никакой диплом не является гарантией трудоустройства, за исключением конкретных специальностей на которых имеется государственный заказ или очень высокий спрос. В принципе же основное правило жизни и рынка труда сейчас таково: спрос рождает предложение. Если же спроса нет, то и предлагать что-либо бессмысленно. А большого спроса на религиоведов и богословов в обществе – увы! – не наблюдается;

(iii) к тому же церковная и парацерковная (т.е. миссии, христианские благотворительные организации и т.п.) среда, которая является «основным заказчиком» – или, хотя бы, «приёмником» – кадров из числа выпускников евангельских вузов, скорее всего не одобрит и не благословит такие изменения в системе христианского образования. Ведь перейдя на стандартные «светские рельсы» общеукраинской системы образования, богословское образование утратит как свою специфику  (т.е. церковность и, соответственно, конфессиональность), так и свою духовную или «мистическую» в широком смысле составляющую, а ведь это часть самого понятия «теология».[6] А ведь даже с юридической точки зрения согласно Постановлению Кабинета Министров Украины «О внесении изменений в списки, утверждённые постановлениями Кабинета Министров Украины от 13 декабря 2006 г. № 1719 и от 27 августа 2010 г. № 787» («Про внесення змін до переліків, затверджених постановами Кабінету Міністрів України від 13 грудня 2006 р. № 1719 та від 27 серпня 2010 р. № 787»), принятому 17.03.2011 р. под номером 267, богословие может быть только конфессиональным.[7] Т.е. представляется нелогичным и невозможным преподавать и раздавать дипломы специалистов в богословии вообще – богословие должно иметь привязку к церкви, чьё вероучение это богословие отражает. Таким образом, теологическое образование должно иметь чёткую церковно-конфессиональную принадлежность, а само богословие обязано быть или «православным», или «греко-католическим», или «баптистским», или «римско-католическим», или «евангельским», или «пятидесятническим», или др.

Стало быть, на данном этапе государственная аккредитация евангельских вузов и их богословски-ориентированных образовательных программ либо невозможна, либо крайне затруднена, либо даже нежелательна. Мечтать об этом можно, надеяться на светлое будущее – тоже, однако нынешняя ситуация не благоволит к такого рода устремлениям. 

2. Есть возможность предоставлять уникальные образовательные услуги

 

Но несмотря на некоторую пессимистическую окраску предыдущего раздела, следует отдать должное позитивным моментам в евангельском христианском образовании. Такие моменты есть, и их необходимо использовать и развивать. Ведь, хотя диплом обычного евангельского образовательного учреждения и не признается украинским государством, тот формат обучения и то содержание программ, которое могут предложить христианские вузы, являются действительно уникальными. В принципе, ни один светский вуз не может дать то, что дают христианские семинарии и институты. Среди этих «уникальностей» я бы назвал следующие:

максимально целостное – т.е. интеллектуальное и духовное – образование: изучение богословия или психологии в евангельском вузе обычно предполагает не только «книжно-тетрадное» обучение, но и духовные мероприятия (богослужения, молитвенные группы, дискуссионные клубы по изучению Библии и т.п.), а также обязательную «практику» в церковной среде и/или социальное служение и участие в благотворительных проектах;

максимально дружелюбная и в то же время академическая атмосфера: то, что все трудящиеся и учащиеся в евангельском учебном заведении являются практикующими христианами накладывает отпечаток на их поведение и отношения, и, следовательно, весь процесс обучения становится менее бюрократизированным и более реляционным (т.е. построенным на человечных человеческих отношениях) и «приветливым» (т.е. user-friendly, как говорят американцы). Кроме того, большинство евангельских семинарий и институтов построены по модели англо-саксонских вузов с их «кэмпусным» устройством, в котором все основные корпусы учебного заведения объединены в одну частично закрытую территорию. На одной сравнительно небольшой территории находятся общежитие, учебный корпус, библиотека, спортплощадка и т.д. А самое главное, большинство сотрудников и студентов живут вместе в этом «студгородке» и, соответственно, могут беспрепятственно друг с другом общаться и с лёгкостью иметь доступ к учебным материалам или даже получить индивидуальную консультацию у преподавателей, что создаёт действительно благотворную для учебного процесса атмосферу;

максимально личностный подход к студентам: ввиду того, что (а) количество студентов в христианских учебных заведениях на порядок ниже, чем в светских вузах, (б) а духовно-нравственный уровень всех членов студенческого (и не только) сообщества на порядок выше, евангельская образовательная система может предлагать действительно личностный подход. Он может включать как внимание к каждому отдельно взятому студенту в целом, так и предоставление специфической духовной и психологической помощи;

  «христианский академизм» и научно-богословский дискурс: под первым подразумевается наличие или, как минимум, стремление соответствовать высоким научным (чаще всего, западным) стандартам в организации учебного процесса и преподавании библейско-богословских дисциплин; под вторым же имеется в виду постоянное проведение содержательных дискуссий, лекций и в широком смысле исследований в сфере библейской экзегетики, богословской герменевтики, христианской догматики, истории церкви, сравнительного богословия и целого ряда других дисциплин. Обе эти черты присущи именно христианскому богословскому образованию вообще и евангельскому богословскому образованию в частности.

Если добавить к этим действительно имеющим место характеристикам протестантских вузов задачу приобрести или выработать ещё несколько прекрасных черт, то евангельское образование может шагнуть на новую ступень востребованности. Во-первых, было бы замечательно, если бы вузы стремились к постоянному качественному улучшению предлагаемого интеллектуального (лекции, материалы, конференции) и духовного (духовно-нравственное воспитание, психологическая помощь) продукта. Это крайне важно, потому что подлинное качество востребовано практически всегда, и без него сложно претендовать на что-либо стóящее. Во-вторых, необходимо, чтобы евангельские вузы взяли на вооружение и сделали частью своей образовательной политики систематическую помощь в трудоустройстве своих выпускников или в их дальнейшем обучении. Эта помощь могла бы выражаться в виде дачи рекомендаций, финансовой поддержке, обеспечении связи с возможными работодателями, предоставлении рабочих мест особо успешным выпускникам и пр. И хотя и первое, и второе высказанное мной пожелание воплощается в некоторых учебных заведениях, необходимо сделать эти возникающие тенденции фундаментальными принципами евангельского богословского образования. 

3. Стóит разрабатывать альтернативные и инновационные богословские образовательные проекты

 

Также необходимо отметить, что есть возможность – и даже необходимость! – разрабатывать и предлагать новые образовательные программы и научные проекты, которые имели бы инновационную направленность. В частности, можно среди таких возможных проектов назвать следующие перспективные направления развития евангельского богословского образования.

(А) Запуск «комбинированных» светских программ вместе с государственными или частными, но признанными государством, вузами. Уже несколько христианских школ движутся в этом направлении: Львовская богословская семинария (ЛБС, пятидесятническая школа) совместно с Национальным педагогическим университетом (НПУ) им. Драгоманова предлагает экономическое и педагогическое образование бакалаврского уровня;[8] Киевский христианский университет (КХУ, баптистская школа) совместно с Колледжем Киевского университета рыночных отношений (УКРО) открыл программы по менеджменту, финансам и правоведению,[9] а Донецкий христианский университет (ДХУ, межконфессиональный евангельский вуз) совместно с Макеевским экономико-гуманитарным институтом (МЭГИ) предлагает филологическое образование бакалаврского уровня.[10] Такой комбинированный подход позволяет студентам получать обычное светское образование на, как это сформулировали в ДХУ, «территории веры», т.е. в христианской среде. Дальнейшая разработка и развитие такого рода программ является перспективным направлением, поскольку оно даёт возможность обучать не «профессиональных христиан», а профессионалов-христиан, которые имели бы хорошего уровня специальное образование, достаточную квалификацию и ряд профессиональных навыков, но изюминкой в их обучении был бы духовно-нравственный стержень христианского мировоззрения.

(Б) Запуск комбинированных богословских и полубогословских программ. Под такими программами следует понимать образовательные проекты, основой которых был бы библейско-богословский блок предметов, а стенами и крышей являлись бы более специализированные предметы, которые позволяли студенту приобрести базовые профессиональные навыки в определённой сфере. Такого рода программы уже появились, и они, на мой взгляд, имеют перспективное будущее. В частности те же КХУ и ДХУ предлагают курсы по «Христианской журналистике»,[11] а Украинская евангельская семинария богословия (УЕСБ) в г. Киеве открыла магистратуру в сфере преобразующего/трансформационного лидерства.[12] Такие проекты нужны, так как христианская церковь и многие парацерковные организации нуждаются не просто в теологах и не просто в журналистах, пресс-атташе, администраторах и т.п. Им нужны профессионалы и хоть немного богословы «в одном флаконе», ведь богослов без навыков журналиста – ещё не журналист, а журналист-христианин без базовых знаний богословия – ещё не христианский журналист. Точно так же и профессиональный администратор – ещё не лидер в христианской среде, а профессиональные педагог – ещё не преподаватель Библии и теологии. Современным церквам и многим другим учреждениям действительно нужны люди с богословскими знаниями и профессиональными умениями, которые были бы в состоянии решать разнообразные задачи и делали бы это действительно хорошо. В числе таких специалистов, которых на самом деле не хватает церквам, миссиям, благотворительным организациям и реабилитационным центрам следует назвать следующие «комбинированные» специализации:

  • христианская журналистика,
  • межкультурная коммуникация / миссиология,
  • социология / миссиология или социология / христианское лидерство
  • администрирование в неприбыльных организациях / христианское лидерство,
  • бизнес и менеджмент / христианское лидерство,
  • видео- и аудио-режиссура / христианское лидерство,
  • искусствоведение или культурология / богословие,
  • филология или основы переводческого дела /  богословие,
  • психология / христианское лидерство,
  • психология / душепопечение,
  • педагогика / богословие,
  • др.

(В) Развитие или запуск просветительских и научно-богословских проектов. Даже не смотря на условную нелегитимность своей образовательной деятельности, евангельские вузы призваны оправдывать своё обобщенное наименование – «евангельские» – и  нести свет Благой Вести в массы. Причём, речь идёт не о пропаганде или нравоучительных проповедях, а об открытом и адекватном представлении евангельского сообщества и протестантского богословия. Под таким представлением следует понимать как разработку специальных, актуальных, современных и притом высококачественных образовательных программ в сфере евангельского, баптистского и/или пятидесятнического богословия,[13] так и регулярное участие в научных конференциях и образовательных мероприятиях, публикации хорошего качества научных статей, издание монографий и энциклопедий и т.д. Ведь хотя продвижение в этом направлении всё-таки имеется, только малое число евангельских богословов и «академиков» публикуются и становятся известными широкой аудитории. Но для того, чтобы богословие занимало ведущее место в общеукраинском научном дискурсе, крайне необходимо, чтобы это богословие было. И после семидесяти лет марксизма-ленинизма и двадцати лет неразберихи нельзя рассчитывать на то, что богословский дискурс появится сам собой. Его нужно создавать и развивать, а для этого надо писáть, объяснять, дискутировать и провозглашать. Ведь у литургически ориентированного древнего христианского принципа lex orandi - lex credendi (правило молитвы – правило веры) есть и продолжение – lex proclamandi (правило провозглашения). Молитва порождает веру и понимание, однако эта вера и её интеллектуальный плод должны быть озвучены во всеуслышание. Поэтому евангельские вузы должны стать кузницей научных и научно-популярных трудов, посвящённых богословию в целом и евангельскому (баптистскому, пятидесятническому, адвентистскому и т.д.) украинскому богословию в частности. Кто ещё должен это делать, если не богословские учебные заведения? Именно в их недрах должна формироваться христианская мысль, ведь, как сказал Теодор Гесбург (Theodore M. Hesburgh): «Университет – это то место, где Церковь думает». Поэтому крайне важно, чтобы богословские образовательные программы, уже наличествующие практически во всех серьёзных евангельских учебных заведениях, продолжали развиваться и становиться всё более качественными и научными. Но при этом и их научность, и их качественность должны находить отображение и вне стен этих вузов – т.е. на бумаге и в виртульном пространстве – в публикациях и разного рода научно-просветительских проектах. 

Заключение

 

В целом, настоящая ситуация такова, что евангельское христианское образование испытывает ряд трудностей, одной из которых является непризнанность государством. Однако, не смотря на это, перед ним открыты многие возможности и также, что логично, стоят достаточно сложные задачи. Все эти возможности и задачи можно было бы кратко обобщить следующим образом: евангельское богословское образование должно шагнуть на новый качественный уровень путём улучшения уже имеющихся и разработкой новых образовательных программ, которые бы характеризовались высоким научным уровнем, специализированностью и максимальной ориентированностью на целостное духовное, нравственное и интеллектуальное воспитание студентов. Также крайне важно, чтобы евангельские вузы стали научными институтами, где бы проводились исследования и формировалось современное евангельское богословие, которое бы могло впоследствии шагнуть в широкий университетский контекст и участвовать в различных теологических, философских и религиоведческих дискуссиях.

Об авторе

Ростислав Ткаченко, Th.M., преподаватель Донецкого христианского университета. Магистр богословия и религиоведения в области исторического богословия (2011, Th.M.), Протестантский (Евангелический) богословский университет, г. Лёвен, Бельгия. С 2012 г. докторант этого университета.



[1] Под евангельским христианским образованием подразумевается духовное и богословское образование, предоставляемое религиозными учебными заведениями, которые находятся в юрисдикции объединений и союзов церквей баптистов, пятидесятников, евангельских христиан, харизматов и адвентистов.

[2]  «Католики, православні, протестанти і науковці готують у Києві спільну конференцію з релігієзнавства та релігійних дисциплін», Сайт "Релігія в Україні", https://www.religion.in.ua/news/ukrainian_news/19492-katoliki-pravoslavni-protestanti-i-naukovci-gotuyut-u-kiyevi-spilnu-konferenciyu-z-religiyeznavstva-ta-religijnix-disciplin.html (5.12.2012).

[3] Юрій Решетніков, «Питання правового забезпечення богословської освіти в Україні», Сайт "Релігія в Україні", https://www.religion.in.ua/main/analitica/19755-pitannya-pravovogo-zabezpechennya-bogoslovskoyi-osviti-v-ukrayini.html (28.12.2012).

[4] Там же.

[5] Віктор Єленський, «Українське релігієзнавство та його проблеми», Сайт "Релігія в Україні", https://www.religion.in.ua/main/daycomment/12430-ukrayinske-religiyeznavstvo-ta-jogo-problemi.html (27.12.2011).

[6] Юрій Чорноморець, «Теологія та університет: межі та форми взаємодії в українських умовах», Сайт "Релігія в Україні", https://www.religion.in.ua/main/bogoslovya/19584-teologiya-ta-universitet-mezhi-ta-formi-vzayemodiyi-v-ukrayinskix-umovax.html (15.12.2012).

[7] См. Решетніков, «Питання правового забезпечення…» (28.12.2012).

[8] «Державна освіта». Львівська Богословська семінарія, https://lts.lviv.ua/education/derzhavna-osvita/ (5.01.2013).

[9] «Совместная программа обучения КХУ и Колледжа КУРО». Киевский христианский университет, https://kcu.org.ua/ru/programs/college (5.01.2013).

[10] «Программы». Донецкий христианский университет, https://dcu.org.ua/ru/programmyi.html (5.01.2013).

[11] См. "Журналист, редактор СМИ". Киевский христианский университет, https://kcu.org.ua/ru/programs/journalism (5.01.2013) и «Программы» (ДХУ) (5.01.2013).

[12] См. официальный сайт УЕСБ - https://uets.net/.

[13] Ср. проекты УЕСБ и ДХУ:

- «Магистр по пятидесятническому и харизматическому богословию». Украинская евангельская семинария богословия, https://uets.net/component/content/article/58-magistratura/521-master-pen-and-char-theol.html (7.01.2013);

- «Евангельская теология/Евангельское богословие в постсоветском контексте», программа бакалаврского уровня. См. «Программы». Донецкий христианский университет, https://dcu.org.ua/ru/programmyi.html (5.01.2013).

Теги: